1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Шанхайский дух шагает к гармонии

Простое суммирование данных по площади и числу населения стран Шанхайской организации сотрудничества еще не делает ее важным глобальным игроком. Но есть у организации и потенциал для роста, полагает немецкий эксперт.

default

На саммите ШОС в Шанхае обошлось без эксцессов: гость из Ирана воздержался от резких слов

Саммит ШОС в Шанхае был юбилейным в двойном исчислении: десять лет с момента образования "шанхайской пятерки" и пять лет существования Шанхайской организации сотрудничества теперь уже шести государств. По мнению эксперта берлинского фонда "Наука и политика" Уве Хальбаха (Uwe Halbach), этот саммит ШОС вызвал наибольший резонанс из всех до сих пор проводившихся - да и то благодаря приглашению в Шанхай иранского президента.

China Gipfeltreffen der Shanghai Cooperation SCO Mahmud Ahmadinedschad

Махмуд Ахмадинежад в Пекине

Махмуд Ахмадинежад, прибывший на встречу в роли наблюдателя, воздержался от прямых упоминаний конфликта вокруг иранской атомной программы. Понимая, что уже одним своим присутствием ставит "шанхайскую шестерку" в щекотливое положение, он ограничился лишь сдержанной критикой политики запугивания и давления, не называя при этом США.

Зато в остальном позиционировал себя так, как будто Иран уже стал полноправным членом ШОС. Ахмадинежад сказал, что только тесное сотрудничество на экономическом и политическом уровнях способно защитить участников организации от насильственного вмешательства со стороны "господствующих сил". "Шанхайская шестерка" должна превратиться в "сильную и влиятельную" институцию в сфере торговли, призвал иранский президент.

США подвергли критике факт предоставления Ирану статуса наблюдателя. Президент России Владимир Путин сказал в Шанхае перед встречей с Махмудом Ахмадинежадом, что Иран, как и любая другая страна, имеет право использовать высокие технологии. Но делать это так, чтобы не вызывать беспокойства у части международного сообщества. Помимо России и Китая в ШОС входят Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Статус наблюдателя имеют кроме Тегерана Индия, Пакистан и Монголия.

Шанхайский дух

Шанхайский саммит завершился подписанием совместного коммюнике, в котором главы государств и правительств шести стран заявили, что по-прежнему приоритетной задачей считают борьбу против терроризма, сепаратизма и экстремизма, а также торговли наркотиками.

В коммюнике говорится также, что правовая основа и административные системы для экономического сотрудничества в рамках организации имеются, и что сотрудничество находится в фазе реализации конкретных пробных проектов. А также, что организация стремительно развивается благодаря приверженности "шанхайскому духу", которому свойственны, в частности, взаимное доверие, взаимовыгодная польза, равноправие и уважение. Конечная цель ШОС - судя по заключительным словам "Декларации по поводу пятилетнего существования Шанхайской организации сотрудничества" - достижение гармонии в мире.

Все впереди

Все сотрудничество участников ШОС сводится к политическим заявлениям, резюмируют между тем наблюдатели. Да и самой организации как таковой фактически не существует. Всего два года прошло с тех пор, как ШОС обзавелась секретариатом в Пекине и открыла антитеррористическое бюро в Узбекистане.

В Москве скоро заработает Деловой совет ШОС. Но это единственные постоянные институции ШОС. В Китае даже государственный печатный орган "Пекинское обозрение" признает, что "молодой организации" сначала надо "возмужать", что у нее "все ещё впереди", что "ей предстоит пройти немалый путь для того, чтобы стать по-настоящему эффективной".

Путь ШОС после саммита 2006 года ведет, по мнению немецкого эксперта Уве Хальбаха, в глубину. "До начала саммита ходили слухи о приеме в ШОС государств со статусом наблюдателя, о превращении ШОС в евразийскую суперорганизацию, в которой окажутся такие разные страны, как Россия, Китай, Индия и Пакистан. Но стало ясно, что такое расширение устраивает не всех, меньше всего, страны Центральной Азии, которые опасаются в таком случае оказаться вытесненными на периферию", - сообщил политолог.

Потенциал роста

Ввиду неимения общих культуры, истории, традиций и ценностей шесть участников Шанхайской организации сотрудничества не могут выработать единую стратегическую линию. Вместо общих целей - у них общие антипатии.

Участники ШОС отвергают терроризм, экстремизм и сепаратизм, не хотят стать аналогом НАТО в Восточной Азии и не намерены противопоставлять себя третьим странам. Вне рамок этого консенсуса каждый из участников ШОС ожидает, что организация будет играть роль, соответствующую именно его национальным интересам.

Какое же будущее ожидает эту "влиятельную международную организацию", как называют ШОС российские СМИ? Как отмечает эксперт берлинского фонда "Наука и политика" Уве Хальбах, "простое суммирование данных по площади и числу населения еще не делает ее важным глобальным игроком. И совершенно неуместно определение ШОС как "НАТО Востока". Оно ведет к переоценке интенсивности и эффективности сотрудничества членов этой организации в области политики безопасности".

В то же время, подчеркнул эксперт, ШОС отличается от многих возникших на постсоветском пространстве региональных организаций, которые по сути своей просто мыльные пузыри, без малейшего намека на кооперацию. В ШОС хотя бы есть стремление к повышению эффективности. Другое дело, отмечает эксперт, к чему стремится ШОС: стать эффективной региональной организацией или же "геополитическим игроком", противовесом западным организациям. (эв)

Контекст