1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперты критикуют политику Кремля в 2008 году

Российские эксперты назвали 2008-й "годом войны". Но финансовый кризис, снятие Зязикова с поста президента Ингушетии, инициативы по изменению закона о госизмене и повышению пошлин на иномарки тоже в числе важных событий.

default

Президент Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин

По мнению российских экспертов, 2008-й стал "годом войны". Однако финансовый кризис, снятие Зязикова с поста президента Ингушетии, инициативы руководства России по изменению закона о госизмене, а также повышению пошлин на иномарки также вошли в число важнейших событий уходящего года.

"Бренды" внешней и внутренней политики

Традиционные номинации на событие года, результат года, идею, аферу, загадку и решение года присвоил 29 декабря главным событиям уходящего 2008-го экс-советник президента России, а ныне сотрудник вашингтонского Института имени Катона Андрей Илларионов.

По его мнению, безоговорочно событием года является российско-грузинская война. Это не просто пять дней, которые потрясли мир, но и множество событий, связанных с этим противостоянием, отметил эксперт. Например, поддержка Грузии со стороны постсоветских стран, в том числе опосредованно даже Белоруссией, и признание Южной Осетии и Абхазии, довершившей и без того ставшую почти тотальной внешнеполитическую изоляцию России.

Во внутренней политике главными решениями стали снятие с поста президента республики Ингушетия Мурата Зязикова и повышение таможенных пошлин на иностранные автомобили. И, без сомнения, главным результатом года стал финансово-экономический кризис.

Глобальный кризис и действия российских властей

Глядя на то, как финансово-экономический кризис развивается в России, и на то, какие действия предпринимают власти, можно говорить о том, что страна опять пошла своим особым путем, считает Андрей Илларионов.

Российские власти делают все возможное для того, чтобы углубить кризис, расширить его масштабы и повысить скорость спада, вызываемого этим кризисом. Повышение пошлин на иностранные автомобили, повышение процентной ставки, девальвация рубля, раздача порядка 200 миллиардов долларов привилегированным компаниям, создание списка из 295 компаний-банкротов - все эти меры направлены исключительно на усугубление ситуации в стране, а не на решение проблем, уверен Андрей Илларионов.

Кризис как стимул к живой деятельности

Андрей Илларионов считает, что кризис обнажил проблемы, имеющиеся в самой системе управления, выстроенной нынешней российской властью. Однако в том, что происходит, есть и некоторые положительные моменты. В частности, директор института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что кризис не просто приведет к оздоровлению в экономике, но и заставит россиян работать.

По словам Делягина, "офисный планктон начал задумываться о том, что нужно работать, а не просто получать деньги за свое существование". "Люди начали понимать, что придется делать что-то полезное. Это выдающееся достижение, - подчеркнул эксперт. - У нас огромное количество производств, которые, в общем-то, прекрасно себя чувствуют". Правда, констатирует Делягин, это либо продавцы дешевого алкоголя, либо люди, заменившие узбекских и таджикских гастарбайтеров на бангладешцев и филиппинцев.

"Плюс - у нас довольно большой запас прочности. Плюс - кризис развивается не так быстро, как предполагалось. Хорошая новость - что у нас нет социальной катастрофы с гастарбайтерами. У нас ни одной крупной аварии в жилищно-коммунальном хозяйстве", - перечисляет Делягин.

Чем чреваты для экспертов их прогнозы

Несмотря на все плюсы, Михаил Делягин считает, что, скорее всего, страна в результате кризиса будет погружена в хаос, потому что власть реагирует неадекватно. Впрочем, все подобные оценки могут оказаться в скором времени наказуемы в России.

В номинации "Антизакон года" победили поправки в статью уголовного кодекса о государственной измене. Если они будут приняты и вступят в силу, то преследовать, как и в Советском Союзе, снова можно будет за любое свободомыслие.

Егор Виноградов

Комментарий

Итоги года

Архив

Контекст