1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Кино

"Шрам": эпохальная драма Фатиха Акина о геноциде армян

Фильм немецкого режиссера с турецкими корнями поднимает тему, до сих пор являющуюся табу в Турции. Корреспондент DW в Венеции Йохен Кюртен посмотрел эту и другие картины.

Смотреть видео 01:21

Фильм "Шрам" борется за "Золотого льва" в Венеции

Основное послание фильма Фатиха Акина (Fatih Akin) сконцентрировано в маленькой сцене: двадцатые годы прошлого века, мы находимся где-то на Востоке. Захламленный задний двор, теплый вечер. На импровизированный экран проецируются черно-белые кадры: "дают кино". Старики и дети, мужчины и женщины вместе смотрят "Малыша" Чарли Чаплина.

Публика от души хохочет. И вдруг происходит трагедия: малыша у Чарли отнимают. Вплоть до хеппи-энда, когда счастливый Чарли снова заключает в объятия ребенка, публика переживает вместе с героями ленты… В конце проливаются потоки слез: и на экране, и в импровизированном кинозале. "Я задал себе вопрос: как снять фильм, который заставил бы граждан современной Турции сопереживать армянам, жертвам геноцида почти вековой давности", - сказал режиссер Фатих Акин на пресс-конференции. Его фильм – ответ на этот вопрос.

Назарет (Тахар Рахим)

Назарет (Тахар Рахим) отправился на поиски своих дочерей

Фильм на запретную тему

Фатих Акин, родители которого приехали в Германию из Турции, снял кино на тему, которая в Турции до сих пор является запретной: не только власти страны, но и общество до сих пор отказываются официально признавать геноцид армян.

Кадр из фильма ''Шрам''

Кадр из фильма ''Шрам''

Об исторических событиях рассказывается на примере судьбы одного человека - отца армянского семейства по имени Назарет (в этой роли – французский актер алжирского происхождения Тахар Рахим). События начинают разворачиваться в 1915 году в Османской империи, где пока еще мирно и дружно живут люди разных национальностей. Но вскоре настает тот злосчастный день, когда всех мужчин деревни, где живет Назарет, сгоняют на площадь и отправляют под конвоем на принудительные работы.

После череды страшных картин - марша смерти, произвола, массового расстрела – чудом выживший Назарет узнает о гибели жены. Но его дочери, возможно, остались в живых, и отец отправляется на их поиски за океан. Назарет не может говорить: ему перерезали голосовые связки (отсюда и название фильма – "Шрам"). Поэтому кричать за него приходится другим.

Путь к истинной религии

По словам Фатиха Акина, одной из центральных тем, которые его интересовали во время создания фильма, был путь к религии: его герой утрачивает веру в церковь и ее ритуалы, зато приближается к тому, что, с точки зрения режиссера, является истинной сутью религии – духовному началу, умению не отчаиваться в самых безысходных ситуациях.

Фатих Акин

Фатих Акин

О фильме "Шрам" очень много говорилось и писалось заранее. Масла в огонь подлило то обстоятельство, что Акину не удалось реализовать свой следующий проект – фильм об убитом турецко-армянском журналисте. Формальная причина отказа от съемок – команде не удалось найти актера на главную роль. Но сообщалось и о других сложностях: в частности, живущему в Гамбурге Акину угрожали расправой радикальные группировки из Турции.

Едва ли всем в Турции придется по душе и "Шрам": в фильме есть беспощадные сцены зверских расправ турок над беззащитными армянами, мучительной смерти узников лагерей. Есть серьезные сомнения в том, что официальная Анкара даст разрешение на прокат фильма в Турции (которого добивается режиссер). И все-таки этот фильм - мощный манифест молодого режиссера, личное "не могу молчать" и одна из первых попыток отразить на киноэкране трагические события полузабытого миром геноцида.

Прохладная реакция и серьезная конкуренция в Венеции

Венецианской публикой и международной критикой

новый фильм Фатиха Акина был принят скорее прохладно. Сдержанная реакция связана как с непростой темой, которую поднял режиссер, так и с сознательным отказом от участия звезд и достаточно консервативным визуальным языком картины. Кроме того, у Акина серьезная конкуренция: достаточно упомянуть такие уже показанные публике ленты конкурса, как "99 домов" ("99 Homes") Рамина Бахрани или "Черные душой" ("Anime Nere") Франческо Мунци. Фильм Бахрани, представляющий в конкурсе США, рассказывает о трагических последствиях мирового экономического кризиса. Итальянская лента заглядывает в мрачные глубины истории одной итальянской семьи, где правят бал связи с мафией и кодекс чести.

Словом, кинофестиваль в Венеции верен представлению о кино, каким его видел еще Чарли Чаплин: как о мощном способе при помощи индивидуальных историй говорить на ключевые темы бытия, эмоциями воздействовать на рациональное начало и вызывать жалость к слабым и страдающим этого мира.

Смотрите также:

Контекст

Ссылки в интернете

Аудио- и видеофайлы по теме