1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Что опасней: поражение или победа?

Сколько войн нас ещё ожидает в будущем, если единственная сверхдержава возьмёт на себя миссионерскую задачу бомбами и ракетами насаждать по всему миру демократию и права человека?

default

Война становится средством продолжения политики...

Alexander Warkentin

Александр Варкентин

Война идёт по всем каналам. Где-то что-то взрывается. Что - мы, зрители, толком не знаем. То ли бомба упала, то ли ракета. Может быть, она разрушила ещё один из 80 дворцов Саддама, а может быть - жилой дом. Может быть, она убила самого кровавого диктатора, а, может быть - десяток ни в чём не повинных людей. Американские и британские солдаты куда-то палят. Куда палят, мы тоже не знаем. По реальному противнику они стреляют или просто так, за пачку сигарет устроили шоу перед телекамерой?

Все комментаторы старательно подчеркивают, что к информации с фронта надо подходить с осторожностью. Потому что одни, то есть иракцы, откровенно врут в эфир, а другие, то есть, американцы, хоть впрямую вроде бы и не врут, зато вовсю темнят, мол, военная тайна.

Солдаты гибнут не от вражеского огня

Счёт погибших британских и американских солдат уже достиг двух десятков. Но практически все они погибли не от вражеского огня, а в результате несчастных случаев и преступлений. То хвалёная высокоточная техника откажет, то у собственного солдата нервы сдадут. Сколько погибло иракских солдат и мирных жителей - никто точно сказать не может. Наземное наступление тормозится, как только американцы и британцы достигают очередного населённого пункта. Тем не менее, ко вторнику войска союзников должны подойти к Багдаду.

Политики всех стран, даже те, кто с самого начала говорил "нет войне", беспрестанно выражают озабоченность и солидарность. "Наши мысли и упования с солдатами союзников и с мирным иракским населением", "Раз уж война началась, то пусть она будет по возможности короткой и унесёт как можно меньше жизней". А в подтексте этих заявлений явно слышится надежда, что война затянется, что, несмотря на абсолютно несопоставимое превосходство, американцы столкнутся с трудностями.

Я вовсе не хочу обвинить кого-то из политиков в лицемерии и уж ещё меньше - в кровожадности. Дело в том, что я и сам себя ловлю на схожих мыслях. И пытаюсь разобраться - почему? Почему даже у меня, у человека искренне влюблённого в Америку и американцев, свербят где-то в затылке такие подленькие мыслишки?

До сих пор американцы оказывались правы

Ну, у многих политиков и, особенно, генералов механика понятная. Предрекали ведь, что операция в Косово превратится для американцев и союзников по НАТО во второй Вьетнам, а бомбардировки Сербии унесут десятки тысяч жизней. Но вот на Балканах, несмотря на все трудности, восстанавливается мирная жизнь. Диктатор Милошевич отдан под суд. Рано или поздно и Сербия справится с мафией.

А как злорадствовали некоторые генералы, когда американцы пошли войной на Афганистан. Поминали и кровавый советский опыт и ещё более ранний британский. Мол, из Афганистана, все армии выходили, поджав хвост. Но вот безумного режима талибов больше нет, Усама бен Ладен в бегах. Мелкие стычки, правда, продолжаются, но и в Афганистане впервые за последние десятилетия появилась надежда на более или менее мирную жизнь.

Одним словом, опять американцы посрамили всех критиков. Опять они оказались правы. И это очень многим очень обидно. А меня вот какая мысль тревожит: предположим, американцы и на этот раз окажутся правы, предположим, что они быстро освободят или, если угодно, завоюют Ирак. Предположим, что и к взрыву терроризма это не приведёт, а, наоборот, с помощью иракских же нефтедолларов удастся достаточно быстро улучшить жизнь в стране. Предположим, что все эти оптимистические прогнозы наивных американцев сбудутся, куда это заведёт мир в будущем?

Насколько снизится порог для развязывания следующей войны?

Если технологическое превосходство так велико, что потери среди собственных солдат не превышают потерь при крупных войсковых учениях, то какова будет впредь цена войны? Насколько снизится моральный и психологический порог для развязывания очередной войны? Неужели война снова станет средством продолжения политики? Иными словами, сколько войн нас ещё ожидает в будущем, если единственная сверхдержава возьмёт на себя миссионерскую задачу бомбами и ракетами насаждать по всему миру демократию и права человека? Кто её остановит? Вот, что меня пугает. Попросту говоря, я не знаю, что опасней: поражение или победа. А так - мысли наши и чаяния сейчас с солдатами союзников и с мирным населением Ирака. Пусть эта война будет по возможности короткой и унесёт как можно меньше жизней.

Автор комментария: Александр Варкентин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст

Ссылки в интернете