1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Шлингензиф поставил оперу Вагнера в Бразилии

В Бразилии "Летучего голландца" Вагнера в постановке "анфан террибль" современной немецкой культуры Кристофа Шлингензифа встретили аплодисментами. Доволен остался и сам режиссер, сердце которого "тронул" Манаус.

default

На премьере в театре Манауса

Премьера оперы Вагнера "Летучий голландец" в постановке провокационного немецкого режиссера Кристофа Шлингензифа в легендарном оперном театре Манауса Teatro Amazonas встретила восторженные аплодисменты публики.

Что общего у Вагнера и самбы?

Brasilien Christoph Schlingensief Aufführung von Richard Wagner Oper in Amazonas

Сцена из спектакля

Правда, были и "мини-протесты" как сказал сам Шлингензиф. Но их, по замечанию режиссера, устроили "немецкие вагнерианцы с их требованиями чистоты…, которые считают, что у Вагнера и самбы не может быть ничего общего". Да и использование сцен из фильма Пазолини "Сало, или 120 дней Содома" в постановке вызвало раздражение некоторых зрителей. "Общество само себя удовлетворяет и разрушает счастье других", - заметил на это режиссер.

Чудо, тронувшее сердце циника

Christoph Schlingensief

Кристоф Шлингензиф

Первые критические отзывы в Германии на бразильскую постановку Шлингензифа были похвальными. "Этим гротескным, барочным проектом Шлингензиф совершил маленькое чудо - Манаус танцует Вагнера", - отметили на телеканале ARD.

"В Байрейте меня встретила стальная гроза, в Манаусе же мое сердце было тронуто", - сказал Шлингензиф после премьеры, сравнив нынешний спектакль со своей постановкой оперы Вагнера "Парсифаль" в Байрейте в 2004 году.

С Вагнером в поисках спасения

В прочтении Шлингензифа Сента - это "женщина будущего", а ее столкновение с движимым тщеславием, беспокойным миром мужчин - это "классический случай" нашего общества, тщетно ищущего спасения.

Brasilien Christoph Schlingensief Aufführung von Richard Wagner Oper in Amazonas

Сцена из спектакля

Даланд в постановке немецкого режиссера представлен колонизатором, торгующим маленькими девочками, и предводителем секты, "со всей извращенностью европейцев, которым иногда хочется немного повеселиться", объясняет Шлингензиф. Сента хочет спасти весь мир и Голландца, который сам не знает, куда и зачем стремится, и в конце концов исчезает в своего рода "коконе", в "тишине окукливания". Все это шизофреники, объясняет режиссер: "тот, кто каждые семь лет возвращается, чтобы найти спасение, не может быть нормальным".

Вагнер стал осязаемым

Шлингензиф, 46-летний режиссер из Берлина, работал два месяца подряд при невыносимой тропической жаре. И все же именно здесь он смог реализовать свою мечту: "Это осязаемый Вагнер, чья очередь давно настала", - говорит режиссер. Возвращаться в Германию Шлингензифу не хочется. "Мне нравится, - говорит он, - работать за границей, вдали от мелочности Германии". (ос)

Контекст