1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Шрёдер вредит своим же историческим заслугам

Бывший канцлер Германии Шрёдер займет ведущий пост в консорциуме по строительству газопровода по дну Балтийского моря. Тем самым он оказал медвежью услугу германско-российским отношениям, считает Инго Маннтойфель.

default

9 декабря точно к началу строительства так называемого Северо-Европейского газопровода из России в Германию взорвалась политическая бомба. Бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер (СДПГ) возглавит наблюдательный совет в зарегистрированной в Швейцарии немецко-российской компании по разработке и строительству Северо-Европейского газопровода. Бризантность ситуации заключается в том, что договор о его строительстве между российским энергетическим гигантом Газпромом и немецкими концернами BASF и E.ON был подписан в спешке в сентябре этого года в Берлине незадолго до выборов в германский бундестаг в присутствии Шрёдера и российского президента Путина. Это событие вызвало резкую критику со стороны соседних стран Центральной и Восточной Европы и сомнения по поводу экономичности газопровода, проводимого по дну Балтийского моря.

Развитие отношений - объективная потребность

Шрёдер, приступив к выполнению своих новых обязанностей, осложнит тем самым будущую политику Германии по отношению к восточноевропейским странам, заключающейся в активном развитии отношений не только с Москвой. Кроме того, он причинит и вред своим же собственным историческим заслугам в развитии германо-российских отношений. Будучи канцлером Германии, Шрёдер проводил не совсем свободную от критики внешнюю политику, преследовавшую собой цель укрепления тесного партнерства с Россией. Он действовал вопреки внутриполитическому давлению в Германии, завоевав к себе в России большое доверие. Историческим знаком тому послужило его участие в праздновании на Красной площади 60-летия окончания Второй мировой войны.

Но в основе политики Шрёдера по отношению к России было заложено не только желание примирения между немцами и русскими, но еще и геополитическая и стратегическая проницательность: европейский континент останется мирным и процветающим только в том случае, если и Россия в достаточной степени будет вовлечена во все происходящие здесь процессы. Европа и Россия зависят друг от друга не только из-за обоюдно выгодной экономической интеграции. Ведь только вместе они смогут выстоять в мире двадцать первого века.

Для Шрёдера найдется множество задач

Эти реально-политические факторы политики бывшего канцлера по отношению к России полностью уйдут на задний план, если Шрёдер возглавит наблюдательный совет консорциума по строительству газопровода по дну Балтийского моря. Ведь с этой точки зрения вся его российская политика выглядит политикой для своей же личной выгоды, тем более, если окажется, что этот пост не простая "общественная нагрузка".

Если у Шрёдера есть желание использовать свое влияние в качестве "благородного политического деятеля" на пользу германско-российских отношений, то для него нашлось бы множество других задач, как, например, им же самим инициированный "Петербургский диалог" или же находящийся в начальной стадии развития центр по организации германско-российского молодежного обмена. Выступая же в качестве "вывески" для североевропейского газопровода, он оказывает германско-российским отношениям медвежью услугу.

Инго Маннтойфель