1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Что собой представляет немецкий юмор?

31.03.2002

Прежде всего поздравляю наших слушателей, которые отмечают пасху по католическому календарю, с этим радостным и добрым праздником. Желаю всем добра, здоровья, счастья и всего самого хорошего.

На моем столе – ваши письма. Некоторые мы сегодня процитируем, ответим на некоторые ваши вопросы, например, что собой представляет немецкий юмор. Тина Краснопольская приготовила для любителей дальнего радиоприема, а в музыкальной части нашей передачи для вас прозвучит композиция группы «Scooter».

Начнем с писем. О чем пишут наши слушатели? Валентина Николаевна Устинова из Москвы слушает наши передачи с 98 года:

«Всегда стараюсь слушать все ваши передачи. Жаль, что во многие города не доходят волны вашей станции. Несмотря на то, что человек я не религиозный, но с удовольствием слушаю «Религию и церковь. Много нового я почерпнула из рассказа о ваххабиты. С не меньшим удовольствием слушаю как музыкальные передачи, так и природоведческие программы «Глобус», «Природа и человек», «Европа и европейцы». Люблю книжные обозрения «Читального зала». Но вот совершенно не в состоянии слушать любые военные темы – как леь прошедших, так и то, что происходит в наши дни. А самые любимые программы – четверговые, то есть чисто немецкие. Конечно же, нравится мне и «Почтовый ящик». Это очень интересная рубрика. Большую работу проводит Тина Краснопольская, хотя времени на её раздел передачи дается не так много. Всем сотрудникам вашей радиостанции я желаю творческих успехов и здоровья».

Дмитрий Николаев слушает нас уже около года и у него сложилось представление не только о нашей программе, но и о Германии. Вот что Дмитрий пишет:

«За этот год мой кругозор значительно расширился: я много узнал о Европе и, в частности, о Германии, её культуре, науке, истории. Титул «Радиостанция года» я присвоил бы именно «Немецкой волне». Ваша программа разнообразна, познавательные передачу соседствуют с информационно-политическими. На мой взгляд, в ней отсутствуют сколько-нибудь существенные недостатки. У меня есть разве что пожелание. Мне очень понравилось ваша акция, в ходе которой вы узнавали мнения радиослушателей насчет антитеррористической операции. Мне кажется, что вам следует и дальше практиковать подобные опросы. Можно было даже устраивать своеобразную трибуну, где радиослушатели могли бы высказывать свое мнение насчет глобальных проблем человечества, международных отношений. Конечно, выделить целую передачу будет трудно, ведь у вас довольно плотный график вещания, но хотя бы пять минут в рамках «Почтового ящика» или даже «Дискуссионного клуба» диалогу со слушателями можно было бы выделить. Нельзя не отметить уроки «Немецкой волны». Благодаря им, я расширил свой словарный запас немецкой лексики». –

Подчеркивает Дмитрий Николаев.

Другой Дмитрий, но Кальной из Киева хотел бы слышать в нашей программе, цитирую:

«Больше новостей науки и техники, пусть даже в сводках новостей или обзорах прессы, было бы интересно узнать статистические данные, касающихся повседневной жизни немцев. За более, чем 6 лет, что я слушаю ваши передачи, в них никогда на пролетали «утки», и это делает честь вашей радиостанции». – Пишет Дмитрий Кальной из Киева.

Николай Романов из Харьковской области даёт оценку некоторым нашим передачам:

«Творческий коллектив вашей редакции самым удачным образом реализует одну из главных доктрин – экспансия информационное присутствие Германии в мировом эфирном пространстве и одновременно выполнять роль моста между поколениями западных и восточных европейцев. Одна из ваших передач так и называется – «Мосты». Она позволяет объединить мысли и чаяния исторически разобщенных немцев в единый национальный менталитет.

«Европа и европейцы», «Германия из первых рук», «Дискуссионный клуб», «Рынок и человек» – эти программы уже не только «мост времени и поколений», но и «перекресток культур и цивилизаций» в их непосредственном переплетении. На этом перекрестке сталкиваются пути демократии и антидемократии, ложь и правда наших дней. Информационный поток «Немецкой волны» динамичен, экспрессивен. Вселяет оптимизм в состояние души передачи Анастасии Рахмановой. Своим журналистским талантом она проникновенно обвораживает слушателей, повествуя о музах творчества, о творцах прекрасного, о хрупкости и уязвимости человеческого мира вне гармонии наших мыслей и поступков.

Спасибо всем сотрудникам вашей радиостанции за увлекательные и познавательные передачи».

И Вам, уважаемый господин Романов, спасибо за добрые отзывы на наши передачи, оставайтесь с нами на наших волнах.

Тему нашего репортажа подсказала слушательница из города Орджоникидзе Днепропетровской области Украины Валентина Трофимовна Демуренко. Вот что она пишет:

«В ваших передачах то мельком, то более отчетливо, с разными интонациями и оттенками упоминается о немецком юморе. Или – о его отсутствии, а то и о его специфичности. Ей Богу, даже обидно становится: сначала – за немецкий народ, а потом, по разумению – скорее, за подобное его разумение. Понимание того, что

(простите за банальность) все народы – разные, и у каждого – свой язык, мышление, культура. В конце концов – и юмор. У меня нет культурологического или философского образования, поэтому не берусь судить о немецком юморе, но мне хотелось бы узнать о том, как немецкий юмор оценивают те, кто не родился в Германии и не является немцев, но живет в этой стране. Что собой, по их мнению, представляет немецкий юмор?»

Юмор – понятие, в принципе, глубоко индивидуальное и национальное, а определить географически, кто смешнее и чей юмор юморнее практически невозможно. При этом сказать, из чего состоит само чувство юмора, пожалуй, еще сложнее. Один немецкий ученый, занимающийся этой проблемой, определил чувство юмора как «искусство здоровой игры с мыслью, которое оставляет место для интеллектуального роста». Если же следовать словарю Даля, то юмор – это веселая, острая, шутливая складка ума, умеющая подмечать и резко, но безобидно выставлять странности нравов или обычаев, также юмор – это удаль и разгул иронии. Общими словами юмор, пожалуй, можно назвать частью нашей социальности, рожденной индивидуальными особенностями. И вот эти-то особенности сильно отличаются. Например, если посмотреть на немецкий юмор с точки зрения русского человека. Предлагаю вашему вниманию небольшое журналистское расследование на эту тему Марии Сысолятиной.

Аня уже несколько раз была в Германии, по образованию она филолог-германист и сейчас приехала в Германию, чтобы писать диссертацию. Вот, что она думает по поводу немецкого юмора:

« Лично меня немецкий юмор, когда я впервые с ним столкнулась, сильно не насмешил, так скажем. Мне он показался несколько плоским, ну, скажем так, даже не то, что плоским, а немножко не тонким. Вот английский юмор, скажем, мне нравится больше. Он, я по крайней мере, знаю, что мне не смешно, потому что юмор слишком тонкий, слишком возвышенный. А когда я слышу немецкие шутки, мне не смешно, потому что они не смешные иногда бывают... Немцы, насколько я поняла, любят шутить, например, с диалектами, точно также, как у нас иногда жители одних областей пародируют других – окают, акают, говорят «коороова», и из-за этого становится смешно. Вот так же и немцы. В Германии диалекты, как известно, различаются еще сильнее, чем у нас, поэтому для этого простор просто необъятный. Баварцев, скажем, над ними могут измываться как угодно, потому что они говорят на очень странном немецком языке, и их выговор, их интонации, их жующее произношение пародируют все остальные. И, например, на этом могут строиться большинство шуток немецких».

Также существует множество местечковых шуток, привязанных к определенной области. Порой это связано с соперничеством городов. Например, Кельн и Дюссельдорф.

«Скажем, кельнцы, Кельн, традиционно соперничает с Дюссельдорфом, и кельнцы все время прикалываются над дюссельдорфцами, а дюссельдорфцы издеваются над кельнцами. И кельнцы называют даже дюссельдорфцев, не düsseldorfer, а düsseldoofer. Doof – это значит глупый, тупой, осел и т.д.»

Логично, что дабы понимать шутки иностранцев, в данном случае немцев, надо знать не только язык, на котором они шутят, но и какие-то реалии их жизни, особенности менталитета и шкалу ценностей – как духовных, так и материальных. Лучше всего, конечно, начинаешь понимать местные шутки, когда поживешь в Германии хоть пару лет. Кирилл, который прожил здесь уже достаточно долго считает именно так:

«Я живу в Германии уже почти 9 лет, и первые пару-тройку лет мне немецкий юмор был совершенно непонятен. Я пытался им навязывать наши анекдоты, но они упорно не смеялись. У меня даже в школе, в классе, когда кто-то слышал плохой анекдот или плохую шутку, они говорили russischer Witz - русский анекдот. А потом, постепенно, пожив тут на пару лет больше, я стал чуть-чуть проникаться их юмором. Он мне кажется...вот говорят, что английский юмор жестокий, мне кажется, что немецкий юмор – он более циничный. Т.е. они в своих шутках практически ни перед чем не останавливаются. И у них шутки всегда очень короткие, потому что, не знаю почему, но немцы редко досиживают до конца анекдота, если он содержит больше 20 слов».

Примерно также, постепенно, начинал понимать немецкий юмор и Рома, питерский студент, который сейчас учится в Аахенском университете:

«Немецкий юмор бывает разный. Для большинства, как я думаю, это все-таки непонятный юмор. Для меня он тоже когда-то был непонятен, но все изменилось. Сначала, по приезду в Германию, я абсолютно не знал ни эту страну, ни этих людей, ни их привычки, ни их повадки – в общем, менталитет, представление о немецком менталитете у меня полностью отсутствовал. И поэтому, соответственно, и юмор немецкий мне казался грубым, несмешным, абсолютно бессмысленным и пустым. Но со временем, знакомясь с людьми, знакомясь с этой страной и знакомясь с той жизнью, которой они живут, знакомясь с теми проблемами, они бывают у всех, не только у нас, знакомясь со всем этим, я начинал потихоньку проникаться. И так год за годом до меня начали доходить сначала простые шутки, на уровне детства, потом все старше и старше, и в конце концов я начал понимать шутки Харольда Шмидта».

Харольд Шмидт – это вообще отдельная сторона немецкого юмора. На германском телевидении существует несколько юмористических программ и в том числе « Харольд Шмидт Шоу». Шоу Харольда Шмидта, которое выходит на канале SAT1, чем-то похоже передачу Угольникова, которая называлась «Добрый вечер». Каждый вечер приходят какие-то гости, что-то рассказывают, над ними всячески измываются, задают им вопросы, они пытаются на них весело ответить, и в зале сидит публика, которая живенько смеется.

Несмотря на кажущуюся простоту, шутки Харольда Шмидта нельзя назвать массовыми. Особенности этого ведущего в том, что у него очень специфический национальный юмор и считается, что если иностранец понимает шутки Харольда Шмидта, то это уже высший пилотаж. Его юмор всегда связан с актуальными политическими или социальными проблемами, с особенностями именно немецкого менталитета, и его анекдоты и истории, считается, принадлежат более высокому уровню, чем например, шутки Штефана Раба. Раньше он был одним из ведущих немецого MTV, а теперь сделал свою авторскую передачу «TV total», которая является примерно второй по популярности юмористической передачей на немецком телевидении. Но в его передаче вы уже не услышите тонких политических шуток.

Помимо телепередач существуют еще своеобразные юмористические live show. Например, очень оригинально поступила группа немецких комедиантов, которые примерно полтора года назад объединились и с тех пор устраивают шоу в..... одной из кельнских прачечных. По-моему, очень оригинальное решение. В обыкновенной прачечной ставятся скамейки для зрителей, на одной из них выступает актер, а вокруг стирают машины. Порой приходят люди с огромными сумками грязного белья, и пока оно стирается, получают свою порцию юмора. Все это абсолютно бесплатно, но опять-таки для русского человека искрометные немецкие шутки бывают не всегда понятны.

Если говорить о немецком юморе, то невозможно обойти стороной такое явление жизни Германии, и Северной Рейн- Вестфалии, в частности, как карнавал. Карнавальный немецкий юмор не претендует ни на какую утонченность, а бьет, прямо скажем, по низменным инстинктам. Хотя есть что-то и для тех, кто немного выше площадных прибауток. Карнавальный юмор в принципе делится на 2 части: уличный про тещу и отношения полов и более утонченный – про политиков и насущные социальные и политические проблемы. Словом, для каждого своя шутка, для каждой шутки свой слушатель. При этом все сопровождается костюмированным весельем. Конечно, по своему смешно, когда весь город заполнен 40-60 летними зайчиками и пчелками, но после одного двух десятков подобных экземпляров уже привыкаешь, а в шутках смешное не всегда и углядишь.

«Мне немножко все-таки непонятен скорее всего их карнавальный юмор, не то, что непонятен, мне кажется, что он немножко грубоват, немножко резковат. Но с другой стороны, карнавал – это время полного беспредела и по-другому, наверное, быть не может. Карнавальный немецкий юмор, он, конечно, не претендует ни на какую тонкость, он исключительно бьет на какие-то низменные, скажем так, традиции, понятия, представления и т.д. Для того он и существует, для полного отрыва, для самозабвенного просто хохота, когда можно ржать совершенно не думая о том, что это может быть прилично, а может быть неприлично. Это совершенно определенного рода юмор».

Пожалуй, юмором «определенного рода» можно назвать не только карнавальный аспект немецкого юмора, но и все это явление в целом. В чем-то он совершенно такой же как наш, и порой даже встречаются одинаковые анекдоты, а в чем-то он абсолютно непонятен. Но, как говорится, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, так что, если хотите ознакомиться с немецкими шутками и анекдотами, то лучше всего это делать в живую».

От особенностей немецкого юмора – к грустному письму. Его прислала нам Камила из города Ангрена Узбекистана. Камила тоскует по своей подруге, которая эмигрировала в Германию и вот что пишет:

«Никогда не думала, что буду писать на радиостанцию. Раньше считала, что в газеты и на радио пишут только пенсионеры или одинокие люди, которым, кроме редакции, некому излить душу. А мне 18 лет. А пишу вам вот по какому поводу. Недавно в Германию уехала моя лучшая подруга, которой мы, как говорится, выросли в одной коляске. Она была мои вторым «я», знала меня лучше меня самой, только ей я могла рассказать абсолютно все. С её отъездом я поняла, какое счастье имела, сама того не осознавая. Мне кажется, что у меня больше никогда не будет такой подруги. Конечно, наша дружба на этом не кончилась, это дружба на всю жизнь. Но ведь письма, звонки, электронная почта не могут заменить живое общение. Не знаю, зачем пишу вам все это – вы ведь не служба доверия и никакой психологической помощи оказать мне не можете. Но ваша радиостанция стала мне очень близкой еще и потому, что теперь она связывает меня с моей подругой в Германии. Ваши передачи являются единственным постоянным источником разнообразной информации о Германии. «Столичная студия» и «Германия из первых рук» - одни из любимейших моих передач. Меня интересует абсолютно все, что происходит в Германии, начиная от политики и кончая культурой и спортом. Хочу обратиться к ведущим музыкальных программ. Мне очень нравится техно-группа «Scooter» из Гамбурга. Но в ваших передачах никогда о ней не упоминается. Почему? Разве они не популярны на родине? Или это личная неприязнь музыкальных редакторов вашей станции? Как известно, в этом году группа отпразднует свой восьмилетний юбилей. По-моему, это значительная дата. Я преклоняюсь перед их талантом и желаю им всяческих успехов в творчестве и счастья в личной жизни. Очень надеюсь, что мое письмо не окажется без внимания. Желаю вам успехов в творчестве».

Ну, что ж, для Камилы из Ангрена, что в Узбекистане звучит одна из композиций группы «Scooter».

Также по теме