Чёрный рынок труда в Германии | Германия из первых рук | DW | 25.02.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Чёрный рынок труда в Германии

24.02.2005

Считается, что немцы, во всяком случае, в массе своей, народ законопослушный. Может быть, так оно и есть. Пока речь не заходит о том, чтобы обмануть государство. Например, не платить налоги. И вот тут-то фантазии и инициативе граждан нет предела. Причём речь сегодня пойдёт не о миллиардерах, а о простых бюргерах, которые работают нелегально. Речь пойдёт о теневой экономике. Например, автомеханик и клиент договариваются, что деньги за починку автомобиля перейдут наличными из рук в руки, безо всяких квитанций. Оба довольны. Недовольно только государство: оно не получает ни налогов с оборота и заработной платы, ни отчислений в фонды пенсионного и медицинского страхования, страхования на случай безработицы и так далее. По оценкам экспертов, оборот «теневой экономики» в прошлом году составил 356 миллиардов евро. А это больше 15 процентов ВВП Германии. Наш берлинский корреспондент Бернд Гресслер подготовил сообщение на эту тему:

Министр говорит об успехах

Министр финансов Германии Ханс Айхель уверяет, что дела идут на лад. 356 миллиардов евро оборота в теневой экономике в 2004-ом году - это, конечно, гигантская сумма. Зато, по сравнению с предыдущим, 2003-им годом, этот оборот, подчеркивает Айхель, снизился на целых 14 миллиардов. Такого успеха удалось добиться благодаря «комплексной», как говорит министр, стратегии, а именно: снижению налогов, реформам системы социального обеспечения и ужесточению контроля:

«Описанная мною «комплексная» стратегия федерального правительства по борьбе с нелегальной занятостью привела к перелому, к изменению тенденции на «чёрном» рынке труда в Германии. В нынешнем, 2005-ом году эксперты предсказывают дальнейшее снижение оборота в теневой экономике. Оно составит, как минимум 10 миллиардов евро. Подчеркиваю, что речь идёт не о точных цифрах, а об оценках экспертов.»

Министру вторит и председатель правящей Социал-демократической партии Германии Франц Мюнтеферинг:

«Мы сейчас развернули широкое наступление против нелегальной занятости. Это гигантская проблема и, слава Богу, здесь медленно, но верно намечаются перемены к лучшему. А ведь как над нами издевались! Ведущие газеты писали, что мы, де устроили охоту на уборщиц. Это бред. Мы ничего не имеем против уборщиц, но мы хотим покончить с нелегальной занятостью в Германии. Она слишком дорого обходится обществу и нашему социальному государству.»

Во сколько именно обходится государству нелегальная занятость, никто сказать не берётся. Эксперты не исключают, что урон может доходить до 100 миллиардов евро. Поэтому на борьбу с нелегальной занятостью брошены значительные силы различных ведомств. Это и федеральное агентство занятости, и налоговые инспекции и специальные «контрольно-финансовые группы по борьбе с нелегальной занятостью», созданные при таможенном управлении. Сейчас численность этих таможенных групп составляет 5200 человек, к концу года она достигнет 7000. Руководитель «контрольно-финансовых групп» при таможенном управлении Эберхард Хааке указывает, что в прошлом году его сотрудники передали в суды в семь раз больше дел, чем в 2003-ем году, а общая сумма установленного ими ущерба составила 475 миллионов евро:

«Речь идёт об уклонении от отчислений в фонды социального страхования, укрывательстве доходов от налогообложения и так далее.»

Правда, никаких данных о том, сколько же денег действительно удалось вернуть в казну, ни руководитель «контрольно-финансовых групп» при таможенном управлении, ни Министр финансов не сообщают.

Извините, ради Бога, что в этом материале автор забросал Вас таким количеством цифр. Просто без них трудно продемонстрировать, масштабы нелегальной занятости. Однако эти цифры вызывают и кучу вопросов. Если речь идёт о «черном рынке труда», «теневой экономике» или «нелегальной занятости» - назовите это как угодно -, то как подсчитать точную сумму оборота? Откуда взялась цифра в 356 миллиардов евро, почему министр финансов Германии решил, что оборот в теневой экономике снизился именно на 14 миллиардов, а не на 10 миллиардов или на 20? Кто вообще ведёт такие подсчёты, какими методами, и насколько можно на них полагаться? Моя коллега Розалия Романец решила выяснить это у научного сотрудника мюнхенского института экономических исследований Рюдигера Парше:

Как подсчитать тень?

Все данные о масштабах нелегальной занятости, которыми оперирует в своём отчёте Министр финансов Германии Ханс Айхель, основываются на оценках Института прикладных экономических исследований в Тюбингене и профессора линцского университета Фридриха Шнейдера. Занимается подобными оценками и мюнхенский институт экономических исследований. Как вообще можно установить общую сумму оборота на «чёрном рынке руда», если все участники этого рынка всеми силами пытаются скрыть реальные суммы сделок? Этот вопрос мы и задали научному сотруднику мюнхенского института Рюдигеру Парше:

«Есть разные методы. Можно, например, проводить выборочные проверки, чтобы выяснить истинное положение дел в различных отраслях. А потом экстраполировать результаты на всё экономику. Это один метод А можно применить и другие. Вот, например, эксперты, которых цитирует министр финансов, отслеживали количество наличных денег в обращении. Мы ведь исходим из того, что все сделки на «черном рынке труда» - это наличные деньги. И если рост оборота наличных денег превышает общий рост ВВП, значит, растёт и «теневая экономика». Мы в своих исследованиях применяем методику, основанную на подсчётах налога на добавленную стоимость. Это достаточно сложно объяснить, но мы приходим к сходным результатам.»

Рюдигер Парше признаёт, что любой метод не исключает погрешностей. Спрашивается, откуда тогда у министра финансов Ханса Айхеля такие точные цифры?

«Оценки всегда грешат неточностью. Поэтому нельзя сказать, что вот, за год оборот теневой экономики составил ровно 356 миллиардов евро. Откуда эта точность, вот эти 6 миллиардов? Я бы сказал, такие оценки могут отражать только примерные масштабы явления. 15 миллиардов туда, 50 миллиардов сюда - это вполне допустимые погрешности.»

А как же тогда расценивать заявление министра финансов о том, что произошёл перелом, что наметилась тенденция к снижению масштабов нелегальной занятости?

«Я бы тут посоветовал осторожно подходить к выводам. Речь ведь, повторяю, идёт об оценках. Я думаю, что говорить о переломе можно будет только через несколько лет. Или вот давайте возьмём заявление о том, что, мол, тенденцию удалось переломить благодаря закону об ужесточении борьбы с нелегальной занятостью. Да не может этого быть. Ведь закон-то вступил в силу в середине прошлого года. В статистике он просто не мог ещё отразиться. Это не значит, что надо отменять контроль. Без него жуликам живётся краше и веселее. Любой водитель это подтвердит. Пока полиции не видно, каждый давит на газ. Как только увидел мигалку - притормаживает. Так что министр финансов Германии Ханс Айхель действует правильно, вот только к конкретным цифрам надо подходить осторожнее.»

Ну вот, оказывается, даже к цифрам, которые называет министр финансов Германии надо подходить с осторожностью. А уж он-то должен быть обучен гамбургскому счёту… Зато прекрасно умеют считать деньги сами нелегальные рабочие и те, кто нелегально нанимает их на работу. Причём вовсе не обязательно это какие-то полукриминальные банды. Вот конкретный пример:

Дом, который построил Кароль

«Первый и второй этаж - это будет наша квартира. У нас трое детей. Наверху будут спальни, внизу - гостиная, кухня и всё остальное. Через две недели намечено новоселье.»

Ни точного адреса, ни настоящих фамилий хозяин квартиры в новом доме просит не называть. Потому что построили дом и теперь занимаются его отделкой нелегалы: 50-летний поляк Кароль, его племянник и сосед. Разрешения на работу в Германии у них нет. Почему хозяева дома не наняли строителей официально, с настоящим трудовым договором? Почему они сознательно нарушают закон?

«Да потому что при нынешних ставках оплаты, да ещё при всех отчислениях в социальные кассы я просто не в состоянии оплатить работу официальной строительной фирмы. Мы приценивались, выходило под 40 евро в час за каждого квалифицированного рабочего. А Кароль и его коллеги работают самостоятельно, не отлынивают. Они на стройке всё умеют делать.»

А самое главное: получают Кароль и его коллеги по 10 евро за час наличными. Это считается приличной оплатой, на многих стройках в Берлине нелегалы и на 3 евро в час соглашаются. Вот и работают по 10-12 часов в день. Всё равно выходит намного больше, чем дома. Конечно, рискованное это занятие. Не дай бог, произойдёт несчастный случай на стройке - никаких выплат по больничному, не говоря уже об инвалидности, никто платить не будет. И в пенсионный фонд отчисления не идут. А если инспекция поймает, то накажут и хозяина, и строителей-нелегалов. Они и не скрывают, что боятся:

«Всё время страх, всё время страх, всё время с опаской. Я и сейчас боюсь. Но у нас все соседи работают за границей. Не только в Германии, в Бельгии, в Голландии, по всей Европе. А к нам в Польшу русские приезжают, и тоже нелегально работают.»

Если у Вас после этого короткого репортажа сложилось впечатление, что на «чёрном рынке труда» в Германии работают, в основном, иностранцы, то это ошибка. По оценкам, иностранцы составляют на этом рыке всего-навсего 15 процентов. А остальные 85 - это те самые законопослушные немецкие бюргеры. Если, конечно, верить оценкам. А у меня на сегодня всё. Спасибо нашим авторам Бернду Греслеру, Розалии Романец и Катрин Шрётер.