1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Шаинский на немецком: песни чужого детства...

Летали воздушные шарики и мыльные пузыри. Девочек наряжали в пачки, мальчикам выдавали доспехи и шлемы. Давали Штокхаузена. Но никто не расходился. Это был "детский день" в филармонии Кельна...

default

На улице перед Кельнской филармонией, прямо на брусчатке с видом на Рейн расположился целый ударный оркестр: гигантский бас-барабан и конги, маримбафоны и ксилофоны, всевозможные экзотические инструменты и целая звонница разнообразных колокольчиков, бубенцов и прочих издающих звуки предметов, вплоть до вилок и ножей, которыми стучали по алюминиевым тарелкам.

Филармония и знаменитый собор

Филармония и знаменитый собор

Вокруг царило невероятное оживление, отвлечь малышей от музицирования не мог даже уличный продавец бубликов, который в этот день раздавал свои брецели-кренделя совершенно бесплатно. "Лишь немногим хуже, чем Штокхаузен", - оценил перформанс папаша с малышом на закорках и скрипичным футляром в руке ("музыкант"! – догадался Штирлиц). Так начинался "детский день" в Кельнской филармонии.

От какофонии до Вагнера

В просторном фойе филармонии наблюдалась какофония еще похлеще: отовсюду что-то цокало, дзынькало и бренчало. Летали воздушные шарики и мыльные пузыри. Девочек наряжали в пачки, мальчикам выдавали доспехи и шлемы. Цех реквизита кельнской оперы устроил выставку всевозможных удивительных вещей: от восковых фруктов и шпаг, которые складываются при попытке заколоть противника, до гигантского лебедя из последней постановки "Лоэнгрина". Последнего, впрочем, принесли напрасно (особенно, если постановку планируется возобновлять).

Среди всей этой какофонии независимо прогуливалась беременная красавица с огромным животом – Тереза де Лука (Theresa de Luca), руководительница молодежных проектов кельнской филармонии и хозяйка праздника. "Меня родители тоже с самого младенчества водили на концерты, и ничего со мной плохого, кроме хорошего, как видите, не произошло!" - прокомментировала она происходящее.

Борьба за детские сердца

Моду на "детский день" в немецких филармониях завели лет десять назад (именно тогда состоялся и первый "Kindertag" в Кельне). Начинали скромно: городской оркестр исполнял что-то более-менее доступное из мировой классики, а в зал пускали молодых людей, чуть больше метра ростом. Но на протяжении последнего десятилетия возрастная демократизация классической музыки значительно продвинулась вперед.

Так, сегодня почти во всех крупных немецких городах появились "детские оперы" (некоторые из них даже обзавелись собственными зданиями), проходят специальные циклы концертов для подростков, школьников младших классов, детсадовцев и даже для новорожденных.

А в земле Северный Рейн-Вестфалия, на территории которой находится и город Кельн, реализуется еще и проект "Каждому ребенку - музыкальный инструмент": всех первоклашек в обязательном порядке приобщают к прекрасному. "Детский день" в кельнской филармонии не выпал из обоймы и стал настоящей "выставкой достижений детского музыкального хозяйства". И достижения эти впечатляют.

Dirigent Jan Moritz Onken Leiter des Jugend Simfonieorchesters in Kasachstan

"В Кельне мы проводим сейчас практически каждую неделю по крайней мере один концерт, организованный специально для детей, - рассказывает Тереза. - Причем такие концерты проходят не только в филармонии: музыканты отправляются в отдаленные районы города, играют там в клубах, в библиотеках. Эта программа называется "филармония в вашем квартале", на кельнском диалекте - "Philharmonie in Veedel". Кроме того, мы активно распространяем филармонические абонементы среди старшеклассников. Билет на концерт стоит для них всего три евро, что в три-четыре раза меньше, чем поход в кино..."

От Шаинского до Штокхаузена

В "детский день" для самых-самых маленьких, правда, ничего особенного не придумали: традиционное стучание палочками в такт посапывающему магнитофону и исполнение детских песен (включая сочинения Владимира Шаинского с текстами на немецком языке) под гитару. Зато большой зал кельнской филармонии таким переполненным не бывал даже на концертах Евгения Кисина. На сцене кельнский городской молодежный оркестр вдохновенно исполнял увертюру к "Мейстерзингерам" Рихарда Вагнера. Публика подпевала и хлопала.

Deutschland Oper Berlin Die rote Zora

К часу дня, когда иные из совсем юных слушателей уже начали ныть и тереть глаза, дело дошло до ключевого события - премьеры оперы Штокхаузена, но не Карлхайнца, а Маркуса. Пятидесятилетний сын знаменитого отца, Маркус Штокхаузен (Marcus Stockhausen), трубач, педагог и композитор, написал детскую оперу "Приключения Оливера". Отважный Оливер отправляется на Луну и спасает там танцующую принцессу. Пару отца и сына Штокхаузенов можно сравнить с отцом и сыном Вагнерами.

Сын Рихарда, Зигфрид Вагнер, тоже писал оперы (и тоже о гномах и феях), подражая отцу, но не приближаясь к его уровню. Но кельнским детям Штокхаузен-сын понравился. На сцене выступало множество отважных Оливеров и целая стая танцующих принцесс. Зал хлопал и топал с явным удовольствием...

Словом, "детский день" удался на славу. За исключением одной неприятной детали: народу пришло столько, что противопожарные системы филармонии начали давать сбой, и к 12 часам новых посетителей перестали пускать. Оказаться перед закрытыми дверьми с малышом, которому обещали праздник, – хуже не придумаешь! Едва ли так можно завоевать сердца "филармонической публики будущего"…

Автор: Анастасия Рахманова
Редактор: Дарья Брянцева

Контекст

Ссылки в интернете