1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

"Штази" и самый страшный этап в истории ГДР

Многие из скромно доживающих свой век 218 000 бывших сотрудников "Штази" с удовольствием рассказывают о своём нелёгком труде на благо социалистической Германии. На мероприятия, где происходят дискуссии, попасть нелегко.

default

В Берлине открыт музей "Штази".

"Пока мы не знаем поимённо всех, кто стал жертвами террора, мы не имеем права забывать случившиеся". Эти слова одного из бывших канцлеров ФРГ Вилли Брандта относятся к жертвам холокоста. Но не могут быть забыты и жертвы другого периода немецкой истории: периода двух Германий, периода "Штази", госбезопасности бывшей ГДР.

"Штази" – уникальный случай для историка. Ведь, если в России архивы ГПУ-НКВД и уж тем более КГБ, до сих пор под замком, а сотрудники надёжно защищены от проверок и обвинений, то "Штази" - это единственная бывшая служба безопасности, при изучении которой в распоряжении историков находятся не только её огромнейшие архивы, но и её бывшие сотрудники. Да, они не имеют права работать на госслужбе и в политике - по закону о люстрации. Но их никто не прикрывает, почти никто даже не был посажен за решётку, хотя этого многие в стране желали. Как ни странно, они даже не ущемлены в своих новых конституционных правах граждан ФРГ, с которой они всегда боролись.

Многие из этих скромно доживающих свой век 218 000 бывших сотрудников "Штази" с удовольствием рассказывают о своём нелёгком труде на благо социалистической Германии. И их слушают. На мероприятия, где происходят дискуссии об этом "славном" прошлом, попасть нелегко.

"Вы даже не представляете, какие у нас были коллективы! Например наш чудесный коллектив Берлинского управления. Это постоянное чувство товарищества и поддержки! Такие вещи запоминаются. Создать подобную атмосферу на предприятиях при нынешних условиях совершенно нереально," - ностальгирует бывший сотрудник "Штази" Йохан Принциг.

"Штази" пользовалась поддержкой населения?

Но его восторги разделяют далеко не все из тех, кто жил в ГДР, ведь методы госбезопасности ГДР ничем не отличались от методов братского КГБ. Слежка, запугивание, шантаж, психическое и физическое воздействие на несогласных с линией партии. В спецтюрьмах "Штази" были созданы все условия для ломки людей. Камеры-одиночки, полностью изолированные от окружающего мира, не пропускающие ни света, ни звука. В таких камерах заключённые находились иногда по несколько лет - – без допросов, без обвинений – пока сами не придумывали себе дело.

"Это неверно, как считают теперь многие, что "Штази" не имела поддержки у населения. Это не так. Я не согласен, что граждане ГДР видели в "Штази" аппарат насилия, орган, который только карает, отправляет за решётку ... Не считаю я так, да и не было такого, - откровенно изумлён один из бывших сотрудников госбезопасности. - Сегодня многие говорят, что и мы, мол, совершали ошибки, работали против нашего народа. Да это просто ложь. Это просто нужно тем, кто хочет дискредитировать бывших сотрудников "Штази", моих коллег. Всё это ложь, в этом нет ни капли правды".

Stasi Archiv in Berlin

В архивах Штази.

Правда, никто не может объяснить зачем в таком случае "Штази" было нужно 218 000 официальных и 150 000 секретных - неофициальных - сотрудников. Были составлены дела на 80 000 сограждан, считавшихся неблагонадёжными. Ничто не было в ГДР окутано такой завесой тайны, как структура и методы министерства госбезопасности. Контроля над "Штази" не было. Угроза, исходившая из этого министерства, была неопределённой и непредсказуемой.

"Штази" исправляла "ошибки ГДР

"Я любил ГДР как отец любит своих детей. Родители ведь тоже видят ошибки и недостатки своих детей и желают их исправить. Не во всех случаях это возможно. Но нельзя при первой неудаче отчаиваться. Я принимал ГДР со всеми её ошибками и недостатками. Я пытался изо всех сил помочь, пытался исправить эти недочёты, если это было в моих силах," - описывает свою работу Йохан Принциг.

Деятельность его коллег была образцовой. Именно поэтому, московские товарищи в 60-е годы поручили именно "Штази" "экспорт" революционного и национально-освободительного движения в бывшие колонии. Правительства этих стран, державшихся только на советских штыках, постоянно прибегали к помощи сотрудников "Штази" в борьбе со своими противниками, которых, естественно, поддерживали западные спецслужбы.

Международная роль восточногерманских служб

Так, в 1975 году военные консультанты из ГДР и сотрудники "Штази" работали в Южном Вьетнаме, участвовали в разработке и подготовке операции по захвату Сайгона. Путчу 1964 года на Занзибаре предшествовало посещение острова сотрудниками "Штази", одним из которых, говорят, был легендарный Маркус Вольф, шеф разведки "Штази". Палестина, Судан, Южный Йемен, Мозамбик, Ангола, Эфиопия, Родезия, Зимбабве, ЮАР, Намибия – во всех этих горячих точках идеи марксизма-ленинизма внедрялись при поддержке "Штази".

"Чего только не придумают и не наговорят теперь про службу государственной безопасности. Но "Штази" тогда была очень авторитетной организацией. Сейчас говорят – страшной, говорят, что нас боялись. Но я вам скажу – это был авторитет, уважение".

Борьба с терроризмом или его поддержка?

Задачей 12го отдела "Штази" была борьба с терроризмом. Однако "Штази" понимала это по-своему. Именно инструкторы из ГДР обучали арабских террористов и членов "Rote Armee Fraktion" - RAF, лево-экстремистской подпольной организации, державшей в семидесятые годы в страхе Западную Германию. Так, покушение РАФовцев на

Attentat auf Siegfried Buback

Одно из убийств, совершенных террористами RAF.

натовского генерала Фредерика Крозена (Frederik Kroesen) было подготовлено и отрепетировано в ГДР. Его машина была обстреляна в ФРГ из противотанковой установки террористами RAF.

Более того, ряд наиболее известных террористов RAF, разыскивавшихся полицией ФРГ, отсиживались или жили в ГДР. На территории полигона Тетеров в Мекленбурге тренировались тысячи борцов за независимость из многих стран мира. Например, нынешний министр сельского хозяйства ЮАР Ронни Кaзрилс (Ronnie Kasrils), или министр внутренних дел Зимбвабве Думисо Дабенгва (Dumiso Dabengwa).

Контекст