1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Что осталось от «Красного октября»?

09.11.2006

Что у нас с Вами сегодня в программе? Ну, вот, знаменательные даты и праздники - прошедшие и нынешние.

default

В частности, 7-ое ноября когда-то и в Германии, во всяком случае, в бывшей ГДР, широко отмечалось. Что сегодня-то осталось в Германии от великой октябрьской социалистической революции? Вот «Красный октябрь» и остался. Так один из сотен сортов пива называется. Но об этом - к концу передачи. Давайте начнём с немецкой даты - 9-го ноября. Она и праздничная, она и печальная и постыдная и опять праздничная. Политики обычно называют ею судьбоносной. Вот и давайте посмотрим, почему:

9-го ноября 1989-го года окончательно пала Берлинская стена. Правда, дыры и трещины в ней появились ещё раньше: с западной стороны её долбили доброхоты, которых так и называли: «дятлами Берлинской стены». За вполне умеренную плату они готовы были любому туристу дать напрокат зубило и молоток - стань соучастником живой истории, отколупни на память кусочек зловещей стены. Ну, а 9-го ноября открылись пограничные пункты и десятки тысяч жителей бывшей ГДР хлынули на запад. Не прошло и года, и 3-его октября 1990-го года Германия официально объединилась. Но мы заскочили вперёд. Первый раз то ли судьба, то ли история постучала к немцам в двери ещё 9-го ноября 1918-го года. Тогда был официально подтверждён крах монархии и провозглашена республика. Сохранилась даже архивная запись. Социал-демократ Филипп Шайдеманн вещал с балкона берлинского Рейхстага:

«Рабочие и солдаты, осознайте историческое значение этого дня! Свершилось несбыточное! Перед нами стоит гигантская и необозримая задача. Всё для народа, всё волею народа! Нельзя допускать действий, позорящих рабочее движение. Единство, верность и сознательность! Старая, прогнившая монархия рухнула! Да здравствует будущее, да здравствует германская республика!»

Но ликование продолжалось недолго. Из единства, верности и сознательности суп не сваришь. Что такое демократия, никто в Германии тогда толком не знал и понимать не хотел. Немцы хотели есть. А в стране была послевоенная разруха. Политики, тем временем, и правые, и левые боролись за власть. Причём не только и не столько в парламенте, сколько на улицах и площадях. И вот уже 5 лет спустя, 9-го ноября 1923-го года по улицам Мюнхена маршировали национал-социалисты под предводительством Адольфа Гитлера. Путч провалился, но уже десять лет спустя Гитлер вполне легально пришёл к власти. Немцам ведь тогда хотелось не только есть, им после проигранной войны очень хотелось избавиться от национального унижения. Вот Гитлер, как социалист, и обещал немцам свиные отбивные на обед, а, как националист, великую Германию на десерт. Но чтобы сплотить «коренное население», надо было предъявить ему внутреннего врага. На эту роль национал-социалисты назначили евреев. Они, мол, из «коренных» соки сосут, а перед теми эти же народные соки своими некачественными продуктами травят. И вот, опять же 9-го ноября 1938-го года, в Германии была «Хрустальная ночь». А пока потерявшие рассудок от официальной пропаганды плебеи били витрины еврейских магазинов, так называемые «политические» и «финансовые элиты» пилили между собой еврейские состояния. Кончилось всё это самой страшной войной в истории человечества. Расплачивались за неё все, в том числе и немцы. После сокрушительного поражения полностью разрушенная страна была поделена на две части. И только в 1989-ом году и, конечно же, 9-го ноября, в Германии снова произошло историческое событие, которое стало не постыдной, а радостной датой. «Стены нет! Стены больше нет!» кричали ошалевшие от счастья немцы.

Но давайте вернёмся в наши дни. В Мюнхене 9-го ноября торжественно открылась новая главная синагога города. Старая была сожжена национал-социалистами во время так называемой «Хрустальной ночи». Еврейская община была практически уничтожена. Еврейская жизнь в городе стала возрождаться только с начала 90-ых годов, с переездом в Германию евреев из стран бывшего Советского Союза. Сейчас в еврейской общине в Мюнхене насчитывается примерно 9.300 человек. И вот теперь у них есть своя новая синагога. Она расположена в самом центре баварской столицы, на площади Святого Якова. Строительство длилось три года и обошлось в 71 миллион евро. Синагога квадратной формы, из светлого камня. Верхняя часть храма выполнена из стекла, и отрывает верующим вид в небо. А рядом с синагогой возник культурно-общественный центр. Там ещё завершаются отделочные работы. В пятиэтажном здании будут размещены бюро руководства еврейской общины, школа, детский сад, большой зал для собраний и концертов и кошерный ресторан. Культурный центр, как и расположенный поблизости еврейский музей будут открыты для всех.

А вот в городке Зонненберг в Тюрингии 9-го ноября открылась выставка, приуроченная к падению Берлинской стены. Называется она «Мои первые 100 западных марок». Если кто так молод, что и не помнит те времена, то я им завидую и объясняю: до «евро» в Германии в ходу была валюта под названием «марки». Но в западной Германии марки были свои, валютные, а в ГДР - тоже свои, только деревянные. На Западе можно было купить всё, что угодно, а на Востоке - только социалистический ширпотреб. И вот когда Берлинская стена рухнула и немцы из ГДР толпами ринулись на Запад, всем им вместо приветствия выдавали на первый случай по 100 западных марок. Так вот на выставке в Зонненберге и собраны вещи, которые жители ГДР купили, впервые оказавшись на Западе. Чего там только нет. На каждой вещи - бирочка с именем владельца. Гезине С. в 1989-ом году было ровно 20 лет. На первые 100 западных марок она купила себе и жениху обручальные кольца. Но через несколько лет они развелись, и кольцо оказалось в музее. Райнер Р. давно мечтал о настоящих фирменных джинсах. Вот их-то он себе и курил и заносил до дыр. А Катарине Ф. было тогда всего 6 лет. И родители подарили ей тогда куклу «Барби». Счастью не было предела. Но больше всего на выставке переносных стерео-магнитофонов: они при социализме были жутким дефицитом. А ещё дефицитом в ГДР были обычные бананы. Их на первые западные 100 марок и было накуплено больше всего. Но бананов на сегодняшней выставке нет: съели.

Однако кое-какие реликты социализма всё-таки остались не только в музеях. Например, в бывшей ГДР, как и в России и других бывших странах Советского Союза когда-то широко праздновали 7-ое ноября - День великой октябрьской социалистической революции. По следам этого светлого праздника в Германии отправился наш берлинский корреспондент Константин Июльский:

Поговорим о революции и пиве. В конце восьмидесятых годов пивовары города Ростока выпустили новый сорт пива. Назвать его было решено «Ротер Октобер» - «Красный октябрь». Революция развалилась, Германия объединилась, пиво «Красный октябрь» исчезло из продажи. Но рецепт и название не пропали бесследно. Пивное знамя «Красного октября» подхватил берлинец Гельмут Шмольке, человек левых убеждений. Он основал в интеренете фирму «Ротер Октобер». И нашёл единомышленников. Теперь «Красный Октябрь» варят в одной пивоварен федеральной земли Сереный Рейн Вестфалия. Рассказывает сотрудник фирмы «Ротер Октобер» Гунтер Райман

Пиво не наша идея. Мы позаимствовали ее и развили. Наш ассортимент составляют сегодня культтовары с революционной символикой. Это компакт-диски и ностальгические пластинки с песнями революционного пролетариата. Среди них лидирует немецкий революционный певец Эрнст Буш. Восточногерманская фирма грамзаписи «Литера» передала нам свой архив.

Кроме Эрнста Буша большим спросом у немецкого покупателя пользуются тенор Александрович, почитавшийся когда-то самим Сталиным и песни Краснознаменного ансамбля имени Александрова.

Первое, что бросается в глаза каждому вошедшему в офис фирмы Красный Октябрь - громадное полотно на стене. На нём вождь мирового пролетариата Ленин энергично вышагивает по Красной площади. Полы его пальто развеваются, из кармана пиджака выглядывает, естественно, бутылка пива «Ротер Октобер». Глаза сопровождающих его красноармейцев восторженно горят. Знают солдатики, что пиво-то хорошее. У самого Гунтера Раймана отношение к Октябрьской революции трепетное:

В последние годы сложилось мнение, что Октябрьская революция была катастрофой. Мы с этим категорически не согласны. Катастрофой была первая мировая война. Октябрьская революция - это был лишь ответ на нее. Когда нам говорят, что Октябрь не решил никаких проблем, мы парируем - а какие проблемы решил капитализм? Наш мир по-прежнем полон войн и конфликтов.

Гунтер учился в свое время в Коста- Рике. Из Латинской Америки он вывез левые взгляды и супругу, жгучую красавицу. Однако ни Гунтер, ни его коллеги не состоят ни в каких левых партиях. Их левизна проявляется лишь в выборе товара и в сотрудничестве с газетой «Юнге вельт», реликтом времен ГДР.

Каталог Красного Октября есть в каждом номере газеты «Юнге Вельт». У нас охотно покупают будённовки - легендарный головной убор революционных красноармейцев, униформу русских матросов и пехотинцев, футболки с серпом и молотом, названием СССР, портреты Ленина и Че Гевары, детские фильмы про Илью Муромца и Василису Прекрасную. Одним словом, ностальгирует народ.

А чтобы народ знал об идеологически выдержанном пиве «Красный Октябрь», фирма регулярно принимает участие в Пивных фестивалях. Один из них проходит в восточном Берлине на Карл-Марскс-Аллее. Народ охотно покупает там пиво Ротер Октобер. По вкусу оно напоминает берлинское светлое. Впрочем, полакомиться Красно-октябрьским пивом можно и на Западе, например в Кельне, говорит Гунтер:

В кельнском ресторане «Отель Люкс» подаётся наше пиво, под русские закуски, под грибочки и селёдочку.

А ещё там подаётся коктейль под названием «КГБ». Рецепт прост - в большой гранёный стакан сливаются все сорта водки, которые есть в наличии. И надо же, даже на такую взрывоопасную смесь находятся любители.