1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Что известно о новом президенте Узбекистана

Шавкат Мирзиёев победил на президентских выборах в Узбекистане. Это не сенсация - три его конкурента изначально считались "дежурными" кандидатами. Но от президента теперь можно ждать сюрпризов.

Шавкат Мирзиёев

Шавкат Мирзиёев

59-летний Шавкат Мирзиёев - самый молодой среди всех руководителей республик Центральной Азии. Он на год младше президента Киргизии Алмазбека Атамбаева и на месяц - коллеги из Туркмении Гурбангулы Бердымухамедова. С последним Шавката Мирзиёева часто сравнивают. Для этого, помимо близости дат рождения, есть как минимум две причины.

Две причины для сравнения

Во-первых, после смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова в 2016 году, равно как и после смерти первого президента Туркмении Сапармурата Ниязова в 2006 году, при передаче власти был нарушен Основной закон. И в первом случае, и во втором в должность исполняющих обязанности президента вплоть до досрочных выборов должны были заступить руководители парламента. Но вместо них в Туркмении это сделал тогдашний вице-премьер Гурбангулы Бердымухамедов, а в Узбекистане - премьер-министр Шавкат Мирзиёев.

Во-вторых, иностранные наблюдатели сейчас задаются вопросом, последует ли новый президент Узбекистана примеру туркменского соседа, который у себя в стране быстро воспроизвел черты прежнего культа личности Туркменбаши, заменив портрет Ниязова на свой? Многие критики узбекского режима прогнозируют воспроизведение репрессивных черт "каримовской системы" ее новым лидером.

Право сильного

Дмитрий Медведев на похоронах Ислама Каримова

Премьер РФ Дмитрий Медведев на похоронах Ислама Каримова

Тем более, что в СМИ, выходящих за пределами Узбекистана, не раз указывали на то, что Шавкат Мирзиёев - в полной мере выпускник "авторитарной школы Каримова", и, будучи руководителем различных учреждений исполнительной власти, не раз подтверждал это. В том числе даже рукоприкладством по отношению к тем подчиненным, которыми он был не доволен. За ним со времен руководства на областном уровне закрепилась репутация требовательного и даже жестокого хозяйственника.

С другой стороны, инсайдеры отмечают, что пока Шавкат Мирзиёев избегал давать основания для составления своего индивидуального "политического портрета", не говоря уже о проекте "культа личности". Даже о месте его рождения идут споры. При Исламе Каримове премьера достаточно редко показывали по ТВ, и при объявлении решений исполнительной власти в основном использовали словосочетание "кабинет министров", а не его фамилию. Программа, с которой он вышел на досрочные выборы после смерти своего патрона, не отличалась неожиданными тезисами.

А сам кандидат, изначально представленный властной верхушкой населению в качестве однозначного фаворита, держался достаточно скромно и запомнился не столько в этом качестве, сколько в роли "новой метлы", поскольку провел ряд неожиданных увольнений руководителей местных администраций и кадровых назначений. А также тем, что не стал снимать с должности министра финансов влиятельного Рустама Азимова, которого многие видели вместо него в президентском кресле и которого наблюдатели относили к политикам, более ориентированным на Запад, в отличие от более пророссийского Мирзиёева. Хотя сами авторы таких оценок признают их условность для узбекских реалий.

Родом из системы

Траур по первому президенту Узбекистана Исламу Каримову

Траур по первому президенту Узбекистана Исламу Каримову

С определенностью можно сказать, что новый президент Узбекистана - родом из советской административно-командной системы и плоть от плоти узбекской номенклатуры. Выпускник Ташкентского института ирригации и механизации сельского хозяйства по специальности "инженер-механик" прошел путь от младшего научного сотрудника и секретаря комсомольской организации до депутата Верховного совета республики в 1990-м году и парламента в 1994-м году, до руководителя администрации Джизакской, а позже Самаркандской областей и, наконец, в 2003 году до поста премьера. В течение последних лет этого политика обозреватели неизменно включали в "короткие листы" претендентов на роль преемника, которого, предположительно, готовит себе пожилой и больной Ислам Каримов. И, судя по результату, включали не зря.

Один из ведущих знатоков Центральной Азии, бывший премьер-министр Казахстана, а сейчас - живущий в изгнании на Западе оппозиционный лидер Акежан Кажегельдин в интервью DW подчеркнул, что Шавкат Мирзиёев, будучи премьер-министром "под Каримовым", в первую очередь должен был быть абсолютно лояльным к начальнику. "В той роли он не занимался стратегией, а был, прежде всего, техническим исполнителем при Каримове. Но он разбирается в механизмах функционирования государства. Судя по тому, что на него давно делалась ставка, он должен продолжить прежнюю национальную стратегию. А это принцип внеблоковости, большее внимание не к глобальной, а к региональной проблематике и настрой на укрепление экономики", - считает собеседник DW.

Кажегельдин уверен, что новый глава государства понимает две основные характеристики того наследства, которое получил от Каримова - что с одной стороны, Узбекистан в отношении модернизации сильно отстал от передовых стран, а, с другой, что более сильного государства с точки зрения функционирования государственных институтов в Центральной Азии сегодня нет.

Решительный шаг?

"Пока сигналы, которые Шавкат Мирзиёев и его команда послали на Запад, восприняты с осторожным оптимизмом. В частности, приглашение западных наблюдателей на выборы, амнистия, в том числе, группы политических заключенных, явные знаки к улучшению отношений с соседями - Таджикистаном и Киргизией, между которыми и Ташкентом накопилось много спорных вопросов и взаимных претензий", - говорит Акежан Кажегельдин. По его словам, эти и другие сигналы дают основания полагать, что новый президент берет курс на модернизацию экономики и на большую свободу предпринимательству.

 

К примеру, 27 ноября был опубликован для обсуждения проект постановления президента, предусматривающий "установление курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам исключительно с использованием рыночных механизмов". Сейчас в Узбекистане действуют драконовские ограничения на обмен валюты, а наряду с официальным курсом обмена сома существует курс "черного рынка", более чем вдвое отличающийся от официального. Все это привело к тому, что "большая часть экономики работает по курсу "черного рынка", но, например, стоимость основных фондов, налоги на иностранный бизнес и так далее исчисляются по официальному курсу", - отметил политолог из Ташкента Юрий Черногаев. По его словам, этот сложившийся порядок сильно тормозит приток иностранных инвестиций.

Модернизация сверху?

Президентский проект уже вызвал позитивные комментарии среди иностранных наблюдателей. Но их узбекские коллеги указывают на то, что этот шаг сопряжен с большим риском для укоренившейся системы, где группа очень влиятельных чиновников получает огромные доходы именно на многочисленных запретах в валютном законодательстве. Если этот план не будет спущен на тормозах, президенту Узбекистана уже на первых порах в новой роли предстоит преодолеть скрытое, но, возможно, тем более ощутимое сопротивление различных группировок, находящихся во власти.

Но тут, указывает Акежан Кажегельдин, на руку Шавкату Мирзиёеву играет выстроенный десятилетиями механизм, когда государство "присутствует в каждом закоулке этой страны". Он дает президенту возможность проводить модернизацию сверху. Другое дело, что расширяя экономические свободы, он столкнется с тем, что когда-то надо будет давать больше правовых свобод. И это будет самый тяжелый момент для руководства, привыкшего к авторитарному правлению.

Смотрите также:

Смотреть видео 01:18

Путь Каримова: манипуляция выборами и насилие (02.09.2016)

Аудио- и видеофайлы по теме