1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Эксперты обсуждают проблему "потерянного искусства"

Национальные законы порой препятствуют восстановлению исторической справедливости и возвращению произведений искусства, награбленных нацистами, их настоящим владельцам.

default

Наследники жертв нацизма часто могут увидеть принадлежащие им предметы искусства только в музеях

"Taking responsibility" - "Взять на себя ответственность" - под таким девизом прошла в Берлине крупнейшая за последние годы международная конференция, посвященная так называемому looted art - "потерянному искусству". Этот термин уже стал юридическим и обозначает искусство, награбленное нацистами. В основном речь идет об имуществе жертв Холокоста, но отдельной статьей являются и "трофеи", прихваченные нацистами на территории Советского Союза.

Моральная ответственность выше законов

В декабре 1998 года было подписано Вашингтонское соглашение по вопросам "потерянного искусства". Это ключевой международный документ, регулирующий правовой статус огромного числа художественных и просто материальных ценностей, сменивших владельцев в результате систематических ограблений, совершенных нацистами.

"Все предметы искусства, однажды изъятые нацистами, должны быть выявлены". "Следует сделать все возможное, чтобы отыскать исконных владельцев вещей", - таковы два (из в общей сложности десяти) принципов этого соглашения.

Основной посыл документа - противопоставить массе национальных законов, регулирующих имущественные вопросы, "высшие принципы" моральной ответственности - "честности и справедливости". Иными словами: сделать реституцию жертв нацизма необходимой или, по крайней мере, возможной там, где по действующим законам она невозможна - за давностью лет, множеством сменившихся владельцев и так далее.

Германия сделала больше других стран

Берлинская конференция была призвана подвести итоги и взглянуть в будущее. Основной вывод, к которому пришли собравшиеся в Берлине эксперты: сделано много. Но далеко недостаточно.

Так, в ряде европейских стран - например, в Нидерландах и Франции, созданы специальные комиссии по реституции. Но роль их скорее пассивна: они рассматривают уже "раскрытые" случаи. Германия сделала больше, чем другие страны. Гораздо больше: здесь, помимо комиссии, действует центральное координационное ведомство в Магдебурге. Его основная задача - собирать информацию, поступающую из музеев страны по "подозрительным" предметам искусства и помещать ее на специальный сайт: www.lostart.de. Только что по инициативе немецкого государственного министра по вопросам культуры было создано федеральное ведомство по исследованию происхождения музейных коллекций.

Необходимость честного подхода

Но поиск "честного и справедливого" решения требует честного и справедливого подхода. Большинство директоров немецких музеев еще не осознали своей ответственности. С такой резкой оценкой высупил на конференции глава немецкого отделения союза жертв нацизма (Claims Confernce Germany) Георг Хойбергер (Georg Heuberger). "Честность и справедливость" - понятия, увы, не имеющие юридической дифиниции. Например: юристы находят в немецком музее дорогую картину, некогда принадлежавшую еврейской семье. Затем они отыскивают ни о чем не подозревающих далеких потомков этой семьи и от их имени добиваются реституции, чтобы незамедлительно продать вещь и получить свой куш. Справедливо ли это?

Или: один коллекционер, чье собрание было отобрано нацистами и попало в музей, в 1966 году официально отказался от своих прав на него в пользу музея. Сегодня дети коллекционера, тем не менее, добиваются реституции. Или: в 50-е - 70-е годы директора немецких музеев активно скупают работы художников, которых нацисты в свое время заклеймили как "вырожденцев", полагая, что осуществляют акт восстановления исторической справедливости. При этом они не задумываются, что когда-то эти картины были конфискованы из еврейских собраний. Сегодня на них претендуют потомки владельцев.

Когда закон стоит против жертв

"Сохранение картины в общественном собрании - достаточно веский аргумент для того, чтобы положить на чаши весов интересы наследников и интересы музеев", - так дипломатично выразился глава союза музеев Германии Михаэль Айзенхауэр (Michael Eissenhauer). Чем навлек на себя гнев оппонентов. Но следует признать одно: если доказано, что картина (или иной предмет искусства) однажды находился в собственности истца или его предков, и если поиски дипломатического решения (покупка, аренда, обмен) не приносят успеха - в Германии вещь возвращают.

А вот на родине Вашингтонского соглашения ситуация обстоит куда сложнее: получить картину из американского музея почти невозможно, констатирует нью-йоркский адвокат Дэвид Роулэнд. По его словам, самая большая проблема с американскими музеями заключается в том, что они подходят к искам жертв нацизма по меркам гражданского права, используя закон против жертв.

Анастасия Рахманова

Контекст