1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Уик-энд

Что можно, а чего нельзя немецким тинэйджерам

20.04.2002

Недавно у дочери моей подруги был день рождения: ей исполнилось 12 лет. Зайдя поздравить мою крестницу к девяти вечера, когда, по моему мнению, вечеринка должна была быть в разгаре, я застала странную картину: день рождения уже подходил к концу, и гости – точнее сказать, гостьи, потому что среди приглашённых были только девочки, - звонили со своих мобильных телефонов домой: «Мама, папа, вы можете меня забирать». Выглядели девицы, старшей из которых, как я высинила, было 14, а большинству – по 12-13 лет, совершенно взросло: уже вполне оформившиеся физически, наряженные в расклешённые штаны, мини-юбки в по-модному рваные чулки в сеточку, коротенькие маечки, открывавшие для нестеснённого обозрения загорелые пупки, туфли или ковбойские сапоги на каблуках, накрашенные куда более интенсивно, чем, скажем, я или мама именинницы, они смело могли повторить вслед за своей кумиршей Бритни Спирс, постеры с которой, кстати, густо покрывают стены детской светёлки моей крестницы: «Я может, ещё не женщина, но уже давно не ребёнок»....

Расходиться девицам явно не хотелось: очередная интересная тема для разговора, конечно же, появлялась в тот момент, когда за кем-то из них приезжали родители, девица застревала в дверях, а родители начинали нервно бибикать под окном. «А почему ты их сейчас разгоняешь? Пусть бы ещё посидели, всё равно уже весь дом вверх дном?» - поинтересовалась я у моей подруги. «Jugendschutz» - строго ответила она. «Ведомство по защите прав молодёжи. Слыхала про такое? По закону к десяти вечера все мероприятия для несовершеннолетних должны заканчиваться. Мне-то безразлично, завтра не в школу, но я не со всеми родителями хорошо знакома – мало ли, кто что подумает, и кто что кому скажет. Зачем мне лишние проблемы? Нет уж, пусть расходятся подобру-поздорову...».

За полчаса всех девиц разобрали – кроме одной, Хелены, самой, кстати, взрослой на вид. Она печально сидела на диване, теребя бахрому своей джинсовой юбки. «А где ты живёшь?» - «На Эбертплатц..» - «Ну, так езжай сама, две остановки всего на метро, остановка – под носом... Хочешь – я тебя провожу?». «Нет, мне нельзя», - детские интонации в голосе и полное отсутствие самостоятельности удивительно не соответствовали независимому внешнему виду Хелены. «Уголки её губ поползли вниз». «Не хнычь, тушь потечёт, - заметила пробегавшая мимо мама именинницы. – Приедут сейчас твои родители, я же им официальное приглашение с адресом отправила, они всё знают». Родители действительно вскоре приехали. А я задумалась. Что можно и что нельзя немецким подросткам и где она, эта граница, отделяющая юность от взрослости?

Пролезание в кинотеатр с чёрного хода на фильм, который не для «детей до 16», приобретение сигарет и алкогольных напитков посредством третьих лиц и неожиданное унижение при попытке посетить дискотеку в соседней школе: «а сколько тебе лет, девочка? 12?». 12?? Да он что, издевается? Мне уже 14 с половиной, а скоро будет 15!!!

У кого в жизни не было подобных ситуаций в непростые годы взросления. Конечно, есть они и в жизни немецких подростков и молодых людей. Но если в России – по крайней мере, во времена моей юности, - возмущённый родитель не имел возможности подкрепить своё возмутительное требование быть дома не позже десяти вечера ссылкой на соответствующий параграф закона, то в Германии всё, что связано с молодыми людьми, её правами и участием в общественной жизни, строго урегулировано «Законом о защите детей и молодёжи». Этот-то закон – принятый в 1985 и последний раз пересматривавшийся в 94 году, - сегодня вовсю критикуется за консерватизм. Скажем, он запрещает посещение дискотек детям до 16 или пребывание после 10, а в некоторых землях – после 11 вечера в ресторанах и пивных.

Поскольку почти все 15-летние ходят по дискотекам – кода туда и ходить-то, и родители очень часто берут с собой детей, отправляясь праздновать день рождения в пивную или ресторан, где порою засиживаются допоздна, то вне закона оказывается масса вполне лояльных граждан – в том числе, и совсем юных.

«Нужен новый закон о молодёжи, который будет отражать существующее положение вещей», - полагают критики. «Разрешить подросткам посещать дискотеки с 14 или даже с 13 лет, находиться на улице до 12 или даже до часу ночи – всё равно они это делают, снизить возраст получения автомобильных прав с 18 до 16 лет – известно, что особенно в сельской местности любой мальчишка умеет ездить на отцовской машине». «Нет-нет, оставим всё как есть!», – противятся другие. – В дискотеках – наркотики, на тёмных улицах – развратники-педофилы, а закон – последняя платина на пути растления молодёжи».

Я решила пройти по пунктам, что можно и что нельзя делать молодым людям, вместе с 27-милетней Ниной, у которой трудности несовершеннолетия уже за плечами, но ещё достаточно свежи в памяти. Насколько досадными были для тебя существующие возрастные ограничения?

- Вообще-то я мало об этом думала. Мне повезло: мои родители предоставляли мне полную свободу самой решать, что и когда я собираюсь делать. Существовало лишь несколько вещей, которых мне, по мнению моих родителей, делать было нельзя – и я придерживалась этих ограничений.

И что это были за ограничения?

- Мне нельзя было вечером садиться в автомобиль к пьяным людям и нельзя было ездить автостопом.

Требования более чем разумные, как с объективной, так и с законодательной стороны: и закон запрещает детям до 18 такой излюбленный в силу своей дешевизны, но не слишком безопасный способ перемещения как автостоп.

Сколько же Нине было лет, когда были сняты все запреты?

- Где-то 18.

Несмотря на всё свободолюбие, царившее в семье Нины, её родители строго придерживались в данном случае закона: именно в 18 лет молодой житель Германии обличён всей полнотой гражданских прав. Он может открыто заказывать в ресторане виски или водку (с 16 разрешено только пиво), может поступить на курсы пилотов гражданской авиации или удариться в большую политику – с 18 лет вступает в силу активное избирательное право, то есть, можно не только избирать, но и быть избранным в парламент страны. Вот только президентом Германии стать нельзя – тут закон предусматривает возрастную границу в 40 лет. Наверное, это исторически обусловлено: и в древнем Риме консулом мог стать только достигший сорокалетия. Ну да ладно: такая блестящая профессиональная перспектива как политика, так или иначе, привлекает лишь немногих юных: средний возраст «депов» Бундестага зашкаливает за 50.

Но вернёмся к алкоголю: неужели Нина ждала 16 лет, чтобы выпить своё первое пиво?

- Нет, нет... Первый раз я пила алкоголь, когда мне было 12 лет. А первый раз по-настоящему пьяной я была, когда мне было 13. Это была какая-то вечеринка с моим школьным классом, чей-то день рождения или что-то в таком духе – уже не помню точно.

Нина весело затягивается своим «Мальборо лайтс». В свои 27 лет она – как и почти все в её компании – несмотря на невинный белокурый вид, заядлая курильщица, - побоку все антиникотиновые кампании. Начиная курить, она, наверное, тоже не слишком задумалась о законе, запрещающем курение детям до 16, предполагаю я...

- Впервые я закурила в 13. Постоянно курить начала в 15. Я была не единственная в моём классе – я думаю, почти все начали курить примерно в этом возрасте.

А где вы брали сигареты? Неужели вам их просто так продавали в магазине, или вы «таскали» у родителей?

- Ах, в Германии существуют сигаретные автоматы, они не спрашивают, сколько тебе лет... А вот совсем недавно, два-три года назад, произошёл смешной случай - я попыталась в Берлине купить сигареты, мне тогда было 24, и вдруг не говорят: «Нет, девочка, сигареты ты получишь, только когда тебе исполнится 16». Но раньше, когда мне действительно было «до 16», со мной ничего такого не происходило. Может, я тогда выглядела взрослее, чем сейчас, больше красилась и вообще...

Я думаю, что никакие искусственные меры на самом деле никого не защищают. Если мне захочется, скажем, напиться, то я попрошу соседского парня, которому уже исполнилось 16, или просто первого попавшегося симпатичного молодого человека: «Слушай, купи мне, пожалуйста, бутылку пива!». И никаких проблем. Скорее наоборот: даже веселее делать что-то, что запрещено...

Путешествия – это ли не мечта каждого молодого человека, начитавшегося Жюль Верна или хотя бы Эриха Кестнера. Но закон тут как тут: до 16 – только в сопровождении старших, до 18 – с их согласия. Отправиться в путь на автомобиле ещё сложнее: в Германии, в отличие от Калифорнии, где за руль садятся 16-летние, права можно получить лишь в 18 лет. Известен забавный случай, когда в рекламе новой модели «Фольксвагена» снялась 16-летняя тогда спортсменка-плавчиха Франциска ван Альмзик. Чтобы покататься на полученном в подарок автомобиле, ей пришлось однако отправиться за океан. Но, скажем, 18 только что стукнуло, права в кармане, а автомобилем человек ещё не успел обзавестись. Что тогда? Можно, конечно, взять автомобиль на прокат. Нет, не тут-то было: почти все автопрокатные фирмы в Германии требуют, чтобы был, по крайней мере, двухлетний водительский стаж, а шикарные кабриолеты выдают лишь тем, кому стукнуло 21 – и то, только если сотруднику фирмы понравится ваша физиономия. Как некоторую моральную компенсацию можно рассматривать тот факт, что и у граждан в возрасте от 70 и старше начинаются проблемы: им надо проходить дополнительные экзамены и медобследования, платить более высокую страховку, а на Майорке тем, кому больше 70, вообще запрещается садиться за руль.

Хорошо, что агентства путешествий, авиакомпании и железная дорога идут на встречу и предоставляют всячески льготы: например, железнодорожный билет, по которому можно в течение летних каникул ездить по всей Европе за каких-то сто с небольшим Евро.

Существуют и специальные молодёжные гостиницы, несравненно более дешёвые, чем все остальные возможности ночёвки.

Правда, и эти деньги надо заработать – если, скажем, не хочется пользоваться родительским кошельком. Тут закон гибок: до пятнадцати лет можно работать по три часа в день, после 15 – до 8 часов в день, так, однако, чтобы это не мешало школе, то есть, в каникулы.

Вообще же финансовая самостоятельность всячески поощряется: уже с 7 лет ребёнку разрешено независимо совершать покупки, в том же возрасте он может открыть и счёт в банке. Насколько важно это было для нашей собеседницы Нины?

- Я не знаю, нужно ли это на самом деле. У нас в семье всегда был общий котёл, которым каждый мог пользоваться – мама, папа, мои два старших брата и я. Я знаю, что некоторые родители специально открывают своим детям счёт и переводят им на него ежемесячно определённую сумму – как зарплату, де, чтобы дети учились обращаться с деньгами, жить «по средствам». Может, это и правильно, но мне кажется, что куда важнее научиться помогать друг другу, делиться, хотя бы в рамках собственной семьи...

Чего ещё нельзя делать до 16?

- Нельзя ходить в игорные заведения, играть в азартные игры. Впрочем, при нынешнем уровне развития компьютерных игр, я считаю, можно обойтись без их допотопных игровых автоматов и рулеток.

В зоомагазине в ваши руки отдадут вожделенную живность лишь в том случае, если у вас за плечом будут стоять кивающие родители или, по крайней мере, при себе будет их письменное согласие. С 16 можете покупать что угодно – хоть морскую свинку, хоть питона породы «боа-констриктор».

Ну, может, трудно будет купить журнал «Плейбой» - особенно, если попадётся ответственный киоскёр, хотя в редакции журнала утверждают, что он совершенно безобидный. А вот на счёт видеокассет с фильмами порнографического содержания существует отчётливая установка: до 18 – ни-ни. В нормальных кинотеатрах таких фильмов, понятное дело, не показывают, поэтому тут все возрастные ограничения кончаются в 16 лет. Нужны ли они? Нина рассказывает:

- Однажды я просто по ошибке попала не на тот фильм. Мы пошли в кино с моим братом, и нам продали неправильные билеты. Мы оказались на фильме Эндрю мак Лахлина «Прилетают дикие гуси» - вообще-то фильм хороший, но страшно натуралистический и жестокий, о войне. А мне тогда было 12 лет, и для меня это был, конечно, шок. Я не думаю, что тут нужны запреты, но какие ограничения рекомендательного свойства и более исчерпывающая информация о картинах, я считаю, не повредила бы никому. Например, какие-то брошюры к фильму, в которые может посмотреть сам ребёнок и молодой человек, и самостоятельно решить: «Да, я хочу, тем не менее, посмотреть этот фильм» или «Нет, я туда лучше не пойду». Например, я бы лучше не пошла на этот военный фильм...

Но иные ограничения, предусматриваемые законом о защите молодёжи, Нина считает однозначно идиотскими:

- Мне кажется, что, по крайней мере, некоторые установки совершенно, что называется, «не в кассу». Например, если тебе нет 16 лет, ты не имеешь права появляться после десяти вечера в общественных местах – скажем, в пивной или в ресторане. Даже в сопровождении родителей. Скажем, мой отец поздно заканчивал работу, и мы с мамой часто ездили его встречать на вокзал. И вместо того, чтобы провести полчаса в тепле, в привокзальном кафе – если, скажем, поезд опаздывал, - мы должны были сидеть в холодной машине. Моя мама боялась идти со мной в кафе. Потому что были случаи, что какие-то доброжелатели сообщали в полицию, что, де, ребёнок находится после десяти вечера в ресторане – и у родителей могли быть крупные неприятности. По-моему, это совершенно неуместно.

Ну, и на последок - самое важное: пресловутый «первый раз» - когда он должен состояться? С точки зрения закона – не раньше 16 лет. На практике – между 15 и 17 годами. Причем если девушке ещё нет 16, а юноше – есть, то у него могут возникнуть серьёзные неприятности. Нинин «первый раз» случился как раз когда ей было 15.

- Да, я об этом тоже задумывалась: вообще-то это было с его стороны противоправное действие, я могла бы подать на него в суд. Ему-то было уже 19. Но тогда я, конечно, ни о чём подобном и не думала...

Зато с 18 – а в некоторый случаях, со специального разрешения, уже с 16 лет, - можно вступать в законный брак и чувствовать себя совершенно взрослым. Только вот почему-то этим правом пользуется лишь ничтожное меньшинство, а большинство как раз пытается всеми средствами продлить юность:

- Мои родители уже в 19-20 лет решили пожениться, в 21 у них родился первый ребёнок, которого им надо было кормить... Конечно, когда моя мама видит моих приятелей, которым уже под тридцать, а они всё веселятся, то она говорят:
«М-да, хорошо вы устроились». Но она рада, что у нас есть возможность наслаждаться молодостью...

Также по теме