1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Ширак отнёсся к кандидатам в ЕС как к недоразвитым провинциалам

Франция пользуется возможностью, чтобы объяснить восточноевропейским странам-кандидатам, кто в общем европейском доме имеет право на собственное мнение, а кто нет / Новый курс ЕС – это поражение противников войны.

Ни слова об окончательных сроках, установления которых так хотел бы Блэр, ни слова о 1 марта. Всё это не очень нравится американцам, которые уже вовсю работают над проектом второй резолюции ООН. При этом ЕС не исключил возможность применения насилия в качестве последнего средства. Всё это уже содержалось в декларации, принятой Францией, Россией и Германией.

Газета "Нойе оснабрюкер цайтунг" отмечает:

Вместо того чтобы воспользоваться шансом начать всё заново, президент Франции Ширак начал новый спор со странами-кандидатами. Из-за их проамериканской позиции Ширак отнёсся к ним как недоразвитым провинциалам, не обладающим ни благоразумием, ни культурой. Тем самым, Ширак вбивает ещё один клин в ЕС. Из-за этого спора ЕС ещё больше утрачивает своё значение во внешней политике.

Тему продолжает газета "Тагесцайтунг":

Вряд ли можно назвать компромиссом, если кто-то прыгает не с 20, а с 10 этажа. Никто из тех, кто отклоняет так называемую превентивную войну против Ирака, не может согласиться с компромиссом, в рамках которого такая война вдруг объявляется последним средством. Тот, кто это делает, сдаётся. Так что новый курс ЕС – это поражение противников войны, к которым причисляет себя и канцлер Германии. Теперь правительство Германии рискует утратить поддержку населения даже там, где оно всегда выходило победительницей в ходе опроса общественного мнения. Поэтому в интересах правительства ФРГ было бы отказаться от одобрения заявления ЕС.

Газета "Меркише альгемайне" пишет:

Европейцы – довольно странный народец. Одни отклоняют возможность насильственного преодоления иракского кризиса, другие не исключают такой метод. И все вместе едины в том, что конфликт следует урегулировать мирным способом, но, в случае необходимости, можно прибегнуть и к насилию. Германия после всего этого заявляет, что она, несмотря ни на что, не собирается менять свой курс. То же самое заявляет и Великобритания. А Франция пользуется возможностью, чтобы объяснить восточноевропейским странам-кандидатам, кто в общем европейском доме имеет право на собственное мнение, а кто нет. "Классический компромисс", как его назвал канцлер Германии: каждый идёт каждому на уступку и в то же время остаётся при своём мнении. Таким образом, политика превращается в фарс. Министр иностранных дел Германии Фишер говорит, что в силу своей истории Германия испытывает серьёзные трудности, что касается участия в войне. Историей он аргументировал и во время войны в Косово, оправдывая участие Германии в военных действиях.

Газета "Зюддойче цайтунг" отмечает:

Отсутствие единства среди европейцев стало очевидным не после заявления "восьмёрки", а в результате политики "двойки" – Германии и Франции. Раскол, который теперь более или менее удалось преодолеть в Брюсселе, вызвали не страны-кандидаты. Да, они встали на сторону американцев. Однако тот, кто называет это услужливостью, отказывает восточноевропейским странам в праве самим делать выводы на основании своего исторического опыта и сложившейся ситуации в области безопасности. Именно восточные европейцы, гораздо больше, чем западные, боятся ухода американцев из Европы.

Газета "Франкфуртер альгемайне" продолжает тему:

Правительства стран Центральной и Восточной Европы, оказавшись между американскими гарантиями безопасности и европейскими перспективами роста благосостояния, теперь зададут себе вопрос, не оказались ли они в ловушке и не слишком ли высокой оказывается политическая цена за подпись под заявлением о солидарности с США. То, каким языком сегодня заговорила Западная Европа, напоминает о тех временах, когда непослушание наказывалось в дисциплинарном порядке. Европейскому союзу недостойно прибегать к методам, которые усиливают скептицизм по отношению к идее единой Европы. Уже сейчас ясно, что иракский кризис будет иметь для европейских структур гораздо более серьёзные последствия, чем это можно себе сегодня представить.

Обзор немецкой подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст