1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Экологичная одежда "от Штайльмана"

О первых шагах экологического мышления в индустриальных масштабах и его распространении во всем мире.

default

Новые идеи: платья из сои

Начинать приходилось практически с нуля: идеи разумного использования природных ресурсов и экологической чистоты производства были тогда новы для всех - от химика-технолога текстильного производства до покупателя.

В Ваттеншайде, опрятном и тихом пригороде Бохума, более 40 лет назад началась история империи "Штайльман". Там, где когда-то на первой фабрике 40 человек шили верхнюю одежду, и сегодня расположен центральный офис концерна, продукция которого продается в Европе и Америке, Азии и Австралии. Здесь же в 1991 был открыт Институт Клауса Штайльмана - центр, координирующий исследования в области экологии не только для текстильной промышленности. Но имя Штайльман ассоциировалось с экологией еще задолго до открытия этого института, известного сегодня далеко за пределами Германии. Клаус Штайльман был одним из первых в мире предпринимателей, кто ещё в начале 70-х годов задумался о необходимости разумного использования природных ресурсов, о пределах роста промышленного производства и о его экологических аспектах. Более 10 лет научных исследований понадобилось тогда, чтобы добиться первых реальных результатов.

Клаус Штайльман:

- В 1988 году мы смогли на практике обеспечить прозрачность процессов, проходящих в текстильной промышленности, в каждом из звеньев длинной цепи от овцы или хлопкового куста до готового платья. Например, если одежда изготовлена из натурального сырья, то можно проследить, как это сырье было произведено, в каких условиях выращено, как переработано, какие химические вещества использовались для очистки будь то хлопка или шерсти, и как выращивание и переработка этого сырья отражается на состоянии окружающей среды.

Наглядный пример - Аральское море, которое на 150 километров ушло от своих изначальных берегов, потому что была создана система каналов для орошения хлопковых полей.

Каждый этап производства рассматривался с точки зрения его экологической чистоты и разумности использования природных ресурсов.

Клаус Штайльман:

- Хлопок, шерсть и лен проходят промышленную очистку. Раньше на этом этапе производства применялось огромное количество вредных химикатов. Процесс распознавания этих химикатов и замены их был долгим. Нам в свое время удалось договориться с одним предприятием в Бремене, где очистка шерсти из Австралии для нашего производства впервые стала проводиться без применения этих вредных химикатов. Хочу добавить, что уже тогда мы покупали шерсть у фермеров в Австралии, чьи овцы росли на пастбищах, где не применялись пестициды и инсектициды.

Следующий этап в цепи производственных процессов - прядильная фабрика, где обычно расходуется огромное количество воды. Прежде эта вода отправлялась в сток вместе с остатками вредных химических веществ. Со временем ученые разработали технологию круговорота этой воды в прядильном производстве - замкнутую систему с очисткой воды для ее дальнейшего использования.

Не забудем и химические красители, которые раньше разрабатывались, прежде всего, с точки зрения их качества и устойчивости. Тогда никто не задумывался об экологическом аспекте, о токсичности этих красок, о том, какие аллергические реакции они могут вызывать у человека. То же самое касается и более 8 тысяч химикатов, использовавшихся для обработки и аппретирования тканей. В ходе долгой кропотливой работы мы составили список химикатов, недопустимых к применению. Это был первый шаг к изменению мышления в текстильной промышленности.

Убеждать в необходимости перехода предприятий текстильной промышленности Германии к новым экологическим стандартам пришлось на собственном примере. Предприятия Штайльмана первыми стали заключать договоры только с теми поставщиками, которые соглашались работать с учетом новых, экологических требований.

Клаус Штайльман:

- Для того, чтобы распространить эти новые стандарты и за границей, мы организовали в Тайване и Корее, Гонконге и Китае специальные курсы для наших поставщиков. На этих курсах мы изложили свою новую концепцию экологичного производства и предоставили предприятиям двухгодичный срок для переориентации. Эти идеи были тогда совершенно новыми, и химики, занятые в текстильной промышленности, впервые столкнулись с задачей разработки производственных процессов с учетом требований экологии.

Непривычной была экологически чистая одежда и для покупателей. Несмотря на высокое экологическое сознание в Германии, сделать "эко-моду" модой для каждого было нелегко.

Клаус Штайльман:

- Я хочу рассказать об этом на примере коллекции экологичной одежды, созданной моей дочерью Бриттой. Прежде чем начать работу, Бритта обратилась к специалистам и выяснила, что экологически чистую одежду можно шить только из хлопка, выращенного при соблюдении экологических норм и без применения красителей. Эта практически бесцветная одежда пользовалась популярностью далеко не у всех покупателей. Но совместно с фирмой BASF нам удалось найти способ изготовления сначала голубой краски, не нарушавшей экологической чистоты конечной продукции. Это были первые шаги на пути, который в итоге привел нас к разнообразию красок и самым модным цветам, которые, тем не менее, отвечают требованиям экологии.

42 миллиона марок было вложено в те годы предприятием, находящимся в собственности семьи Штайльман, в будущее - в научные исследования, отдача от которых, по словам Клауса Штайльмана, не измерима в марках или долларах. Результатами этих исследований, своим опытом, умением смотреть в будущее предприниматель делится сегодня и со своими партнерами в странах Восточной Европы.

Клаус Штайльман:

- После распада СССР у нас впервые появилась возможность прямого контакта с предприятиями, которые избавились от плановой системы. В Румынии и на Украине я начал с того, что стал убеждать руководителей сотрудничавших с нами предприятий в необходимости модернизации их производства с точки зрения экономного обращения с природными ресурсами: с энергией и водой, которые при социализме практически ничего не стоили. Но уже тогда я знал, что ситуация в странах Восточной Европы вскоре изменится. Мы предоставили текстильным предприятиям специальные кредиты от одного до двух миллионов марок для реорганизации производства. Мы были единственными, кто вообще обратил внимание на этот аспект, и потому эти предприятия долгое время оставались единственными, кто был готов к переменам, к работе в новых, рыночных условиях.

Но задача, которую ставит перед собой Клаус Штайльман, как предприниматель и эколог, заключается не только в том, чтобы обеспечить предприятия концерна в Восточной Европе экологическим ноу-хау из Германии. Не только в том, чтобы разумно использовать энергию и воду, отказаться от вредных химикатов и ввести ликвидацию отходов производства по немецкому образцу.

Клаус Штайльман:

- Мы тесно сотрудничаем с МГУ им. Ломоносова. Совместно с его профессорами мы долго обдумывали наиболее эффективные пути распространения экологического сознания в Российской Федерации, пути внедрения экологического ноу-хау. На помощь нам пришел случай: ректору МГУ, господину Садовничему, правительство России поручило создание Всероссийской экологической ассоциации. Одной из первых инициатив этой Ассоциации, в создании которой я активно участвовал, стала ознакомительная поездка 22 российских ученых в Германию. В ходе этой поездки они увидели практическое применением экологических инноваций, которые можно было бы без серьезных изменений перенять и в России.

Эта поездка наполовину финансировалась из средств Федерального природоохранного фонда ФРГ и наполовину из личных средств Клауса Штайльмана, для которого бизнес неразрывно связан с ответственностью перед людьми и природой. И это не причуда богача, которому некуда девать деньги. Это основа, на которой будет строиться бизнес будущего, убежден Штайльман. Именно поэтому он не только пишет книги и выступает с докладами, но и вкладывает немалые средства в распространение экологического ноу-хау во всем мире.

Клаус Штайльман:

- Моя идея заключается в том, что тот объем информации, который мы на сегодня имеем, необходимо передать жителям других регионов мира, подключая все новые страны к своего рода сети распространения этих знаний. Для того, чтобы никому не приходилось изобретать велосипед. Подходящей для этого мне представляется, в первую очередь, академическая сеть - тесное сотрудничество университетов России и стран СНГ, которые могли бы не только передавать эти знания студентам, но и действовать на местах совместно с организациями и ведомствами, с экологическими инициативами граждан.

Так, опираясь на свой личный пример, свои силы и финансовые средства, Клаус Штайльман уже не в первый раз прокладывает новые пути. Пути в будущее.

Клаус Штайльман:

- Я считаю, что в области экологии следует работать и на национальном, и на международном уровнях. Брюссель, то есть Европейский союз, правительство Германии и правительства стран, нуждающихся в поддержке экологических проектов и инициатив, должны сотрудничать. Мы все одинаково заинтересованы в этом, поскольку экологические проблемы не признают национальных границ.

Ссылки в интернете

Новости

Контекст