1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Экономический рост Бразилии: идеология взяла верх над здравым смыслом

Бразилия незадолго до выборов скатилась в рецессию. Соперники президента Дилмы Руссефф только того и ждали. Впрочем, ее харизматичной сопернице тоже недостает козырей в экономической игре.

Дилма Руссефф (справа) и Марина Силва на теледебатах

Дилма Руссефф (справа) и Марина Силва на теледебатах

Строго говоря, вопрос о смене экономической модели в Бразилии на повестке дня не стоит. В этой стране, в отличие от соседних Венесуэлы и Аргентины, отказываться от капитализма в пользу плановой экономики никто не намерен, хотя оба главных кандидата на президентских выборах 5 октября и принадлежат к левой Партии трудящихся (действующий президент страны Дилма Руссефф) и Бразильской социалистической партии (Марина Силва).

Тем не менее идеологическая составляющая предвыборных дебатов на экономические темы достигла таких масштабов, словно речь шла о "победе рабочего класса". Неудивительно, ведь в президентских республиках, таких как Бразилия, симпатии и антипатии при выборе лидера весомее трезвых аргументов.

Сан-Паулу

Сан-Паулу



Особенно отчетливо это проявилось, когда в начале сентября Силва выступила за создание в стране независимого центрального банка. Этот ход стал просто подарком для Руссефф в ее предвыборной кампании. "Банки не могут быть четвертой властью в государстве", - парировала президент, кампания которой направлена на то, чтобы выставить основную соперницу в роли марионетки неолиберальных деловых кругов.

Надежда делового мира: социалист-консерватор

Из двух фавориток в борьбе за президентский пост наиболее консервативную позицию занимает Марина Силва, перешедшая в ряды соцпартии всего год назад. Это касается не только моральных ценностей евангельской христианки Силвы, но и ее политических планов. Она хочет сократить численность госаппарата, разросшегося за 12 лет правления Партии трудящихся, и провести налоговую реформу, которая избавила бы предпринимателей от бюрократического бремени.

"Марина Силва хочет перемен, у нее хорошие замыслы, - говорит президент Латиноамериканского совета предпринимателей (CEAL) в Бразилии Инго Плёгер. - В то же время она правильно реагирует на критику и готова учиться чему-либо новому". Другие бизнесмены относятся к Силве скептически. Ведь бывшая активистка "зеленых" объявила, что будет добиваться "большей устойчивости экономики". Многие представители деловых кругов опасаются, что Марина Силва попытается видоизменить закон, позволяющий властям экспроприировать землю, которая не используется в сельскохозяйственных целях. Если это произойдет, пострадают в первую очередь владельцы крупных участков, которые, например для возделывания сои, выкорчевывают девственный лес, вместо того чтобы восстанавливать залежные поля. А конфискованные владения могут перейти в собственность мелких фермеров.

Бразильские фермеры

Бразильские фермеры



Противники Силвы уверяют, что как политик она недостаточно сильна, чтобы сопротивляться мощному влиянию экономического лобби, особенно если учесть близость к этим кругам многих из ее политических союзников.

Плачевное состояние экономики играет против Руссефф

Именно поэтому Руссефф так легко утверждать, что ее главная соперница слепо повинуется воле банкиров. В этом заключается единственная возможность президента противостоять Силве в дебатах, так как экономика страны находится в бедственном положении. И этот факт лишь условно можно объяснить глобальным спадом. Внешняя торговля Бразилии составляет всего 20 процентов от ВВП страны. Экономический рост при президентстве Руссефф был слабее, чем в других странах Латинской Америки. Среди крупнейших экономик континента в худшем положении оказались лишь охваченные кризисом Аргентина и Венесуэла. В Колумбии, Чили и Перу, где экономический рост составил пять процентов в год, этот показатель вдвое превысил бразильский. Даже в Мексике, погрязшей в нарковойне, рост ВВП оказался на уровне бразильского.

Плачевное экономическое положение является следствием того, что Бразилии не хватает соглашений, которые теснее связали бы ее с мировой экономикой, как это произошло с другими странами региона. Ввозные пошлины и высокие налоги, наряду с плохо развитой инфраструктурой и безмерной бюрократией, зачастую сводят на нет преимущества страны: легкий доступ к сырью и ориентированный на потребление внутренний рынок. В Бразилии едва ли не самые высокие в Латинской Америке издержки в расчете на единицу продукции.

Бездействие может оказаться губительным

Бразильская проблема так и называется - custo Brasil, "бразильские издержки". Тем не менее при Руссефф справиться с ней почти не пытались. Чтобы стимулировать рост капиталовложений, теперь для осуществления крупных проектов уже не нанимают государственные предприятия, а объявляют тендеры. Но это слишком часто происходит с опозданием, затягивающееся строительство приводит к чрезмерным расходам, порой просто не хватает компаний, заинтересованных в выполнении работ. И даже аукцион по продаже лицензии на добычу нефти привлек всего одного участника.

Компания Petrobras

Компания Petrobras



Слабый интерес к огромному нефтяному месторождению эксперты объясняют предварительным условием Бразилии для участия в аукционе: полугосударственный концерн Petrobras должен иметь в проекте долю в 40 процентов. Предполагалось, что таким образом бразильский народ получит свою часть от разработки природных ресурсов. Но Petrobras приобрел репутацию неповоротливого бюрократического монстра, на ключевые должности в котором назначают не сообразно уровню квалификации, а по степени близости к правительственным кругам.

И вдруг в самый разгар предвыборной гонки, в сентябре, бывший менеджер Petrobras назвал участников предполагаемой коррупционной схемы. На тот момент Силва и Руссефф, согласно опросам, шли вровень. Затем последовало предложение Силвы создать независимый Центробанк. Спустя неделю она отставала от Руссефф уже на семь процентных пунктов. Впрочем, степень правдивости звучащих нынче обвинений - вопрос второстепенный. Ведь на выборах в Бразилии эмоции решают больше, чем факты.