1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Что значит быть хиппи сегодня?

Хиппи больше не живут в коммунах и не дарят цветы полицейским. Но несколько раз в год они встречаются на фестивалях по всему миру, чтобы снова надеть пеструю одежду и праздновать праздник, который всегда с ними.

default

Быть хиппи сегодня, наверное, не так уж и революционно, как в 60-е годы. Но индийская одежда, несбывшиеся мечты и марихуана никогда не выйдут из моды. Даже в Германии, где порядок и пунктуальность – главные общественные добродетели. Люди, которые считают, что мир спасет любовь, если она добра, и стремятся оставаться индивидуальностями - никогда не исчезнут. Иисус, Будда, Махатма Ганди, Франциск Ассизский и сегодня кумиры тех, кто отпускает длинные волосы и вплетает в них цветы. Не верь тому, кто старше тридцати – наверное, единственный постулат, который окончательно потерял свой смысл. Нация Вудстока немного постарела. У Детей цветов появились дети, для которых хиппи культура не миф, а философия жизни.

Хиппи больше не живут в коммунах и не дарят цветы полицейским. Но несколько раз в год они встречаются на фестивалях по всему миру, чтобы снова надеть пеструю одежду и праздновать праздник, который всегда с ними.

У подножья замка Херцберг раз в году неисправимые мечтатели и пацифисты выстраивают город, в котором случается в процентном отношении намного меньше преступление и несчастных случаев, чем в других немецких городах. Фестиваль Бург Херцберг - семейный праздник, на который приезжают не только три поколения нации Вудстока, но и все те, кто хочет провести пять дней с людьми, которые стали легендой. Самому маленькому жителю этого временного города Максу всего лишь два года. Родители называют его маленьким Будой своей семьи.

Стать жителем Бург Херцберга мне удалось достаточно быстро и без бюрократической волокиты. Стражник города просто завязал голубую ленточку на моем запястье. На огромном зеленом лугу, где в отсутствии хиппи пасутся коровы, развевались ямайские флаги. А вдоль главной улицы открывали свои лавки торговцы украшениями, индийскими тканями, вьетнамскими панамами, цветочными маслами и сухофруктами. Люди в пестрой одежде доставали из машин шезлонги, газовые горелки, персидские ковры и пляжные зонтики.

«Старые хиппи пошли на многие компромиссы. Они приняли некоторые ценности, когда-то ими осуждаемые»

- говорит Инго из Берлина, помогая мне установить мою маленькую скучную синюю палатку. Инго сорок семь лет. Он сотрудник компании Deutsche Telecom и, приходя в офис, всегда собирает свои длинные вьющиеся волосы в косичку. Пеструю индийскую рубашку он надел впервые за много-много лет. В Бург Херцберг Инго приехал, чтобы забыть о серьезной и однообразной жизни и немного помечтать, о том, как можно оставаться хиппи всю жизнь, самому выращивать овощи и печь свой хлеб.

Кстати о своем хлебе. На въезде в город висит огромное объявление. «Булочник приезжает каждое утро в 8 утра», а с семи до часа можно за один евро посетить душевую кабинку. Мое удивление буржуазным излишеством разделил Пит, шестидесятилетний старец с седой длинной бородой и мудрым взглядом. Он поселился в точно такой же скучной синей палатке, как и я:

«Мои родители всегда мне говорили: «Будь эгоистом. Ты должен в кармане иметь как можно больше денег. Все стальное - не важно». Но для меня материальные ценности были не интересны. Сколько бы денег я не имел – мне было достаточно. В этом - моя свобода»

Пит сейчас безработный. Он заботиться об испанских бездомных собаках, занимается йогой и не ест мяса. Кстати мясо не едят все настоящие хиппи. Они вегетарианцы. А вот заменить наркотики йогой удалось далеко не всем. «Индийская философия и одежда пришла вместе с наркотиками, которые в большом количестве поставлялись с Востока. Мы тогда слишком беззаботно относились к наркотикам и не знали, что такое зависимость», - говорит Пит. Наркотики оказали большое влияние на музыку, вспоминает Инго:

«Длинные, как будто никогда не заканчивающиеся мелодии, много импровизации, свободная музыка без каких-то заданных величин. Музыканты играли то, что хотели. И публика приняла этот новый звук. До этого была только хит-парадная музыка».

Вечером все мои соседи, как старая патриархальная семья собирались за ужином при свечах или шли в гости на соседнюю улицу раскурить трубку мира. На соседней улице я познакомилась с двадцатипятилетним Борисом, приехавшим на фестиваль из Украины. Он считает, что люди, которые живут на Украине и занимают очень высокие должности, глубоко внутри себя - хиппи, потому что на конфликт прямо никто из них не идет, и все проблемы пытаются решить мирным путем. Борис:

«… пытаются решить это валютой. В данный момент это доллар. А было бы интересно, если бы это был мешок конопли или там кусок сала килограмм на 20, или там ящик водки. Просто бартер был бы сам по себе интереснее и веселее. Просто люди сами себя загоняют в рамки денег, и из-за этого их интересы сами сужаются».

В палаточном фестивальном городе так же, как и на Украине, никому из организаторов не пришло в голову евро заменить другой валютой. За душ и кофе с молоком нужно было платить общепризнанными деньгами. Но настоящие хиппи не растерялись и стали менять бананы на картошку.

Часы в Бург Херцберге никто не носил. Ориентироваться во времени приходилось по солнцу. Пять дней оно вставало и заходило над городом, который не обозначен ни на одной карте мира. «Город нации Вудстока находится в сознании каждого из нас»,- говорили хиппи, снимая с палаток ямайские флаги и восточные покрывала.

А за воротами города всех уезжающих уже ожидала полиция, которая обыскивала все машины, прицепы и рюкзаки за плечами. Синяя ленточка на запястье в деревне Альсфельд, в близи который проходил фестиваль, не имела никакого значения. Здесь царили другие законы.

Свою синюю ленточку с вышитыми цветами и названием несуществующего города я развязала лишь спустя несколько дней после фестиваля. «Каждый, желающий мира на земле человек, - немного хиппи», - говорил Пит.