1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты - о перспективах ШОС

ШОС для Запада по-прежнему, в какой-то степени, «тёмная лошадка»

default

Это заметно даже по такой детали, как аббревиатура организации. Прошло какое-то время, прежде чем в англоязычных изданиях закрепилось и получило распространение сокращение SCO (Shanghai Cooperation Organisation), а в немецкоязычных – SOZ (Shanghaier Organisation für Zusammenarbeit). И это несмотря на то, что «шанхайская пятерка» работает вот уже более десяти лет, а в нынешнем составе – с участием Узбекистана и под названием ШОС - с 2001 года. Можно ли говорить о том, что на Западе недооценивают значимость Шанхайской организации сотрудничества? С таким вопросом мы обратились к Гудрун Ваккер, руководителю исследовательской группы по странам Азии из берлинского фонда «Наука и политика».

- Вообще-то говорить о том, что ШОС недооценивают, не стоит: просто о ШОС вспоминают, когда происходят такие события, как нынешний саммит. В этом, наверно, и заключается ошибка. Кроме того, в западных СМИ эта организация рассматривается только как антизападная, антиамериканская структура, которая собирается стать противовесом блоку НАТО. Но такое понимание довольно узкое. Да, антиамериканские нотки звучат в тех или иных совместных декларациях, но, прежде всего, страны, входящие в ШОС, преследуют свои, межгосударственные интересы. Они собрались не только для того, что выступать против Запада.

(Чем тогда можно объяснить такую позицию западных СМИ?

- Объясняется это, прежде всего, тем, что помимо заметных событий, саммита или масштабных военных учений, все остальное проходит в стороне от внимания СМИ. И действительно, журналистов не очень интересуют встречи министров внутренних или иностранных дел. Внимание со стороны Запада и западных СМИ появляется только тогда, когда от стран ШОС исходит какой-то аниамериканский сигнал.

Недооценку ШОС на Западе Гудрун Ваккер отчасти связывает с не очень убедительным началом работы организации.

- В 2001 году, после терактов 11 сентября, многие наблюдатели предсказывали быструю кончину Шанхайской организации сотрудничества. 11 сентября, мол, продемонстрировало, что ШОС фактически недееспособна. Но нужно сказать, что с тех пор Китай и Россия предприняли массу усилий для того, чтобы поставить работу этой организации на стабильную основу. Что и дает определенные результаты.

Что касается расширения организации, то с 2004-2005 годов сразу несколько государств получили статус наблюдателей в ШОС. Ответственные лица, с одной стороны, постоянно подчеркивают, что «ШОС открыта для новых членов». С другой, говорится, что «пока речь о расширении не идет». Как это следует понимать?

- Я думаю, что было принято решение поначалу не спешить с расширением. Пока ведь не выработана и процедура принятия новых членов. Это сейчас популярный аргумент: что сначала нужно выработать правила и определить условия, в соответствии с которыми будет происходить дальнейшее расширение ШОС.

А что же сами страны ШОС? Как видно из официальных сообщений многих узбекских средств массовой информации, никаких прорывных решений от саммита ШОС в Бишкеке Узбекистан не ожидает. Политологи сходятся во мнении, что это членство сегодня носит более политическую, нежели экономическую окраску. О том, как видят перспективы ШОС в Узбекистане, рассказывает Элла Володина.

Напомним, что Шанхайская организация сотрудничества преобразовалась в таковую из организации «Шанхайская пятёрка» в 2001 году после того, как полноправным членом объединения стал Узбекистан. До этого в рамках «пятерки» акцент делался на военно-политической составляющей, и, по мнению некоторых наблюдателей, «Шанхайская пятёрка» была в определённой степени нацелена на «выдавливание» с территории Центральной Азии американских военных баз. Новая же Шанхайская организация сотрудничества предполагала сделать приоритетной торгово-экономическую составляющую, не забывая, однако, и о военно-политическом взаимодействии.

Если в 2001-м году официальный Ташкент политикой безопасности в рамках ШОС не интересовался, то после разрыва отношений с США в 2005-м году ситуация изменилась. Правда, относительно активности Узбекистана не стоит обольщаться. По мнению политолога Бахадыра Мусаева, цитата: «если Ислам Каримов останется у власти и в дальнейшем, то он при благоприятных условиях опять может развернуться на 180 градусов во взаимоотношениях с Россией и США. Очевидно, положение Узбекистана таково ввиду его крайне плачевного экономического состояния. Ислам Каримов не может проявлять политическую волю и зависит в своих решениях от режима Владимира Путина», конец цитаты.

Такого же мнения придерживается и узбекский политолог Комрон Алиев. По его словам, за последние годы ШОС превратился в некое подобие Организации варшавского договора. Узбекистан же участвует в ШОС постольку, поскольку страны-члены ШОС с лидерами в лице России и Китая не особенно преуспели в развитии демократических реформ и, как подчеркивает Комрон Алиев, готовы поддерживать режим Каримова.

Вместе с тем, по мнению некоторых наблюдателей, официальный Ташкент ожидает от саммита решения определённых экономических вопросов. Так, в конце июля с визитом в Узбекистане побывал премьер-министр Казахстана Карим Масимов. Во время его встреч с руководством страны, по некоторым данным, поднимался и вопрос по ШОС. Стороны договорились выступить на саммите «единым фронтом» в том, что касается проблемы регионального водопользования. Не секрет, что основная масса поливной воды поступает в Казахстан и Узбекистан с территории Киргизии. Бишкек уже давно хочет превратить эту воду в товар, но это всегда встречало сопротивление Алма-Аты и Ташкента. Вполне вероятно, что основные экономические переговоры между Киргизией, Узбекистаном и Казахстаном будут посвящены решению именно водной проблемы.

На решении водных проблем намерена сконцентрировать свое внимание и таджикская сторона. В частности, по словам главы МИД республики Хамрохона Зарифи, таджикская сторона планирует поднять вопрос о подписании совместной Хартии об использовании водных ресурсов. Вместе с тем, по мнению некоторых наблюдателей в Таджикистане, ждать от ШОС эффективного взаимодействия в экономическом направлении пока преждевременно. Нигора Бухари-заде продолжит тему.

Как полагает независимый социолог Рустам Хайдаров, в ближайшей перспективе в рамках организации будет преобладать военно-политическая составляющая, от которой наибольшую выгоду получат отнюдь не страны Центральной Азии:

- На мой взгляд, ШОС – это, в основном военно-политическая организация, которая будет стараться не допустить усиления влияния НАТО в нашем регионе. В укреплении позиций этой организации заинтересованы, в первую очередь, Россия и Китай. А центрально-азиатские государства от участия в ШОС выгоды иметь не будут. Потому что безопасность можно гарантировать в тех обществах, где есть стабильное развитие демократических институтов, политический плюрализм, растущий средний класс и возможность для развития человеческого капитала. Если эти факторы не активированы в центрально-азиатских государствах, то никакие внешние факторы, такие как поддержка Китая или России не смогут уберечь нас от возможных социально-политических катаклизмов.

Тем не менее, участие в ШОС привлекательно для центрально-азиатских стран. С одной стороны, потому что организация укрупняется – к ней уже проявляют интерес такие государства региона, как Иран, Пакистан, Индия, Афганистан и Монголия, а с другой стороны – потому что в этой организации властные элиты Центральной Азии чувствуют себя весьма комфортно и уверенно. Такого мнения придерживается лидер Партии исламского возрождения Таджикистана, политолог Мухиддин Кабири:

- ШОС пока обещает быть привлекательной для многих стран региона, в том числе для Таджикистана, тем более что цели и задачи этой организации больше направлены на сохранение режимов, и она представляет собой клуб авторитарных режимов нашего региона. В центре внимания этой организации отсутствует такой фактор, как человек, как гражданин. Она больше направлена на укрепление государственных институтов, а под этим подразумевается усиление авторитарных режимов. Хотелось бы, чтобы она больше уделяла внимания именно человеку, его экономическим, политическим и духовным потребностям, чего мы, к сожалению, пока не наблюдаем в действиях этой организации.

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме