1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Экономическая активность иммигрантов: иностранцы чаще создают в Германии фирмы, чем немцы

25.06.2003

Сегодня мы поговорим о застое в немецкой экономике и о деловой активности иностранцев в Германии. Вы узнаете, как здешние предприниматели и учёные оценивают перспективы страны во втором полугодии, а затем услышите репортаж о состоявшейся в Берлине встрече экспертов, на которой обсуждалась проблемы иммигрантов, пытающихся начать в Германии собственный бизнес. Ну, а под конец вас ждёт список самых высокооплачиваемых менеджеров ФРГ.

Итак, подходит к концу первое полугодие - и немецкие предприниматели не только подводят промежуточные итоги своей хозяйственной деятельности, но и строят прогнозы на ближайшие шесть месяцев. Надо сказать, что и итоги, и прогнозы весьма настораживающие.

Немецкие деловые круги нынешний год практически уже списали. К такому выводу пришли эксперты Объединения торгово-промышленных палат Германии (DIHT). Иными словами, здешние предприниматели и менеджеры больше не ждут от 2003-го года какой-либо положительной динамики – они уже будут довольны, если удержатся на достигнутом уровне. По мнению исполнительного директора Объединения торгово-промышленных палат Германии Мартина Ванслебена (Martin Wansleben), страна находится на грани рецессии, то есть экономического спада.

В данный момент, в начале лета 2003-го года, оживления конъюнктуры не предвидится. Наоборот, немецкая экономика продолжает по-прежнему упорно топтаться на месте.

Эксперты Объединения торгово-промышленных палат Германии опросили менеджеров более 21 тысячи предприятий и пришли к выводу, что капитаны бизнеса настроены сейчас столь же пессимистично, как десять лет назад, когда Германия переживала предыдущую рецессию. Всего 17 процентов опрошенных надеются на то, что в нынешнем году дела у них пойдут лучше, чем в прошлом. Многие менеджеры говорят о необходимости сокращать рабочие места и экономить на инвестициях. Кроме того, растущее беспокойство вызывают проблемы с экспортом. Дело в том, что до сих пор поставки на внешний рынок были, по сути дела, единственным локомотивом немецкой экономики. И вот теперь этот локомотив вдруг забуксовал. Впрочем, тут многое зависит от конкретных рынков, подчёркивает Мартин Ванслебен.

Если немецкие экспортёры, поставляющие продукцию в США и другие страны долларового пространства, из-за высокого курса евро в своих оценках весьма сдержанны, то представители тех фирм, которые сотрудничают с Китаем и восточноевропейскими кандидатами на вступление в ЕС, выражают определённый оптимизм. В зоне действия валюты евро надежды экспортёров на оживление конъюнктуры не сбылись. Имеются в виду прежде всего Франция, Италия и Нидерланды. Они тоже переживают экономические трудности, а ведь в эти страны идёт почти четвёртая часть всех немецких экспортных поставок.

Что же касается внутреннего рынка, то здесь, по мнению экспертов, намечается определённая стабилизация. Но этого недостаточно для того, чтобы переломить неблагоприятную ситуацию на рынке труда. Наоборот, ситуация продолжает ухудшаться.

Нас очень беспокоит то, что после нескольких застойных лет небольшим предприятиям ничего иного не остаётся, как начать сокращать рабочие места. Тем самым малый бизнес буквально на наших глазах перестаёт быть тем стабилизирующим фактором на рынке труда, каким он являлся все последние годы.

Опрос среди менеджеров 21 тысячи предприятий показал, что деловые круги Германии опасаются дальнейшего ухудшения политических условий для ведения бизнеса. Они обеспокоены нерешительностью и непоследовательностью красно-зелёного правительства, а потому весьма скептически относятся к разработанной под руководством канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера программе реформ «Агенда 2010».

Совершенно очевидно, что «Агенда 2010» не стала тем сигналом, который необходим, чтобы начался поворот к лучшему в экономике и на рынке труда. Многие предприниматели опасаются, что эффект от этой программы будет сведён на нет, поскольку те её пункты, которые заслуживают одобрения, просто падут жертвой политической возни.

Даже недавняя идея правительства провести обещанную налоговую реформу на год раньше, не в 2005-м, а уже в 2004-м году, не вызвала у немецких бизнесменов большого энтузиазма:

Мы уже дошли до того, что, стоит только федеральному канцлеру или министру финансов выступить с идеей или предложением досрочно снизить налоги, как мы тут же начинаем искать подвох. Недоверие уже столь велико, что положительный эффект от подобных инициатив оказывается нулевым.

По мнению исполнительного директора Объединения торгово-промышленных палат Германии Мартина Ванслебена, доверие к нынешнему правительству вернётся только тогда, когда оно действительно начнёт проводить решительные реформы – например, сокращать дотации убыточным отраслям, снижать налоги и размеры отчислений на социальные нужды.

Но пока таких реформ что-то не видно, а потому растёт число немецких фирм, которые собираются «эмигрировать» из Германии. Об этом свидетельствует другой опрос, проведённый всё тем же Объединением торгово-промышленных палат ФРГ.

Практически каждое четвёртое немецкое промышленное предприятие собирается в ближайшие три года вывести часть своего производства за пределы Германии. Самое тревожное в результатах опроса, в котором участвовали менеджеры 10 тысяч фирм, состоит, по словам Мартина Ванслебена, в том, что в 90-е годы в страны с более дешёвой рабочей силой перемещались главным образом трудоёмкие производства. Теперь всё чаще и чаще речь заходит об управленческих структурах, научных пордразделениях и даже о самих штаб-квартирах немецких фирм. В качестве главной причины ухода из Германии опрошенные менеджеры назвали дороговизну рабочей силы. Вторая причина – слишком высокие налоги и отчисления в социальные фонды. Третья – негибкость трудового законодательства. Конечно, отмечает Мартин Ванслебен, многие фирмы идут за рубеж просто потому, что хотят освоить новые для себя рынки. Однако в последнее время растёт доля тех, кто покидает Германию прежде всего из-за неблагоприятных рамочных условий. В результате уже сейчас на немецких промышленных предприятиях за пределами страны трудятся около 2 миллионов 400 тысяч человек. В ближайшие три года, по данным Объединения торгово-промышленных палат ФРГ, немецкие фирмы будут создавать за рубежом ежегодно 50 тысяч новых рабочих мест. Рабочих мест, которые были бы так нужны самой Германии.

А теперь от фирм-эмигрантов перейдём к предпринимателям-иммигрантам. Удивительно, но факт: в сегодняшней Германии новые компании чаще создают не коренные жители, то есть немцы, а приезжие, иностранцы. Ещё более удивительно, что в условиях застоя экономическая активность чужеземцев не сокращается, а, наоборот, растёт. Этому социально-экономическому феномену была посвящена состоявшаяся в Берлине встреча экспертов, на которой присутствовала и корреспондентка “Немецкой волны” Нина Веркхойзер:

В немецком общественном сознании прочно утвердился традиционный образ гастарбайтера – иностранца, приезжающего на пару лет в Германию, чтобы заработать деньги и затем, вернувшись на родину, построить себе там дом. Однако этот стереотип, сформировавшийся ещё в 60-е и 70-е годы, явно устарел. Примерно с конца 80-х годов иммигранты стали активно создавать в Германии собственные фирмы. В результате сегодня в стране насчитывается 257 тысяч иностранных предпринимателей. Некоторые из них даже воспользовались поддержкой немецкого государства. Так, Deutsche Ausgleichsbank – федеральный финансовый институт, специализирующийся на поддержке начинающих предпринимателей, а также малого и среднего бизнеса, с 1990-го года выдал иммигрантам примерно 11 тысяч льготных кредитов на общую сумму в 550 миллионов евро. По данным банка, эти кредиты способствовали тому, что в стране были вновь созданы или по крайней мере сохранены 45 тысяч рабочих мест. Тем не менее в Германии пока не осознали народнохозяйственного значения иностранных предпринимателей. А потому Deutsche Ausgleichsbank решил провести в столице встречу экспертов, чтобы привлечь к этому явлению внимание немецкой общественности. Суть проблемы весьма эмоционально сформулировал один из лидеров Партии зелёных, заместитель министра экономики и труда Реццо Шлаух (Rezzo Schlauch).

У нас часто говорят и пишут о том, как много среди иммигрантов безработных. Но при этом упускают из виду факты экономической активности приезжих. Эти факты свидетельствуют о том, что благодаря иммиграции к нам в страну попадают не только наёмные работники, но и предприниматели, инвесторы, работодатели и педагоги.

Особенность иностранных предпринимателей в Германии состоит в том, что они, как правило, занимаются не производственной деятельностью, а работают в сфере обслуживания, прежде всего – в розничной торговле и общественном питании. Иными словами, чаще всего иностранцам принадлежат либо небольшие магазины, либо рестораны или закусочные. Как правило, это очень маленькие предприятия, насчитывающие всего несколько работников. Однако было бы большой ошибкой недооценивать их роль в экономике, подчеркнул член правления Deutsche Ausgleichsbank Райнхольд Штратман (Reinhold Stratmann).

Подсчитано, что годовой оборот 10 тысяч закусочных, торгующих дёнер-кебабом, достигает в Германии примерно 2 миллиардов евро. Это больше, чем оборот у «Макдональдса».

Итак, доходы турецких закусочных в Германии в сумме своей превышают доходы гигантской американской корпорации. А вот стартовые условия у таких закусочных – намного хуже, чем у крупных компаний. Немцы привыкли ходить в итальянские ресторанчики и охотно отдают турецким портным одежду в перешивку. Но при этом иммигранту труднее открыть дело, чем немцу, отметил заместитель министра экономики и труда Реццо Шлаух:

Иностранные предприниматели располагают, как правило, лишь незначительным собственным капиталом. При этом им намного труднее получить заёмный капитал, что ещё больше усугубляет ситуацию. В результате их предприятия в значительной мере финансируются родственниками. Однако этих денег часто не хватает, и предприятия страдают от хронической нехватки средств на развитие.

Выводы, к которым пришли участники проведённой в Берлине встречи экспертов, можно кратко сформулировать так: правительству Германии и государственным банкам следует всемерно поддерживать иностранных предпринимателей, но одновременно необоходимо изменить в целом общественную атмосферу в стране. Жители Германии должны, наконец, осознать, что занимающийся бизнесом иммигрант приносит пользу всему обществу и заодно способствует укреплению связей с рынками других стран.

И в заключение от скромных предпринимателей-иммигрантов перейдём к высокооплачиваемым топ-менеджерам.

Из всех немецких менеджеров больше всего зарабатывает глава германо-американского автомобилестроительного концерна DaimlerChrysler Юрген Шремп (Jürgen Schrempp): в прошлом году он получил 10 миллионов 800 тысяч евро. На втором месте с зарплатой в 7,5 миллионов евро идёт Хеннинг Кагерман (Henning Kagermann), возглавляющий крупнейшего в Германии производителя компьютерных программ – компанию SAP. Третье место занимает председатель правления Deutsche Bank Йозеф Аккерман (Josef Ackermann). Его доходы составили в прошлом году около 6 миллионов и 950 тысяч евро. В среднем же руководители 30 крупнейших немецких фирм ежегодно зарабатывают примерно 2 миллиона 100 тысяч евро. К тому же они получают опционы на покупку акций той компании, в которой работают, что при благоприятном развитии событий на фондовых рынках существенно повышает доходы топ-менеджеров. К такому выводу пришли эксперты аудиторской фирмы Ernst & Young. По заказу журнала Manager Magazin они попытались хотя бы приблизительно оценить доходы капитанов немецкого большого бизнеса. Дело в том, что сами эти менеджеры конкретных данных о своих финансовых делах не публикуют.