1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Что означает снятие санкций Евросоюза с ряда белорусских чиновников

Решение ЕС о сокращении санкционного списка в отношении Беларуси одни эксперты называют логичным, другие - признаками кулуарных переговоров Минска и Брюсселя. Подробности - в материале DW.

Евросоюз приостановил 9 июля действие визовых санкций в отношении восьми фигурантов списка белорусских чиновников, причастных к фальсификации выборов и репрессиям против оппозиции. Но в то же время в список добавлено имя судьи Виталия Волкова. Именно он вынес приговор об ужесточении условий содержания Николая Статкевича - экс-кандидата в президенты, получившего самый большой срок, и единственного среди нынешних политзаключенных участника протестов после президентских выборов 2010 года.

Действенность санкций Евросоюза оппозиция, гражданское общество и независимые аналитики Беларуси оценивают неоднозначно и, соответственно, реакция на корректировку санкционного списка ЕС тоже разная.

На быстрые кардинальные перемены собеседники DW не рассчитывают. Большинство оппозиционных белорусских политиков и аналитиков отмечают, что уже почти 10 лет отношения Минска и Брюсселя напоминают замкнутый круг. Постоянно повторяется одна и та же схема: выборы - аресты оппозиции - санкции ЕС - мораторий на санкции - потепление - выборы - аресты и так далее.

Впрочем, о том, что корректировка списка не является отражением какого-либо изменения политики ЕС в отношении Беларуси, уже заявил агентству БелаПАН и первый советник Представительства ЕС в Беларуси Рудольф Ришар.

"Минус восемь плюс один"

Владимир Мацкевич

Владимир Мацкевич

Изменение списка ЕС приветствовать нельзя, ведь в Беларуси все осталось по-прежнему и никаких шагов в сторону демократизации власти не предпринимают, заявил в интервью DW Владимир Мацкевич, глава Рады Международного консорциума Евробеларусь. По его словам, "такая арифметика - минус 8 плюс 1" - свидетельствует о том, что ведутся скрытые об общественности переговоры между Минском и Брюсселем. А это - само по себе минус, считает Мацкевич.

Мотивы исключения из списка до сих пор не разъяснены. Высказываются догадки, мол, это шаг ЕС, обусловленный недавним освобождением правозащитника Алеся Беляцкого. А включение в список судьи, ужесточившего меру наказания Николаю Статкевичу - напоминание о том, что главный политузник остается в неволе.

Корректировку списка ЕС Мацкевич называет "кулуарной возней" и "свидетельством исключения из диалога политической оппозиции и гражданского общества". "До нас долетают знаки интриг, тайны Мадридского двора", - заключает политик.

"Европейская суета"

Председатель партии Белорусская социал-демократическая Громада Станислав Шушкевич убежден, что ЕС, сократив санкционный список "заигрывает с режимом, и все это - европейская суета, которая губит любое приличное начинание". По его мнению, у ЕС должен быть "твердый подход", как сейчас в случае с Украиной. "Белорусский режим может сколько угодно симулировать демократические перемены, но как можно исключать из списка судей, которые в нынешних условиях априори не могут выносить самостоятельных решений?" - задается вопросом политик.

Марина Адамович

Марина Адамович

Того же мнения придерживается и Марина Адамович, жена политзаключенного Николая Статкевича. У нее реакция одна - разочарование. По ее словам, судя по должностям, которые занимают исключенные из списка чиновники, становится ясно, что санкции были введены по вполне определенным причинам, и на данный момент не произошло ничего, что могло бы объяснить их отмену.

К тому же, отметила Марина Адамович, и Алеся Беляцкого, с освобождением которого связывают последний шаг ЕС, и ранее освобожденных из под стражи оппозиционеров можно назвать свободными весьма условно: они исключены из политики, не реабилитированы, а Беляцкий и вовсе находится под профилактическим надзором. По словам Адамович, ситуация напоминает удачную попытку белорусских властей торговать своим любимым товаром - политзаключенными.

Власть консервирует политический режим, используя при этом европейскую демократию, которая, к сожалению, дает поводы белорусскому режиму говорить о двойных стандартах. Надежд на скорое освобождение мужа Марина Адамович не питает.

Дипломатическая вежливость?

Андрей Елисеев

Андрей Елисеев

В свою очередь политолог Евгений Прейгерман называет шаг ЕС проявлением дипломатического этикета и принципа пропорциональности. А политологу Андрею Федорову корректировка санкционного списка представляется логичным ответом на освобождение Беляцкого: ЕС поощряет белорусское руководство освобождать политзаключенных, демонстрирует намерение договариваться и далее, но в то же время, включив в список судью Волкова, ЕС намекает, что случаи гонения на оппозицию без внимания не останутся.

Сходное мнение в интервью DW высказали лидер партии Белорусский народный фронт Алексей Янукевич и председатель Объединенной гражданской партии (ОГП) Анатолий Лебедько. "Сокращение списка порождает определенные надежды, которые необязательно оправдаются, что мы наблюдали в прошлом, - отмечает Янукевич. - Но в истории взаимоотношений Минска и Брюсселя есть и доказательства действенности санкций".

В новейшей истории Беларуси Брюссель вводил санкции в отношении Минска шесть раз. Два раза, отмечает аналитик Белорусского института стратегических исследований Андрей Елисеев, условия ЕС были выполнены. В двух случаях выполнены частично, и еще в двух - не выполнены вовсе.

Лебедько обращает внимание на предложение ОГП: сделать санкционный список "живым": включать и исключать из него белорусских чиновников с учетом мнения белорусов – оппозиционных политиков, правозащитников, представителей гражданского общества. Такая мера, по его мнению, исключит кривотолки и будет гораздо более эффективным наказанием для тех, кто причастен к репрессиям против оппозиции.

Смотреть видео 02:12

Немецкие СМИ: Последний диктатор милостью Путина

Аудио- и видеофайлы по теме