1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты: Взрывы в Таджикистане вскрывают степень недовольства властями

По оценкам опрошенных Deutsche Welle экспертов, уровень недовольства действиями властей в Таджикистане растет. Дестабилизация в этой республике крайне опасна для всего региона, предупреждают они.

Место взрыва в Худжанде

Место взрыва в Худжанде

На фоне взрывов в Таджикистане в минувшую пятницу и в ночь на понедельник растет обеспокоенность в связи с возможностью дестабилизации ситуации в этой центральноазиатской республике и, шире, в регионе. Последние события прокомментировали эксперты, опрошенные Deutsche Welle.

В частности, российский эксперт по Центральной Азии Андрей Грозин, говоря о недавнем взрыве в Худжанде, жертвами которого стали несколько человек, отметил, что не исключает официальной версии о причастности "Исламского движения Узбекистана" к данному теракту. Вместе с тем эксперт призвал обратить внимание на заинтересованность властей в том, чтобы виновником была названа именно данная организация.

"Я вообще считаю, что в Таджикистане любят все списывать на "Исламское движение Узбекистана", причем, как правильно заметил Дубнов (российский эксперт и журналист Аркадий Дубнов - Прим.ред.), отдельно при этом выделяя слово "Узбекистана". Слишком уж оперативно, по мнению эксперта, появилась версия о причине взрыва. "Так быстро раскрыть причастность данной организации к теракту таджикские профессионалы наверно не смогли бы. Взрыв произошел третьего сентября рано утром, а уже через пару часов, если я не ошибаюсь, появилась версия о том, что это ИДУ таким образом пытается расшатать стабильность в Таджикистане".

"Холдинг Дангара"

Андрей Грозин предположил, что "те, кто подорвал себя в Худжанде, сделали это скорее всего по идейным соображениям". Вместе с тем мотивы совершить теракт были, по оценке эксперта, у трех различных групп: "Это либо идейные враги Рахмона и его многочисленной родни, либо это были люди, которые мстили конкретным милиционерам в Худжанде, которые ведут себя, по оценкам местных экспертов, совершенно неадекватно по отношению к местным жителям. Наконец, это могут быть люди, воюющие за идею, те же самые исламисты".

Отставку руководства комитета национальной безопасности, предшествовавшую взрыву в Худжанде, Грозин называет во многом вынужденной. "Прежние и пришедшие им на смену руководители ГКНБ - все выходцы юга республики, много лет тесно связанные с действующим президентом. Это те люди, которых в Таджикистане называют "холдингом Дангара" и "сынами Хатлона". Тот же новый глава ГКНБ Ятимов - ну какой он чекист, он начинал свою карьеру, если я не ошибаюсь, учителем таджикского языка в сельской школе. Но и те, кого он сменил, тоже не были профессионалами в полном смысле слова. Их достоинство было в том, что они преданы президенту и связаны с ним если не родственными, то земляческими узами".

"Недовольство растет в геометрической прогрессии"

Место взрыва в Душанбе, 2007 год (фото из архива)

Место взрыва в Душанбе, 2007 год (фото из архива)

Андрей Грозин утверждает, что в Таджикистане "в геометрической прогрессии" растет недовольство режимом Рахмона. "Страна пережила тяжелую гражданскую войну, и нынешней власти многое прощалось по старинной присказке, что да, ситуация плохая, но главное, чтобы не было войны". Однако, по мнению российского эксперта, для многих трагический опыт гражданской войны перестает быть сдерживающим фактором. "Растет поколение, которое этой войны уже не помнит - те же 14 граждан Таджикистана, бежавшие из СИЗО, - это преимущественно молодые люди. Лозунг "лишь бы не было войны", который активно использует Рахмон в общении с гражданами, на молодых людей уже не действует. Недовольство социальной системой, отношением к религиозным свободам, ситуацией в экономике начинает перевешивать боязнь силового противодействия нынешней системе".

Вместе с тем стабильность в Таджикистане предельно важна для обеспечения безопасности во всем регионе, уверен консультант британского экспертного института Chatham House Юрий Федоров. "Таджикистан, по мнению многих специалистов, играет одну из центральных ролей в регионе с точки зрения безопасности, заведомо более важную, чем та же Киргизия. Почему? Во-первых, в Афганистане проживает достаточно большое таджикское меньшинство, как бы нелепо это ни звучало. Афганские таджики играли важную роль во время советской оккупации и во время гражданской войны в Таджикистане. Во-вторых, север Таджикистана выходит в Ферганскую долину, а она не без оснований считается, возможно, самым опасным регионом в Центральной Азии и колыбелью исламского радикализма".

"Люди длинной воли"

Эксперты воздержались давать конкретные прогнозы развития событий, а также говорить о вероятности повторения киргизского сценария в Таджикистане. "Незадолго до известных киргизских событий обстановка там считалась более или менее стабильной, - сказал Юрий Федоров. - Ситуация со стабильностью и в Таджикистане, и в других республиках Центральной Азии зависит от расклада сил на самом верху. Если повторится киргизский сценарий в Таджикистане, - а он сводится к тому, что региональные группировки объединятся против того клана, который контролирует основные потоки финансов в стране, - то тогда ситуация выйдет из-под контроля, как это было в Киргизии. Сам тот факт, что снята верхушка ГКНБ, что произошло два взрыва, свидетельствует о том, что режим внутренне достаточно слаб".

Ситуация в Центральной Азии осложняется и тем обстоятельством, что Киргизия не смогла восстановить полный контроль над своей территорией, считает Андрей Грозин. "Те же самые беглецы из душанбинского СИЗО вполне могли уйти в киргизский Баткен. Появилась масса возможностей, чтобы на киргизской территории создать если не полноценные террористические базы, то отсидеться, найти себе единомышленников, "людей длинной воли", как говорили во времена Чингисхана".

Автор: Михаил Бушуев
Редактор: Наталья Позднякова

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме