1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Штайнмайер: "Критически осмыслить афганский мандат"

В интервью DW-TV министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер призывал еще раз обдумать миссию бундесвера в Афганистане. Министр также высказал свое мнение о перспективах Косова и "большой коалиции".

default

Франк-Вальтер Штайнмайер

Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) дал эксклюзивное интервью телевидению "Немецкой волны", в котором остановился на самых актуальных политических вопросах.

- Господин министр, в вашей партии - партии социал-демократов - наблюдается брожение. Не придется ли вам осенью озаботиться проблемой большинства при продлении афганского мандата?

- По моей оценке, никакого брожения нет. Есть дискуссия - но она необходима. В отличие от многих других стран, которые представлены сейчас в Афганистане, нам для продолжения нашего присутствия там необходима не только поддержка общества, но и решение парламента. Поэтому мы должны это решение продвигать, и я уверен в том, что осенью оно обязательно последует.

- Многие ваши однопартийцы выступают с критикой операции под американским руководством, которая уносит жизни многих мирных жителей. Не лучше ли было бы Германии прекратить участие в этой части афганской миссии?

- Дискуссия о содержании мандата важна, здесь нет сомнений. Разумеется, осенью мы будем критично и самокритично говорить тему того, в какой части мандата мы продолжаем участвовать, а в какой - сообразно обстоятельствам - свое участие скорректируем. Важно, однако, отдавать себе отчет, где находимся мы вместе с нашими обязательствами, которые мы сами провозгласили перед афганским народом.

Мы действуем не в одиночку, а совместно с другими, и об этом надо постоянно вспоминать. После чудовищных терактов 2001 года мы взяли на себя обязательство закрыть этот учебный центр мирового терроризма. Мы обязаны сделать все необходимое для этого. И это не все. Одновременно мы дали обещание помочь гражданскому населению Афганистана в восстановлении страны, измученной тридцатилетней войной.

Для себя я пришел к выводу, что мы отстаем в восстановлении страны, и, что вероятно еще важнее, мы отстаем по всем параметрам от наших обязательств по обучению афганских сил безопасности, полиции и армии умению перенимать на себя ответственность в собственной стране. Другими словами, мы несколько отстаем в выполнении обязательств, взятых по отношению к Афганистану и поэтому должны усилить наши действия в этом направлении. Мы должны избегать того, чтобы наше военное присутствие в Афганистане воспринималась как форма оккупации, и не допускать жертв среди гражданского населения. У меня сложилось впечатление, что солдаты бундесвера и многие другие стремятся как раз к решению этих проблем. После визитов в Афганистан я знаю на основе своего собственного опыта, что гражданское население понимает необходимость присутствия контингента бундесвера. Жители страны знают, что это присутствие обеспечивает возможность действий гуманитарных организаций по восстановлению Афганистана.

- Высокопоставленный немецкий генерал в Афганистане требует увеличения численности немецкого контингента, утверждая, что иначе "Талибан" сможет выиграть борьбу. Как вы относитесь к таким опасениям?

- Конечно, провал военной миссии никогда не исключен, нигде в мире. С таким же риском мы сталкиваемся в Афганистане, учитывая, в частности, что мы действуем там не так быстро, как хотелось бы. Но нельзя не видеть, что ситуация даже на самом опасном по сравнению с другими регионами юге страны в последние месяцы значительно улучшилась. Военное присутствие на юге помешало талибам провести крупномасштабное наступление.

Но мы не сможем решить проблему на юге страны, если нам не удастся организовать политический диалог между Афганистаном и Пакистаном. Речь на нем должна пойти о том, как лучше защитить протяженную границу между двумя странами и принять надлежащие меры против незаконного перехода на одну или другую сторону. Пакистанская сторона прилагает усилия, чтобы, по меньшей мере, улучшить ситуация, увеличив число солдат, несущих пограничную службу.

- Ситуация в Афганистане и других кризисных регионах мира обсуждалась на саммите "большой восьмерки" в Хайлигендамме. На мой взгляд, сторонам так и не удалось определиться с ситуацией по будущему Косова. С чем это связано?

- Совершенно очевидно, что при определении статуса Косова мы еще далеки от решения и от сближения позиций стран – членов Совета Безопасности ООН. Такое развитие событий вызывает беспокойство с европейской точки зрения. Нам нужна безопасность на Западных Балканах и для этого в обозримом временном промежутке необходимо определение политического и государственного будущего Косова, как бы трудно это не было. Я надеялся, что это случится на основе предложений Ахтисаари, предусматривающих ограниченную независимость Косова. Однако этого не произошло. Теперь я возлагаю некоторые надежды на переговоры президентов Путина и Буша. Я надеюсь, что эта тема не будет обойдена, и что основой переговоров станет совместное понимание невозможности затягивать определение статуса. Иначе нетерпение, особенно в Косове, может привести к созданию ситуации, которую еще труднее будет контролировать.

- Господин Штайнмайер, я хочу задать вам вопрос, как политику от СДПГ: как вы оцениваете климат в "большой коалиции"? Нравится ли вам правление в союзе с ХДС?

- Не так часто в Германии мы имеем "большую коалицию". Как вы знаете, это второй случай. Но и в "большой коалиции" партии не могут прекратить работать в своем собственном профиле. Это видно и в сегодняшнем сотрудничестве. Возьмите актуальные споры, которые описываются СМИ, к примеру, о минимальной заработной плате. Вряд ли кого может удивить, что наши представления по этому вопросу серьезно отличаются от концепций ХДС. И, конечно, мы были недовольны компромиссом, достигнутым "большой коалицией". Мы будем и дальше работать над проектом введения минимальной оплаты труда. Но в целом я вижу сотрудничество в "большой коалиции" несколько иначе, чем некоторые журналисты. По многим вопросам нам удается достичь согласия, и я абсолютно уверен, что мы сможем совместно работать до 2009 года.

Контекст