1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Человек и природа

Экологическая партия «Союз зеленых России» создана не будет

05.12.2005

Пятого июня в городе Королеве Московской области прошел учредительный съезд партии "Союз зеленых России". В поддержку создания нового политического объединения высказались крупнейшие и наиболее авторитетные экологические организации России, среди них - Международный Социально-экологический союз, Всемирный фонд дикой природы, российское отделение Гринпис, группа "Экозащита!" и другие. В адрес съезда поступила также одна приветственная правительственная телеграмма. Ее направил президент Чувашской Республики Николай Федоров, подчеркнувший, что в Чувашии экологической политике придают особенное значение. На съезде утвержден устав и программа партии, избраны ее руководящие органы. Председателем «Союза зеленых России» стал член Международного социально-экологического союза Алексей Яблоков. Итак, учредительный съезд партии состоялся, а вот зарегистрирована она, тем не менее, не будет. Почему? – спросила я руководителя Экологического Правового Центра «Беллона» и одного из наиболее активных организаторов «Союза зеленых России» Александра Никитина.

НИКИТИН: Российский закон «О политических партиях», который был принят совсем недавно, отвел нам всего полгода на то, чтобы мы собрали 50 тысяч членов в эту партию и создали в не менее, чем 50 процентах российских регионов свои отделения с численностью не менее в 500 человек в каждом отделении.

Пятого декабря заканчиваются полгода, которые предоставил закон. Партия официально не зарегистрирована. Александр Никитин считает, что при нынешних условиях реализовать такого рода инициативу невозможно.

НИКИТИН: Создать партию снизу без финансовых ресурсов, без административных ресурсов, без поддержки свыше, то есть без благословления Кремля, невозможно. Это невозможно физически. На одном энтузиазме в такой стране, как Россия, такую партию создать невозможно. У нас за эти полгода не было ни копейки денег. За исключением лично своих. Из-за этого мы, например, не могли перемещаться по России, потому что каждая поездка стоит очень дорого.

… а принять финансовую помощь из-за рубежа, например, от немецких «зеленых» российский закон запрещает. Скажу для сравнения, что в Германии создать новую политическую партию несложно. Достаточно, чтобы собралась небольшая группа единомышленников…

ЛЕМКЕ: Они должны написать устав своей партии, выбрать правление согласно немецкому Закону о партиях, и – все.

… объяснила мне федеральный исполнительный секретарь партии «зеленых» Германии Штефи Лемке (Steffi Lemke). Какое место такая партия в дальнейшем займет в политической жизни Германии, сколько в нее вступит членов и удастся ли ей, в конце концов, набрать на выборах необходимые пять процентов избирателей и войти в парламент – это другой вопрос

ЛЕМКЕ: Изменение Закона о выборах в России совершенно очевидно направлено на то, чтобы исключить из политической жизни опасных конкурентов - маленькие партии, чтобы сделать невозможным само их существование, не говоря уже об участии в выборах. Это лишь одно звено в длинной цепи мер по уничтожению демократии в России. Пытаться оказать на это влияние из Германии крайне сложно. Мы же не можем вмешиваться в процесс принятия законов в Думе. Многие годы вместе с российскими неправительственными организациями мы принимаем участие в демократическом движении в России, активно защищаем права тех, кто в этом нуждается. Таким образом мы пытаемся поддержать развитие гражданского общества в России. Однако принимать от нас, например, финансовую помощь, партиям и неправительственным организациям не разрешается.

Экологи пытались найти в России деньги на создание партии, но после дела Ходорковского бизнес стал очень осторожен в поддержании политических инициатив.

НИКИТИН: На наше обращение мы слышали ответ: будет команда из Кремля, деньги дадим, не будет команды – денег не дадим.

Помимо экологических проблем, «Союз зеленых России» должен был заниматься и вопросами равноправия полов, женскими проблемами, правами национальных меньшинств, в него должны были войти и студенческие движения.

НИКИТИН: Это не только политические права - на свободу выбора или на свободу слова – их защищают и правозащитные организации, и многие партии. Речь идет о правах маленьких групп, которые не находят защиту в других партиях. Это касается, например, сексуальных меньшинств. Если на Западе к этому относятся с пониманием, то в России это совершенно незащищенные люди. Их права никем не отстаиваются. А по статистике это каждый десятый, который ходит по улице.

Помимо этого, «Зеленая партия» намерена была заниматься защитой прав антимилитаристов, пацифистов и … олигархов. Потому что перед законом должны быть равны все, - убежден Александр Никитин.

НИКИТИН: Ходорковский – олигарх, да, и я абсолютно не защищаю олигархов и все, что с ними связано. Но то, что сделали с Ходорковским, свидетельствует о том, что в России нет независимого правосудия. Так поступать нельзя, это несправедливо. Если бы это сделали по закону и не только с Ходорковским, но и с другими олигархами, было бы понятно, а то, что сделали с Ходорковским – это непонятно. Я стою на стороне защиты Ходорковского только из-за того, что это несправедливо.

Выдержка из письма ответственного секретаря партии «Союз зеленых России» Цепиловой от 28 ноября: пункт пятый, о продолжении деятельности по созданию политического крыла зеленого движения. Решили: Считать целесообразным продолжение работы по созданию политического крыла зеленого движения России по всем возможным направлениям действий.

НИКИТИН: Я верю в то, что в конце концов такая партия появится. Это диктует сама жизнь. Вопрос только, когда это будет и при каких условиях. Я думаю, что если нынешняя администрация очень не захочет, чтобы такая партия существовала, ее не будет. У нас уже есть такой опыт: мы собрали два миллиона сто тысяч подписей против ввоза отработавшего ядерного топлива, а референдума все равно не было. Важно не то, сколько ты соберешь людей, важно, кто считает и как считает.

Швейцарцы проголосовали за введение моратория на генетически измененные продукты питания.

На минувшей неделе в Швейцарии прошел референдум по поводу введения в стране запрета на генетически измененные продукты питания – пока сроком на пять лет. Инициатива голосования принадлежала природоохранным организациям страны, фермерам и защитникам интересов потребителей. Правда, некоторые эксперты считают, что референдум имеет скорее символическое, чем практическое значение, ибо швейцарское законодательство в области использования ГМ-продуктов и так одно из самых жестких в Европе.

ПРОХОЖИЙ: Я хочу вести нормальный здоровый образ жизни. И я не хочу, чтобы мои правнуки появлялись на свет с тремя ушами или тремя носами. Я тоже голосовал «за». Почему? Да потому что я считаю, что не надо манипулировать тем, что нам дает природа, - лишь из соображений экономической выгоды. По-моему, полезные для здоровья продукты питания – это хорошо. Это во всяком случае лучше для человека, чем вечно эта гентехника и все такое. От этого пользы для здоровья мало.

Большинство прохожих на улицах вечернего Цюриха – такого же мнения. Они с облегчением узнали о результатах референдума, инициатива которого – при поддержке швейцарской партии «зеленых» - принадлежала мелким фермерам, а также крестьянам, работающим в экологически чистых хозяйствах. 55 процентов швейцарцев, то есть вполне убедительное большинство, высказались на референдуме «за» введение пятилетнего моратория на использование генетически модифицированных растений и кормов в сельском хозяйстве страны. Однако означает ли это, что Швейцария становится «зоной, свободной от генных технологий»? Ответ на этот вопрос не однозначен, - считает бернский социолог Клод Лангшамп (Claude Langchamp)

ЛАНГШАМП: Генная инженерия в Швейцарии разрешена, когда речь идет о научных исследованиях. Она разрешена и в практической деятельности, в медицине, например. А вот использование генной инженерии в пищевой отрасли в Швейцарии запрещено.

Большинство швейцарских фермеров выступает против использования генно-модифицированных кормов и растений в сельском хозяйстве, - утверждает Президент крестьянского союза Швейцарии Хансйорг Вальтер (Hansjörg Walter):

ВАЛЬТЕР: Благодаря новому закону, за границей также будет признано, что сельскохозяйственные продукты швейцарского производства гарантировано «экологически чистые». Это обеспечит нам определенное положение на европейском рынке, в странах, в которые мы экспортируем наши продукты, – и прежде всего, молочные. Фрукты и овощи тоже отчасти, но, главным образом, молочные продукты.

Президент швейцарского крестьянского союза полагает, кроме того, что принятый пятилетний мораторий сослужит хорошую службу и соседям по Евросоюзу:

ВАЛЬТЕР: Я считаю, что и в Австрии и в Германии найдутся такие регионы и общины, которые последует нашему примеру и объявят себя «зоной, свободной от генных технологий». Это поможет им легче реализовывать свою продукцию, потребитель это оценит.

Дело в том, что, опросы и, не в последнюю очередь, результаты швейцарского референдума показывают, что европейские потребители с большим недоверием относятся к генно-модифицированным продуктам. Однако придавать этому преувеличенно большое значение тоже нельзя, - подчеркивает фермер Херман Вайенет (Hermann Weyeneth). Он представляет консервативную Швейцарскую народную партию в Национальном совете и является сторонником применения генных технологий в сельском хозяйстве.

ВАЙЕНЕТ: Потому что я считаю эту позицию швейцарских крестьян близорукой. Они ориентируются на мнение потребителя сегодняшнего дня и думают, что оказываются тем самым на его стороне. Но вкусы потребителя очень быстро меняются. И вот тогда нам придется импортировать генетически измененное сырье из-за границы. Его и сейчас уже можно ввозить, и Швейцарии не удастся этому помешать.

Дело в том, что производить генно-модифицированные продукты в Швейцарии запрещено, а вот продавать их, снабдив, правда, специальной маркировкой, можно. Так что фактически ввоз в страну таких продуктов остается легальным. Швейцарские ученые-биотехнологи с большой озабоченностью отнеслись к принятию моратория. Правда, они могут продолжать свои исследования, но с целым рядом ограничений. Например, новый закон в явной форме запрещает лабораторно-полевые испытания генно-модифицированных продуктов – пока на пять лет. После этого вопрос об отношении Швейцарии к генной инженерии будет решаться заново.

Экологическая катастрофа на границе КНР и России: загрязненное бензолосодержащими продуктами пятно, движущееся по реке Сунгари со стороны Китая, может достичь Хабаровска 13-15 декабря.

И в заключение передачи – сообщение «на злобу дня»:

по данным Интерфакса, загрязненное бензолосодержащими продуктами пятно может достичь расположенного на реке Амур населенного пункта Нижнеленинское (Еврейская АО) 10-12 декабря, Хабаровска - 13-15 декабря, Комсомольска-на-Амуре - 17-19 декабря, Николаевска-на-Амуре - 25-27 декабря. Как сообщалось, 13 ноября в результате аварии на химическом заводе в Китае ядовитые вещества попали в реку Сунгари - правый приток Амура. В результате в реку было выброшено 100 тонн ядовитых веществ. Мне удалось связаться по телефону с координатором токсической компании «Гринпис России» Алексеем Киселевым, который в настоящий момент находится в Хабаровске. Вот что он рассказал:

КИСЕЛЕВ: (аудиофайл)

Ну что же, будем следить за развитием событий.