1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Что узнали в Германии об исламистах из Центральной Азии?

Три теракта, совершенных в этом году предположительно выходцами из Центральной Азии, привлекли внимание немецких экспертов к этому региону. Какие сведения им удалось собрать?

Взорванный вагон метро в Санкт-Петербурге

Теракт в метро в Санкт-Петербурге совершил предположительно выходец из Киргизии

Расстрел посетителей ночного клуба в Стамбуле… Наезд на пешеходов в Стокгольме… Взрыв в метро в Санкт-Петербурге… Эти теракты, уверено следствие, совершены выходцами из постсоветских республик Центральной Азии. Это совпадение или закономерность?

Вопрос заинтересовал немецких экспертов, занимающихся изучением ситуации в Казахстане, Киргизии, Таджикистане, Туркмении и Узбекистане. С результатами своих изысканий они решили поделиться на брифинге с некоторыми берлинскими журналистами.

Конспиративный брифинг

Для начала с журналистов взяли честное слово, что имен экспертов и названия института, в котором 9 мая проходила эта встреча в узком кругу, они указывать не будут.

Ташкент, здание парламента Узбекистана

Ташкент, здание парламента Узбекистана

Понимаете, объяснили эксперты свое желание остаться инкогнито, если наши имена станут известны, то во время следующей поездки, скажем, в Узбекистан к нам непременно приставят "хвост", что может иметь плачевные последствия в первую очередь для наших местных друзей и коллег.

Второе предварительное замечание, сделанное немецкими экспертами, заключалось в том, что настоящих знатоков исламизма в Центральной Азии вообще не существует. Дело в том, что исследования подобного рода в этих странах, мягко говоря, не поощряются, да и найти человека, который бы согласился рассказать ученому, тем более иностранцу, о своих истинных умонастроениях практически невозможно. Но кое-какие сведения - пусть окольными путями - немецким экспертам собрать удалось.

Пополнение для "Исламского государства"

По их оценкам, например, от двух до четырех тысяч выходцев из пяти центральноазиатских республик сражаются в Сирии на стороне "Исламского государства".

Гулмурод Халимов в рядах ИГ

Гулмурод Халимов в рядах ИГ

Среди многих безымянных исламистов есть и один очень известный таджик, перешедший в мае 2015 года на сторону ИГ - командир ОМОН МВД Таджикистана Гулмурод Халимов, прошедший военную подготовку сначала в России, а потом в США. Американцы назначили награду за его голову в размере трех миллионов долларов.

Таджики, отмечают немецкие эксперты, широко представлены еще в одной категории боевиков ИГ. Их непропорционально много среди смертников. Так, из 186 террористов-смертников, подорвавших себя в Сирии и Ираке с декабря 2015 до ноября 2016 года, 28 были выходцами из Таджикистана - больше, чем из любой другой страны.

Что же касается официальных сообщений об арестах исламистов в самих странах Центральной Азии, то к ним немецкие эксперты относятся скептически. Они не исключают, что обвинение в исламизме может быть только поводом для расправы с инакомыслящими.

Впрочем, признает один из ученых, одно совсем не обязательно противоречит другому. Если человека, критиковавшего местного начальника за коррупцию, на севере Таджикистана посадили по статье "исламизм", пояснил он, это не означает, что осужденный не имеет никакого отношения к радикальному исламу. То есть человек может быть и оппозиционным атеистом, и оппозиционным исламистом.

Радикализация в России

Говоря о причинах радикализации выходцев из республик Центральной Азии, немецкие эксперты приходят к выводу, что искать их следует не столько в самих этих странах, сколько за их пределами, в частности, в России. Речь идет о нескольких миллионах трудовых мигрантов.

Ксенофобия российского общества, граничащая с откровенным расизмом, издевательства, дискриминация со стороны властей, плюс жизнь вдали от дома, одиночество и материальные трудности - вот те условия, которые, с точки зрения немецких исследователей, приводят к радикализации выходцев из Центральной Азии.

Вторую важную причину они видят в том, что трудовые мигранты, приехавшие из стран с репрессивными режимами, в которых существует только один, а именно санкционированный сверху ислам, оказываются в России в условиях непривычной для них религиозной свободы. В такой ситуации некоторые трудовые мигранты попадают под влияние исламистских проповедников, получают информацию, доступ к которой на родине был бы невозможен.

Но для некоторых Россия становится и просто этапом транзита в ряды ИГ. Нередко, рассказал один эксперт, люди отправляются из Таджикистана в Сирию через Москву или Северный Кавказ просто потому, что российские пограничники, в отличие от таджикских, не особенно интересуются тем, куда и зачем летит транзитный пассажир.

Хотите получать новости и аналитику DW на экран смартфона? Подпишитесь на наш канал в Telegram: DW Центральная Азия 

Смотрите также:

Смотреть видео 01:26

Грузовик врезался в толпу людей в Стокгольме (07.04.2017)

 

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме