1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Что связывает наших слушателей с Германией?

16.02.2003

Игорь Мокров из Десногорска Смоленской области, откликаясь на наш конкурс, пишет:

«Слушать ваши передачи я начал еще в школьном возрасте, в семидесятые годы прошлого века. Во, звучит как! Теперь я даже уже не вспомню марку того лампового приемника, который соединял меня с вашей радиостанцией. Помню свои метки на настроечной панели, которые мне указывали, где искать «Немецкую волну». Потом была учеба в московском вузе, на стипендию я купил свой первый приемник ВЭФ- 202. Этот транзистор прошел со мной огонь, воду и медные трубы. Пришло время, когда я стал писать письма в радиостанции, отправлять рапорты, отчеты о приеме. Но на любимое занятие остаются только вечера и выходные дни, поэтому к фанатам и профессионалам дх-синга я себя не отношу. Вся наша жизнь состоит из составляющих элементов. Один из них – ваша радиостанция. Самое главное из разнообразия ваших передач – каждый находит то, что ему нравится, что по душе. Я не могу себя сейчас представить без передач «Наука и техника», «Автосалон», без «Почтового ящика» и дх-рубрики. Да и, конечно, спортивная страничка с викторинами очень хороша. Тут мы с женой соревнуемся на самый быстрый и правильный ответ».

Владимир Гудзенко из Московской области откликается на передачи «Читальный зал», в котором речь шла о книге Ахмеда Фашида «Джихад» и книге Виктора Суворова «Тень победы»:

«Книга «Джихад» основана на большом фактическом материале и, безусловно, очень интересна. Но выводы, сделанные автором этой книги относительно исламского фундаментализма и исламского экстремизма далеко не бесспорны. Мне кажется, вслед за европейцами, автор видит в исламе только его отрицательные стороны, и должным образом не оценивает положительного влияния ислама на семью, общество. Что касается книги Суворова «Тень победы», то она основана на отчасти малоизвестном и ранее невостребованном материале и представляет большой интерес, как для историка, так и для простого читателя. Для Виктора Суворова характерно не только «срывание масок», но и низложение кумиров, разоблачение пропагандистских мифов, которые все еще довлеют над сознанием бывших советских граждан. Одним из таких мифов и была жизнь и деятельность маршала Жукова. О нем говорили как о гениальном стратеге - полководце», приведшем советскую армию к победе. Виктор Суворов приводит неопровержимые факты о другом Жукове - жестоком, властолюбивом, ни во что не ставившем жизнь советского солдата. Книга Суворова вышла 2003 году на русском языке в издательстве «Сталкер», которое входит в издательскую группу «Аст» К сожалению, пока мне не удалось приобрести эту книгу. Буду вам благодарен за распечатку текста передачи «Читальный зал».

Тему продолжает Анатолий Иванович Савчук из Днепропетровской области:

«В связи с 60-летним юбилеем победы советской армии в Сталинградской битве, которая, как известно, явилась переломным событием второй мировой войны, российское радиовещание затеяло крупномасштабную акцию увековечивания памяти о подвиге советского народа в Сталинградской битве, транслируя свои передачи на всю Европу. Радиостанция «Свобода» незамедлительно отреагировала беседой за круглым столом с Виктором Суворовым, который не преминул развенчать многолетние мифы о полководческой непогрешимости маршала Жукова, нарисовав портрет карьериста, пьяницы и оголтелого самодура, посылавшего целые дивизии по смертельный огонь.

Отозвалась и «Немецкая волна» рассказом о создании документального фильма, в котором участники и очевидцы Сталинградской битвы вспоминают о событиях тех далеких дней, которые стали кошмаром не только для немецких солдат, о том, какой ужас смертельного противостояния двух народов оно пережили. Конечно, всего этого могло бы и не быть: если бы не было Карла Маркса – призрак не бродил бы по Европе, не будь Владимира Ульянова – не было бы государства с диктатурой пролетариата, которое вознесло Сталина до недосягаемых высот власти. И, не родись в свою очередь Гитлер – не было бы и Сталинградской битвы... Однако история не признает выкрутасов сослагательного наклонения. Настоящее, конечно, вытекает из прошлого. Но ничто без причины не меняется. Если народы найдут в себе силы простить друг другу своё прошлое, то будущее больше не озарится войной. Гитлер и Сталин – две весьма загадочные личности, которых создала эпоха диктаторов. И знаем мы о них очень мало. Нам, слушателям, остается только надеяться на то, что «Немецкая волна» найдет возможность восполнить пробел наших знаний в своих передачах».

Текст передачи мы Вам обязательно пришлем. Благодарим Вас за отклики на передачи и ждем новых писем.

Александр Щепочкин из Тулы, откликаясь на наш конкурс о любимом немецком писателе, прислал нам следующее письмо по электронной почте:

«Из всего многообразия немецкой литературы я очень люблю, несмотря на то, что вырос из детского возраста, сказки Теодора Амадея Гофмана. Это мой любимый немецкий писатель, он автор многих сказок, например, «Золотой горшок», «Кавалер Глюк» и других. Но самое мое любимое произведение – «Щелкунчик и мышиный король», которое написано в далеком 1816 году. Литературный критик Белинский называл Гофмана самым лучшим писателем для детей. Надеюсь, когда мой сын подрастет (а Кириллу пока 3 с половиной года), ему тоже понравятся прекрасные сказки немецкого писателя. А между тем, это произведение связывает наши страны. Композитор Петр Ильич Чайковский написал балет «Щелкунчик» по сказке Гофмана Впервые музыка «Щелкунчика» прозвучала в Санкт-Петербурге 7 марта 1892 года в симфоническом концерте в виде сюиты, а премьера балета состоялась через полгода на сцене Петербургского Мариинского театра».

Леонид из Москвы (фамилии своей он просит не называть), отвечая на ваш вопрос, какое событие моей
жизни связано с радиостанцией «Немецкая волна» пишет:

«Осенью 1991 или 1992 точно не припомню я, как и
все прочие слушатели русской редакции

«Немецкой волны», получил приглашение участвовать в конкурсе на лучший рассказ, тут же на это приглашение откликнулся и в ответ не получил ничего, даже обещанного уведомления о том, что моя посылка доставлена адресату.

Это небольшое разочарование не помешало мне, однако, по сей день остаться вашим усердным и признательным
слушателем, высоко ценящим передачи многих ваших
авторов. И все же надеюсь, вы не будете на меня в обиде, если я признаюсь, что с означенных пор у меня пропало желание серьезно участвовать в подобных конкурсах. Потому в случае вашего намерения мне ответить (на чем я, как вы
понимаете, вовсе не настаиваю), прошу сделать это, изменив фамилию».

Уважаемый Леонид, мы очень сожалеем о том, что так случилось, но уверяем вас – не отвечать на письма слушателей не в наших правилах. Сейчас трудно восстановить картину более чем десятилетней давности, но если вы не получили уведомления от почты о доставки, то, возможно, редакция и не получала вовсе вашего письма. Тогда тем более, как мы могли бы ответить на него. Наверняка произошло какое-то недоразумение. Мы были бы очень рады, если, несмотря на него, вы все-таки изменили своего отношения к нашим конкурсам и приняли бы участие в одном из них: кто знает, может, Вам и повезет в следующем конкурсе. Оставайтесь с нами на наших волнах, успехов Вам во всем.

Олегу Игнатову из Симферополя не хватает в нашей программе передачи о юморе:

«Она могла бы называться так – «Германия смеется». Выходить она могла бы один раз в месяц. А в ней анекдоты, смешные ситуации из реальной жизни, из жизни знаменитостей, конкурсы, викторины. Правильно говорят: чтобы узнать народ, надо знать над чем он смеётся».

Предложение Олега Игнатова представляется мне достаточно интересным. Я с удовольствием с ним ознакомлю руководство редакции. Главное, чтобы оно ни с юмором, а серьезно отнеслось к этой идее. А Вы, Олег, оставайтесь с нами на наших волнах.

Владимир Сухаревский из Запорожья рассказывает о произошедшем случае, который был связан с нашей радиостанцией:

«В семидесятые годы у меня была работа, связанная с командировками. Я всегда таскал с собой транзистор «Латвия» и по ночам слушал «голоса из-за бугра», ну и, конечно, «Немецкую волну». Жили мы с товарищем в гостинице. Однажды мы легли спать, потушили свет, а я, как обычно, тихо включил радио и слушал «Немецкую волну». НО из-за глушилок постоянно надо было подкручивать ручку настройки. Вдруг я услышал писк морзянки. А в армии я был телеграфистом. Я быстренько взял карандаш и так, без всякой цели, начал при свете луны записывать цифры и буквы. Неожиданно проснулся мой товарищ и понимает, что происходит что-то весьма непривычное. Включил свет и совершенно серьезно спрашивает: «Ты что, немецкий шпион?» Я ему все объяснил, но он еще очень долго как-то очень подозрительно на меня глядел...»

Игорь Осауленко из Макеевки Донецкой области прислал письмо на конкурс «Ваш любимый немецкий писатель». Игорь с удовольствием читает произведения Генриха Беля, а лучшим его романом он считает «Где ты был, Адам?» Вот что Игорь пишет:

«Как и бессмертное творение Эрнеста Хемингуэя, он начинается удачно подобранным эпиграфом:» И всемирная бойня может задним числом пригодиться. Скажем, для того, чтобы доказать свое алиби перед лицом Всевышнего: «Где ты был, Адам?» – «В окопах, Господи, на войне»...

Мне всегда интересно читать о происходящих событиях по ту сторону фронта, узнавать всякие детали жизни, быта и порядков в немецкой армии времен второй мировой войны. Тем более что автор сам участвовал в этой войне. И хоть этот роман создан и не на основе собственной биографии писателя, от этого его значение не умаляется. Бель показывает, что война нарушает привычный казалось бы немецкий порядок: «Все связи перепутались, смешались, и оставалось лишь изо дня в день в великих трудах спасать собственную шкуру». Как говорит один из героев книги лейтенант Брехт: « В нашем добром прусском уставе есть пробел – в боевой подготовке не предусмотрено отступление. Вот и приходится осваивать его на практике».

Как-то несколько лет назад я увидел в продаже книгу, в которую вошли произведения двух авторов – Генриха Бёля с его романом «Где ты был, Адам?» и произведение Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда». Вообще-то, я против такой компоновки книг, но тогда мне показалось это символичным – два взгляда на одну войну из двух разных окопов».