1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Что побуждает Францию противостоять США?

Франция отрезает себе путь к отступлению. Как правило, так ведут себя государства, уверенные в своей мощи / Призывы к Франции, России и Китаю не прибегать к праву вето равнозначны согласию с гегемонией США.

Что побуждает Францию выступать в роли лидера оппозиции против США? Давно известно, что французская политика традиционно старается держаться на расстоянии от американского гегемона. Ничего нового в этом нет. Однако вызов, который Париж бросает на этот раз, носит иной характер: Франция отрезает себе путь к отступлению. Как правило, так ведут себя государства, уверенные в своих средствах и в своей мощи. Так ли это в случае с Францией? Никто не сомневается в том, что желания Вашингтона отвечают его возможностям, а намерения – способности достичь поставленной цели. А как обстоят дела с Францией? Она не обладает средствами и мощью, чтобы защитить свою позицию. Париж набирает очки за счёт политики военной угрозы, проводимой США, причём сама Франция никак не способствовала усилению нажима на Ирак.

Газета "Зюддойче цайтунг" отмечает:

Путину следует постараться не уменьшить и без того не слишком большой политический вес России. Тем не менее, министр иностранных дел России заявил о намерении Москвы наложить вето на новую резолюцию. Это – косвенный призыв к США вообще не выносить эту резолюцию на голосование: мол, ведите свою войну, но без ООН. Ведь в этом случае Россия не будет нести никакой ответственности за войну, которую она считает несправедливой. Вопрос только в том, согласится ли Вашингтон расчистить Путину путь к отступлению в Совете безопасности ООН.

Тему продолжает газета "Берлинер цайтунг":

Итак, Совет Безопасности ООН, по всей видимости, не санкционирует войну против Ирака. До сих пор Буш делал вид, что его это не касается. По его мнению, "нет" его планам говорит не против этих планов, а против самой ООН. Может быть, ООН подорвала своё значение из-за своей слабости и неспособности к последовательным действиям? Президент США прав: ООН, по сравнению со сверхдержавой, очень слаба. Но если бы ООН просто подчинилась требованиям Вашингтона в иракском вопросе, то она продемонстрировала бы не только свою слабость, но и свою бесполезность.

Газета "Франкфуртер альгемайне" пишет:

Не убедителен аргумент, что французское вето лишит Совет Безопасности ООН значения и ослабит позицию Францию, поскольку, де, Америка в будущем вообще не будет выносить свою политику на обсуждение в ООН. Такого мнения придерживается лишь тот, кто полагает, что в будущем США будут открыто проводить имперскую политику. Однако в демократическом обществе Америки такая политика не получит поддержки большинства. Если бы Франция, Россия и Китай одобрили представленный американцами и британцами проект новой резолюции, санкционирующей войну против Ирака, то, тем самым, они бы одобрили и узаконили инструментализацию Совета безопасности ООН Вашингтоном. Именно это, а не наложенные вето, подорвало бы авторитет ООН. Она превратилась бы в инструмент американской политики. Значение Совет безопасности ООН имел бы для имперской политики США, но не в деле ограничения глобальных гегемонистских устремлений Америки. ООН стала бы фиговым листком мультилатерализма для прикрытия унилатерализма американской политики. Поэтому призывы к Франции, России и Китаю не прибегать к своему праву вето равнозначны согласию с гегемонией и господством США во всём мире и с тем, что только США имеют право выступать в качестве единственного мирового жандарма.

Газета "Хандельсблатт" отмечает:

Тот, кто внимательно следит за мировой политикой в последние дни, понимает, что речь давно уже не идёт о разоружении Саддама Хусейна. Речь идёт о будущей политике безопасности. Сторонники войны против Ирака, вместо убедительных аргументов, прибегают к фальсифицированным доказательствам. Тому, кто беззастенчиво прибегает к пропаганде, лживость которой легко можно установить, не следует удивляться, что мир отказывает ему в поддержке. В ходе голосований в Совете безопасности ООН на этой неделе выяснится способность демократических государств разработать новую глобальную структуру безопасности, которую признают правительства всех свободных стран и граждане. Причём такое признание может быть только добровольным. Тот, кто силу права пытается заменить правом сильнейшего, опускается до уровня диктаторов и, в конечном итоге, потерпит поражение.

Обзор подготовил Анатолий Иванов, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст