1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Главная

Что определит состав будущего правительства?

Вариант "большой" коалиции, который нынешний канцлер ФРГ считает допустимым только теоретически, а его соперник вообще исключает, на самом деле может стать после выборов 22 сентября единственно возможным.

default

Шансы стать "гирькой" на политических весах Германии есть у ПДС...

В бундестаге сейчас пять фракций. Две большие – СДПГ и ХДС/ХСС, и три малые – "зеленые", либералы и посткоммунисты. "Зеленые" – это правительственный партнер социал-демократов, а либералы считаются потенциальными союзниками ХДС/ХХС, хотя свой окончательный выбор они еще и не сделали. Между этими двумя двухпартийными блоками и идет основная предвыборная борьба. Но есть еще посткоммунисты из ПДС. По опросам общественного мнения, социал-демократы с "зелеными" и христианские демократы с либералами идут почти наравне. И та, и другая пара может рассчитывать на 46 – 48 процентов голосов избирателей.

Все зависит от ПДС?

Проценты на выборах, однако, это еще не доля депутатских мандатов. Ведь они распределяются только между теми партиями, которые преодолевают пятипроцентный барьер. Получается, что состав будущего правительства Германии чуть ли не в решающей степени зависит от того, пройдут ли снова в парламент немецкие посткоммунисты. При примерном паритете "красно-зеленого" и "черно-желтого" блоков, не имеющих абсолютного большинства мандатов, новый или прежний канцлер может быть избран только при поддержке посткомунистических депутатов. У Эдмунда Штойбера такой возможности не будет, а Герхард Шрёдер её исключил сам. Он неоднократно заявлял, что ни при каких обстоятельствах не станет главой правительства со скованной посткоммунистами свободой маневра. Выход из такой ситуации будет только один – "большая коалиция". Так каковы шансы посткоммунистов снова преодолеть пятипроцентный барьер и стать маленькой, но решающей гирькой на немецких политических весах?

Партия демократического социализма – это преемница безраздельно правившей в ГДР, переименованной коммунистической СЕПГ. После объединения Германии ей предсказывали скорую политическую кончину. Но – партия выжила, заняв выгодную нишу выразительницы интересов, якобы, обделенного объединением востока ФРГ, новых федеральных земель. Здесь её позиции достаточно прочные. Но и в среднем по стране, начиная с 1990 года, ПДС собирала на общефедеральных выборах всё больше и больше голосов. Всё больше и больше – это не значит много. На прошлых выборах, например, в 1998 году, она получила на западе страны только один процент – но это и в самом деле больше, чем на выборах позапрошлых, в 1994-м. Тогда, кстати, ПДС не сумела преодолеть пятипроцентный барьер, тем не менее оказалась представленной в бундестаге благодаря победе своих прямых кандидатов в четырех восточноберлинских избирательных округах. Чтобы отменить пятипроцентное правило, достаточно даже трех.

Позиции посткоммунистов пошатнулись,..

Руководство ПДС, понимая слабость своих позиций в "старой" западной Германии, всегда делало ставку именно на своих прямых кандидатов. Популярных лидеров у партии мало, поэтому кандидатами выставлялись просто известные личности, симпатизирующие посткоммунистам. Например, писатель Штефан Хайм – один из тех четверых победителей в 1994 году. Но Штефан Хайм умер. Найти фигуру такого масштаба, готовую выступать от имени ПДС на нынешних выборах, не удалось.

Вторым прямым кандидатом был Грегор Гизи, но он ушел в отставку. Так что теперь с относительной уверенностью посткоммунисты могут рассчитывать на успех только в двух избирательных округах – в берлинских "Черемушках", и в лево-пролетарском Лихтенберге-Хоэншенхаузене. Как бы то ни было, партии нужен успех не менее троих своих прямых кандидатов.

...но шансы остаться в парламенте у них есть

На прошлых выборах ПДС получила пять целых и одну десятую процента. Практически все социологические институты считают, что в этом году партия такого результата не добъется. 80 процентов списочного состава ПДС старше 60 лет. Появились и разочарованные помоложе. Они считают, что лидеры партии слишком увелечены политическим заигрыванием с респектабельным Западом и рассчетами на министерские портфели хотя бы в земельных правительствах.

Партия уже не способна предложить ни одной реальной альтернативы по первостепенным проблем. Даже традционный пацифизм перестал быть коньком ПДС – Шрёдер тоже категорически против новой войны в Персидском заливе. И, тем не менее, шансы остаться парламентской у Партии демократического социализма всё-таки есть. А значит, нельзя исключать и "большой коалиции".

Никита Жолквер, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст