1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Штайнмайер: Германия – на стороне Израиля

Находаясь с визитом в Иерусалиме, министр иностранных дел Германии Штайнмайер гарантировал Израилю поддержку Германии. Он также подтвердил неизменность позиции ФРГ по отношению к движению ХАМАС.

default

Штайнмайер и премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) в понедельник находился с визитом в Израиле. Главные темы его переговоров – положение в регионе после победы на парламентских выборах в палестинской автономии радикально-исламистского движения Хамас и "иранский кризис" – ядерная программа Тегерана и воинственные заявления иранского президента в адрес Израиля.

Steinmeier in Israel

Штайнмайер и глава МИДа Израиля Ципи Ливни на переговорах в Иерусалиме 13 февраля

"Важно, что бы в Израиле знали, что Германия будет его поддерживать и в трудные времена", - заявил Штайнмайер после встречи с с исполняющим обязанности премьер-министра страны Эхудом Ольмертом.

На переговорах Франк-Вальтер Штайнмайер подтвердил неизменность позиции Германии в отношении Хамаса. Эту позицию еще две недели назад сформулировала в ходе своего первого визита в Израиль канцлер ФРГ Ангела Меркель: во-первых, ХАМАС должен признать право Израиля на существование, во-вторых, однозначно заявить о своем отказе от применения насилия и, в-третьих, согласиться с теми мерами, которые уже были достигнуты в ходе мирного урегулирования.

Надежда на переговоры с Ираном

Militante Palästinenser in Nablus

Штайнмайер подчеркнул в Израиле, что такова единодушная позиция стран-членов Евросоюза. В отличие от российского президента, который неожиданно пригласил представителей ХАМАСа на политические переговоры в Москву, он пока не считает возможным вести диалог с радикальными исламистами. А вот в том, что касается ядерной программы Ирана, Штайнмайер пока не теряет надежды найти решение за столом переговоров. По его словам, канцлер Меркель, видит поиск решения в ходе дипломатических усилий и переговоров, которые немецкая сторона намерена энергично продолжать. И пока не следует отвечать на еще не поставленные вопросы.

Штайнмайер не исключает вариант насильственного принуждения Ирана к отказу от его ядерной программы. В отличие от него, председатель социал-демократической партии Германии Маттиас Платцек высказался за исключение такого варианта, за отказ Германии от приминения силы в отношении Ирана даже в виде крайней меры. Линия Платцека не находит безоговорочной поддержки в рядах социал-демократов. Как заявил в интервью газете Bild заместитель председателя комиссии бундестага по внешней политике Хан-Ульрих Клозе (СДПГ), он находит военное решение спора "нежелательным", однако было неправильным исключать такую возможность на переговорах. По словам эксперта социал-демократов в бундестаге по вопросам обороны Райнера Арнольда (Rainer Arnold), неразумно в самом начале переговоров объявлять о том, что та или иная мера воздействия считается неприемлемой.

Побудить Иран отказаться от ядерной программы

По мнению внешнеполитического эксперта фракции ХДС/ХСС Эккарта фон Клэдена (Eckhart von Klaeden), никто не хочет военного варианта и Германия не угрожает вооруженным насилием. "Но если мы с самого начала исключим применение силы, то ослабим нашу позицию на переговорах. А если мы хотим добиться на них успеха, то было бы ошибкой заведомо исключать такие варианты", - заявил фон Клэден в интервью газете Passauer Neue Presse.

...всеми доступными средствами

Немецкая стратегия ведения переговоров должна, по словам фон Клэдена, состоять среди прочего в том, чтобы оставить Иран в неведении относительно последствий его деструктивного поведения. Иран на протяжении десятилетий нарушал международное право, поддерживает терроризм, готовится - по некоторым признаком – к производству атомной бомбы. Всеми доступными средствами мы должны побудить Иран отказаться от ядерной программы, а для этого Германии нужно укреплять, а не ослаблять свою позицию на переговорах.

Никита Жолквер

Контекст