1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Швейцарские часы: чудо точной механики

На часовой мануфактуре "Пармиджиани" в деревеньке Флёрье, затерявшейся в горах Швейцарской Юры, состоятельному клиенту предложат богатейший ассортимент эксклюзивных часов...

default

Ювелирная работа требует предельного внимания.

Маленькую машинку в последний раз протирают кусочком мягкой ткани - и работа завершена. В плоский золотой корпус диаметром всего четыре сантиметра вставлены малюсенькие шестеренки, рычажки и пружинки. Каким-то непостижимым, магическим образом они цепляются друг за друга и медленно передвигают элегантные стрелки по циферблату безукоризненной формы. Каждая, даже самая маленькая деталь на циферблате тщательно отполирована и украшена тончайшим узором. Пятьдесят человек трудились над этим чудом точной механики, одна только сборка филигранного механизма длилась два месяца. Продажная цена часов – 200 тысяч швейцарских франков.

Какие часы желаете: из золота или из платины?

На часовой мануфактуре "Пармиджиани" в деревеньке Флёрье, затерявшейся в горах Швейцарской Юры, состоятельному клиенту предложат богатейший ассортимент таких эксклюзивных часов. Часы здесь не просто покупают. В заранее обговоренное время Вас принимают в салоне шикарной виллы. На массивном столе дубовом перед покупателем раскладывают самые изысканные модели часов ручной сборки. Какие часы желаете: из золота или из платины? Классический циферблат или модную дизайнерскую модель? Желаете ли Вы иметь шикарные часы за двести тысяч франков или можно ограничиться скромным вариантом стоимостью всего шестнадцать тысяч?

Решение не обязательно принимать сию минуту, покупку можно как следует обдумать. К тому же, на изготовление большинства часов марки "Пармиджиани" все равно требуется в среднем два года. Кому, спрашивается, нужны столь дорогие часы? Не спешите делать выводы: торговля швейцарскими хронометрами ручной сборки вновь процветает в долинах Швейцарской Юры.

С "легкой руки" реформатора Кальвина

Часовое производство зародилось в этой части Швейцарии уже несколько столетий назад. А виновником сего знаменательного события стал строгий протестантский реформатор Кальвин, который запретил зажиточным гражданам богатого города Женевы, перешедшим в новую веру, носить украшения. Оказавшись не удел, ювелиры и золотых дел мастера вынуждены были искать другое занятие и открыли для себя часовое производство и точную механику. Из Женевы новое ремесло распространилось по всей Швейцарской Юре. Поначалу мастера сами собирали часы от первой до последней детали. Однако очень скоро в регионе возникло необычное разделение труда, в котором важную роль играли "пейзан-орложье", то есть крестьяне-часовщики.

Прежде всего, в зимние месяцы они занимались производством часов: утром крестьяне доили коров, а остаток дня выпиливали, сверлили, полировали. Одни производили шестеренки для часов, другие – корпуса для них, третьи изготавливали часовые стрелки и пружины. А потом где-то из всех этих деталей собирали готовые часы. Сначала крестьяне работали с помощью самых примитивных инструментов, а позднее в их домах появились небольшие станки, которые позволили облегчить ручной труд и повысить его производительность. Даже еще в 18 веке, когда в Юре возникли первые часовые мануфактуры, эта система надомного труда продолжала существовать. В цеха были перенесены только отдельные производственные циклы, а вся остальная работа по-прежнему выполнялась в крестьянских домах.

Впоследствии некоторые из крестьян-часовщиков сумели стать самостоятельными мастерами, владельцами небольших мануфактур, оснащенных закупленными или самодельными станками и приспособлениями. Сегодня в Швейцарской Юре трудно найти деревню или городок, в котором бы не было своего музея часов, где можно увидеть эти старинные машины и самые различные модели солнечных, корабельных, настенных, каминных, карманных и наручных часов. И по сей день в Юре помнят имена таких великих часовых мастеров 19 века, как Луи Ришар, Ами ЛёКультр, Жак Вашрон, Жюль Андемар и Исаак Пиге.

"Бриллианты для мужчин"

Впрочем, Швейцарская Юра живет не только историей традиционного часового производства. Это производство живо здесь и поныне. Оно сумело пережить великий кризис 70-х и 80-х годов, когда появление на рынке кварцевых часов лишило работы две трети швейцарских часовщиков, а швейцарская часовая промышленность стала ассоциироваться не с точнейшими хронометрами ручной работы, а с дешевыми пластиковыми часами фирмы "Свотч". В первой половине 80-х годов швейцарцы сменили неповторимость, индивидуальность и дороговизну механических хронометров на простоту и дешевизну кварцевых часов, доступных практически любому желающему.

Пластмассовый корпус "Свотчей" позволяет бесконечно варьировать форму и цвет часов, что привлекает в первую очередь подростков и молодежь. А благодаря дешевизне люди могут теперь иметь одновременно несколько разных часов и надевать то одни, то другие в зависимости от настроения, цвета одежды и рода занятий.

Однако в какой-то момент в настроениях покупателей произошел перелом, и они, насытившись массовостью и ультра-современностью, опять стали покупать часы классического дизайна. Спрос на дорогие хронометры ручной сборки вновь стал расти. Но если раньше коллекционирование часов считалось привилегией королей и дворянской знати, то сегодня круг любителей точной механики значительно расширился. Дорогие швейцарские часы теперь нередко называют "бриллиантами для мужчин". Спрос на механические хронометры сегодня стабилизировался недостатка в заказах у швейцарских часовых мануфактур нет. Хотя число таких мастерских все же заметно сократилось. Полвека назад в каждой деревне в Швейцарской Юре была своя часовая мануфактура, а то и две. Сегодня же на весь регион их осталось только два десятка.

Контекст