1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Что общего между Ираком и ГДР?

Судя по немецкому опыту, бремя расходов по оккупации еще долго будет тяготить американский бюджет / Любое изменение границ на Кавказе представляет собой угрозу для шаткого мира.

Когда американский президент направил свои войска в Ирак, большинство его соотечественников и не подозревало о размерах счетов, по которым придется платить американским налогоплательщикам. Недавно Буш потребовал от Конгресса выделить в новом бюджетном году 75 миллиардов долларов на финансирование оккупации Ирака и восстановление экономики страны.

В Германии с подобной ситуацией хорошо знакомы. Начиная с 1990 года, с момента объединения ГДР и ФРГ, на экономическое восстановление новых восточных федеральных земель ежегодно уходит 50 миллиардов евро. Разумеется, сегодняшний Ирак нельзя сравнивать с бывшей ГДР. Однако некоторые параллели напрашиваются сами собой, поскольку в обоих случаях речь идет об искусственных государственных образованиях, созданных по воле оккупантов.

ГДР возникла после Второй мировой войны, как государство-спутник Советского Союза. Иракская государственность также не насчитывает и сотни лет. Ирак образовался по окончании Первой мировой войны по воле британских колонизаторов, которые произвольно провели границу, отделив историческую Месопотамию от Османской империи, -

Пишет газета "Файнэншл таймс дойчланд" и продолжает:

Общим для Ирака и ГДР является то чудовищное состояние, в котором находились к моменту освобождения их политическая и экономическая системы, а также необходимость дорогостоящих мероприятий по восстановлению экономики, которые невозможно осуществить, не прибегая к посторонней помощи.

После объединения Германии западные немцы были уверены, что через несколько лет они увидят в Восточной Германии цветущие ландшафты.

Немецкие политики в начале 90-х годов рассчитывали, что, получив необходимый стартовый капитал, экономика Восточной Германии поднимется сама, и в последствии новые федеральные земли смогут из собственных средств финансировать инвестиционные проекты. Однако этот план не сработал. И восточные земли по-прежнему не могут обойтись без ежегодных финансовых вливаний с запада.

Также и американцы поначалу считали, что смогут быстро поднять уровень жизни населения Ирака и таким образом завоевать симпатии населения, и добиться поддержки в проведении демократических преобразований. Более того, первоначально администрация США даже рассчитывала на положительный финансовый эффект оккупации, поскольку работы по восстановлению Ирака должны были проводить американские фирмы, деятельность которых должна была оплачиваться иракскими нефтедолларами. Однако, по оценкам экспертов, для того чтобы возобновить иракские поставки нефти в ближайшие два года нужно инвестировать в нефтяную промышленность Ирака как минимум 6 миллиардов долларов. Теперь до американцев начинает постепенно доходить, что прежде чем говорить о восстановлении иракской экономики, нужно удовлетворить основные потребности населения в воде, электричестве, и обеспечить внутреннюю безопасность. Судя по немецкому опыту, бремя расходов по оккупации еще долго будет тяготить американский бюджет, разумеется, в том случае, если Америка захочет довести свою миссию в Ираке до ее логического завершения. И это будет серьезным испытанием даже для такой мощной экономики, какой является экономика Соединенных Штатов.

Газета "Нойес Дойчланд" комментирует намерение нового президента Чечни Ахмада Кадырова восстановить Чечено-Ингушскую республику:

Намерение Кадырова очевидно было вызвано чрезмерным желанием выслужиться. Поскольку президент России Владимир Путин уже не раз высказывал мысль объединить эти два административные образования в ходе намеченной на будущий год административной реформы. Но, согласно конституции, это возможно лишь в случае согласия трех четвертей населения обеих республик. Однако этого результата не смог добиться даже в свое время очень популярный в Чечне президент Ингушетии Руслан Аушев, когда в середине 90-х годов Кремль намеревался таким образом вернуть чеченских отступников под отчий кров. В настоящее же время у этого плана еще меньше шансов на успех: нынешний президент Ингушетии Мурат Зязиков, сменивший Аушева на этом посту только потому, что последний не имел права выдвинуть свою кандидатуру на третий срок, не пользуется большой популярностью у ингушского народа. Кадырова же, претендующего на пост главы объединенной Чечено-Ингушской республики, одинаково сильно ненавидят как чеченцы, так и ингуши. Кроме того, любое изменение границ на Кавказе представляет собой угрозу для шаткого мира. В наследие от древней и новой истории населению Кавказа достался гордиев узел из взаимных территориальных претензий различных республик и народов. С этим наследием посткоммунистическая Россия до сих пор справиться не смогла, более того, некоторые конфликты только обострились из-за политики Кремля.

Обзор подготовил Владимир Тарасов , НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА