1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты в Таджикистане обсуждают новый закон «Об общественных объединениях».

Эксперты в Таджикистане обсуждают принятый на минувшей неделе парламентариями новый закон «Об общественных объединениях».

Эксперты в Таджикистане обсуждают принятый на минувшей неделе парламентариями новый закон «Об общественных объединениях». Правозащитники сходятся во мнении, что Таджикистан пошёл по пути ограничения свободы деятельности некоммерческих организаций и усиления контроля над ними. Следует отметить, что подготовленный в прошлом году правительством проект закона «Об общественных объединениях» вызвал шквал критики со стороны представителей гражданского общества. А ОБСЕ рекомендовала правительству Таджикистана и вовсе отказаться от его принятия. Тем не менее, закон принят, и, похоже, с далеко не самыми благоприятными для НПО нормами. В позитивную сторону, по мнению экспертов, изменилась структура и язык законопроекта – он стал гораздо доступнее для понимания, в нём более четко определены основные права и принципы создания НПО, распределены контролирующие функции госорганов. Положительным моментом является и впервые введённая норма о том, что ликвидировать или приостановить деятельность общественной организации имеет право только суд, а не какой-либо орган исполнительной власти. В остальном, содержание закона вызывает больше обеспокоенности, нежели одобрения. В целом, он ограничивает деятельность общественных объединений, считают таджикские эксперты. В частности, это касается органов общественной самодеятельности, типа всевозможных кружков или клубов по интересам, которые являются неформальными общественными организациями и не подлежат госрегистрации. Новый закон требует от них встать на учет в местном органе исполнительной власти. Говорит председатель НПО «Общество и право» Муатар Хайдарова:

- Согласно тому, что теперь указано в законе, любой орган общественной самодеятельности должен иметь устав и должен в уведомительном порядке заявить о себе в органы местной исполнительной власти. Кроме того, в 16 статье закона указывается на то, что органы общественной самодеятельности должны создаваться по решению большинства жителей конкретного района. То есть, если таких желающих меньшинство, например, если несколько жителей района собрались, чтобы заняться благоустройством территории, то они не будут иметь возможности этим заниматься, что является нарушением прав граждан на свободу объединения.

Новый закон также ограничивает виды общественных объединений, в связи с чем, многим НПО придётся либо менять свою организационно-правовую форму, либо прекратить свою деятельность. Это касается, например, общественных фондов, существование которых законом не предусмотрено. Новый закон запрещает создание общественных объединений, посягающих, в частности, на безопасность государства, права граждан и общественную мораль. По мнению Муатар Хайдаровой, эти ограничения могут быть трактованы неоднозначно:

- Нам кажется, что перечень этих ограничений достаточно широкий. Любой государственный чиновник при желании сможет найти какую-нибудь зацепку или норму в уставе НПО, которая будет включать в себя, якобы, угрозу национальной безопасности.

Необходимостью защиты национальной безопасности Таджикистана законодатели объясняют и другую норму, ограничивающую участие иностранных граждан в создании и деятельности НПО. Отныне учредителями и членами общественных организаций иностранные граждане могут быть только при условии, что они постоянно проживают в Таджикистане, либо имеют вид на жительство в республике. Эта норма также противоречит праву на свободу объединения, говорит исполнительный директор Республиканского Бюро по правам человека Нигина Бахриева:

- Есть специальные госорганы, которые обязаны следить за тем, чтобы не допускалось создание организаций подрывного характера. Таким образом государственные органы стараются перестраховаться, или как ещё это понимать? Получается, что де-юре в любом иностранном гражданине или человеке, который не проживает на территории Таджикистана, мы видим лицо, которое может дестабилизировать обстановку или преследует какие-то незаконные цели. Причём, эти ограничения касаются и граждан Таджикистана, которые проживают в республике непостоянно. Такие граждане не могут быть учредителями, участвовать в руководящих и контрольно-ревизионных органах НКО. Непонятно, почему гражданин Таджикистана, который здесь постоянно не проживает, но имеет отношение к этой стране, к этой организации, имеет достаточные возможности оказывать помощь, не может этого сделать? В чём проблема? Это противоречит и Конституции, и международным стандартам свободы объединения, которые закреплены в международных документах, членами которых мы являемся.

Кроме того, помимо регистрации в Минюсте, иностранные граждане или организации должны проходить процедуру аккредитации в МИДе. Что подразумевается в данном случае под словом «аккредитация», закон не расшифровывает. Если это формальная процедура, то смысл её непонятен, если же это требование подразумевает предоставление каких-либо документов, тогда, по сути, она дублирует процесс регистрации в Министерстве юстиции, что также ничем не обосновано. Вообще, закон вызывает немало вопросов, которые не нашли в нём своего отражения, отмечает Нигина Бахриева:

- К сожалению, этот закон не отвечает на многие вопросы, которые касаются деятельности общественных организаций. Исходя из того, что эти вопросы не урегулированы законом, значит, они будут урегулированы подзаконными нормативными актами, то есть ведомственными инструкциями, положениями. А это опасно, потому что подзаконные акты легче изменить. И это может привести к тому, что регулирование этих вопросов или в сторону улучшения, или в сторону ухудшения будет зависеть от того, как будет развиваться внутренняя политика государства. Для меня, как для юриста, это однозначно плохо, потому что это не урегулировано законом.

По мнению экспертов, в новом законе госорганам делегированы чрезвычайно широкие полномочия по контролю над деятельностью общественных объединений, что не оправдано никакими государственными интересами, а лишь создаёт почву для коррупции. Впрочем, как он повлияет на развитие гражданского общества в Таджикистане, станет видно уже в ближайшие месяцы. Согласно законопроекту, до 1 сентября текущего года все 3050 общественных организаций Таджикистана должны будут пройти перерегистрацию в Минюсте. То есть Минюсту ежедневно придётся перерегистрировать, в среднем, 15-20 НПО. Справится ли ведомство с таким объёмом работы, а если нет, то, что будет с теми, кого не успеют перерегистрировать? По мнению председателя НПО «Общество и право» Муатар Хайдаровой, после перерегистрации количество общественных организаций в Таджикистане может значительно сократиться:

- Если опираться на нормы этого закона, то те общественные организаций, которые до 1 сентября не успеют пройти регистрацию, их свидетельства будут аннулированы. То есть, понятно, что какая-то часть общественных объединений прекратит своё существование. А если сократится их число, это значит, что общественная инициатива будет сужаться. Потому что некоторые просто не захотят регистрироваться снова. Скажут, «зачем нам это нужно – проблемы и волокита, опять тратить на это деньги». Поэтому, я думаю, что по новому закону ужесточится и процесс регистрации, и контроль над деятельностью общественных объединений.