1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Что делать, когда под угрозой урожай?

Из-за непогоды в Витебской и Могилевской областях сложилась критическая ситуация с уборкой зерновых. На помощь хлеборобам были направлены десятки зерноуборочных комбайнов из других регионов страны.

Недавно белорусское телевидение показало сюжет о том, что из-за непогоды в Витебской и Могилевской областях сложилась критическая ситуация с уборкой зерновых. Неубранными здесь остались около 20% площадей. Поэтому на помощь хлеборобам были направлены десятки зерноуборочных комбайнов из тех регионов страны, где уборка хлеба уже завершилась. Во что обходится отправка техники за несколько сотен километров, и насколько оправдана такая практика?

По традиции сводные механизированные отряды из южных регионов Беларуси помогают сельчанам из северных областей убирать хлеб. Вот и в этом году президент Лукашенко указал на недопустимость простаивания техники во время уборочной страды. А потому на витебских полях сегодня работают около 300 комбайнов из Гомельской и Гродненской областей. На помощь Могилевской области направлены полторы сотни комбайнов.

Сельскохозяйственные машины добираются на место работы и обратно своим ходом в сопровождении машины ГАИ. Так как скорость движения комбайна не более 20 км в час, то на проезд только одного комбайна до витебских полей и обратно уходит в среднем около 200 литров топлива. А сама дорога в обе стороны занимает не менее 6 дней.

Специалисты Министерства по сельскому хозяйству и продовольствию утверждают, что помощь такого рода необходима, так как самостоятельно справиться с уборкой в период дождей землепашцы не могут. И белорусское телевидение преподносит это как подвиг – сотни километров – не расстояние, когда под угрозой урожай.

Комбайнер одного из хозяйств Гродненской области Виктор Мацулевич рассказал, что наибольшие материальные затраты от таких поездок несут те предприятия, которые успешно справились с уборкой:

«Неаккуратно гонят, не жалеют комбайны. Износ, нагрузка на ходовую часть, изнашивается резина, закоксовываются кольца. Я считаю, что нерационально так, нежелательны такие большие перегоны. Это ж сельскохозяйственная машина, не такси. Пусть, я допускаю, километров за 50, а это за сотни километров, ну битва получается. А раз есть битва, значит, есть и жертвы».

Во имя чего эти жертвы, и почему посевные и уборочные в нашей стране каждый год превращаются в битву за урожай?

Вот мнение независимого экономиста Леонида Злотникова:

«В агропромышленном комплексе очень много людей, которые при деле, я имею в виду начальство, бюрократию. И если произвести какие-то реформы, покупать часть продовольствия и вывести часть неплодородных земель из оборота, что же они будут делать? Тут речь не о занятости населения, а только о занятости самой бюрократии».

А как бы поступили в таком случае за рубежом, если бы пришлось гнать машины на большое расстояние, чтобы собрать урожай?

«Там другая экономика, там каждый своим кошельком рассчитывается за то, что он делает. А здесь все государственное, и тот, кто принимает решения, ничего от этого не теряет. Может быть, даже находит».