1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Что общего у "православного шахида" и РПЦ

В России на киноэкраны выходит "Ученик". Режиссер Кирилл Серебренников называет главного героя "православным шахидом". DW спросила у экспертов о параллелях между фильмом и действительностью.

Сцена из фильма Ученик режиссера Кирилла Серебренникова

Сцена из фильма "Ученик" режиссера Кирилла Серебренникова

В четверг, 13 октября, на экраны российских кинотеатров выходит новый фильм Кирилла Серебренникова "Ученик", в основу которого легла пьеса немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга (Marius von Mayenburg).

Главный герой фильма - школьник Вениамин, который находит опору в религиозных догмах. Он знает все о моральных нормах: как их надо соблюдать, а также от кого их надо защищать. Его поведение становится настоящим испытанием для окружающих.

Режиссер Кирилл Серебренников

Режиссер Кирилл Серебренников

"Вениамин - боец. Он готов оскорблять, заказывать убийство учительницы, скандалить, биться со своей матерью", - так характеризует главного героя фильма Даниил Дондурей. По мнению культуролога и редактора журнала "Искусство кино", все, что не вписывается в церковную доктрину, вызывает отторжение главного героя. Сам режиссер фильма называет Вениамина "православным шахидом".

Навязанные запреты

Какую реакцию вызовет новая картина Кирилла Серебренникова у российского зрителя, станет ясно после премьеры. По оценке Даниила Дондурея, редактора журнала "Искусство кино", этот фильм показывает, как жестко православная церковь в России относится к инакомыслию.

Директор Сахаровского центра в Москве Сергей Лукашевский считает, что помещение священных символов и обрядов в обыденный контекст сегодня вызывает негативную реакцию в обществе. Такое явление он объясняет тем, что в России сложилось обрядовое отношение к религии. Многие люди, называющие себя православными, а таких, по данным Сахаровского центра, от 60 до 80 процентов, не знают истории развития христианства, поэтому они начинают относиться с пиететом к святым и всем религиозным обрядам.

Контекст

Директор Сахаровского центра подчеркивает, что пока табу не носит официального характера. Однако случаев, когда церковь и православные критикуют культурных деятелей за "оскорбление чувств верующих", становится все больше. Достаточно вспомнить, как с репертуара был снят спектакль "Тангейзер" режиссера Тимофея Кулябина. Создателя фильма "Левиафан" обвиняли в том, что он оскорбил Русскую православную церковь.

Церковь и государство

С какой целью церковь накладывает табу и создает запретные темы в культуре? Декан факультета истории искусств, профессор Европейского университета Илья Доронченков считает, что сегодня в идеологическом значении церковь стремится занять место, которое в СССР занимала партия. "Я думаю, что церковь унаследовала этот подход: контролировать, предлагать, запрещать", - рассуждает он. 

Профессор санкт-петербургского университета поясняет, что это связано с традицией церкви, которая никогда не была по-настоящему независимой в России. Помимо этого, в сознании общества преобладает патернализм: решения человека основываются не на личной ответственности, а на принципах, которые транслируются извне.

Даниил Дондурей, культуролог и редактор журнала Искусство кино

Даниил Дондурей, культуролог и редактор журнала "Искусство кино"

Кроме того, по словам культуролога, церковь выполняет функции, с которыми не справляется власть. Политики не могут выработать единую идеологию, концепцию будущего и новую мораль. "Поэтому государство призывает церковь говорить о целом ряде моральных вещей, на которые хотело бы получить консервативные взгляды", - объясняет Даниил Дондурей. 

Эту мысль продолжает социолог "Аналитического центра имени Юрия Левады" Наталия Зоркая. Она думает, что церковь работает на государственную политику: архаизацию, изоляцию и исключение человека как самоценного субъекта. Примечательно, что вмешательство церкви в культуру и образование принимается обществом и не вызывает острой критики.

Наталия Зоркая поясняет, что большинство людей поддерживают вмешательство церкви в культуру и образование с надеждой на то, что церковь будет транслировать высокие моральные ценности. В разговоре с DW социолог "Левада-центра" подчеркивает, что махровая позиция по отношению к непонятному и более сложному культурному артефакту характерна лишь для небольшой части людей. В основном же, по ее словам, в обществе присутствует неприятие таких произведений культуры, вызывающих раздражение.

Слабый голос

"В этом кроется большая опасность, потому что эти настроения можно разжечь, раскрутить, натравить людей друг на друга", - предупреждает социолог. Подобную ксенофобию можно увидеть в погромах, которые православные активисты устраивают на выставках. По словам директора Сахаровского центра Сергея Лукашевского, власть позволяет православным активистам терроризировать культурных оппонентов для продвижения собственных консервативных идей. "Мы наблюдаем раз за разом, как православные активисты идут на силовые акции", - говорит он. При этом голос культурных деятелей, на которых происходят нападки, слишком тих.

В подобной ситуации важна цеховая солидарность культурных деятелей, уверены эксперты. Они опасаются того, что курс на консерватизм приведет к установлению гораздо более жестких правил. "Табу будут более обширными и сильными, чем это следует из реальных взглядов и представлений общества", - прогнозирует директор Сахаровского центра.

Смотрите также:

Контекст