1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Что делать для улучшения отношений между Германией и США?

15 мая госсекретарь США Колин Пауэлл прибыл в Берлин, где встретится не только со своим коллегой - министром иностранных дел Йошкой Фишером, но и с канцлером Германии Герхардом Шрёдером.

default

Госсекретарь США Колин Пауэлл и министр иностранных дел Германии Йошка Фишер

Эта встреча - первый контакт на столь высоком уровне после резкого охлаждения отношений между обеими странами, возникшего вследствие того, что канцлер Шрёдер отказался поддерживать американцев в иракском конфликте, причём сделал это резко ещё за несколько месяцев до начала обсуждения проблемы в иракской проблемы в Совете Безопасности ООН, до того, как президент Джордж Буш официально сообщил миру в ООН о своём намерении ликвидировать режим Саддама Хуссейна.

Шрёдер: дружба с США - животворна

На днях, отмечая в Берлине 100-летие торговой миссии США, Шрёдер призвал всех - и политиков, и капитанов экономики - сконцентрироваться на развитии трансатлантических отношений и на перспективных задачах, которые можно решить только совместными усилиями. Шрёдер назвал дружбу с США животворной и базирующейся на общности культур и демократических ценностях. Отношениям, строящимся на таком прочном фундаменте, не могут повредить случайные споры по отдельным проблемам. Как отмечают комментаторы, канцлер сделал всё возможное для того, чтобы свести к минимуму противоречия в подходах лидеров Германии и США к принципиальным вопросам мировой политики.

Консультации всегда лучше, чем конфронтация

Любые действия такой мощной и большой страны, как Америка, не могут не отражаться на положении её друзей и партнёров. Уже поэтому консультации всегда лучше, чем конфронтация, подчеркнул канцлер. И вот как бы в ответ на эти слова приезжает Пауэлл. Как же рассматривают этот визит специалисты, хорошо знающие ситуацию в обеих странах? Например, профессор Джерри Смит, руководитель американской академии в Берлине.

Что это визит вежливости, или проявление готовности американцев действительно улучшить отношения с Германией?

- В общем, я думаю, что это действительно так – ведь уже в течение нескольких месяцев на самых разных уровнях, в самых разных сферах предпринимаются усилия, направленные на нормализацию отношений. В американской администрации Колин Пауэлл является таким политиком, взгляды которого во многом разделяет как немецкое правительство, так и многие американцы. Например, его приверженность мультилатеральным подходам в политике. Но в данном случае речь идёт не только непосредственно о германо-американских отношениях, но и, конечно же, о процессе мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Сейчас многие понимают, что осенью, когда в Америке начнётся предвыборная борьба, у Вашингтона останется меньше возможностей оказывать политическое давление на Израиль. И если учитывать, что одной из основ «дорожной карты Пауэлла» стал «план Йошки Фишера», то станет понятно, насколько большое значение Соединённые Штаты придают тому, чтобы вместе с ними давление оказывали также Германия, Франция, Европейский союз, ООН и Россия.

В Германии преобладает мнение, что американцам в принципе безразлично, что думают о них немцы. Действительно ли США нуждаются в помощи, поддержке немцев при решении каких бы то ни было проблем?

- Каждый знает: если посмотреть на Европейский союз, или, скажем так, на «старую Европу», то можно увидеть, что ни одна другая страна не поддерживала в течение минувших десятилетий таких тесных отношений с Израилем, как Германия. И в арабском мире Германия имеет определённые сферы влияния – хотя, конечно же, в данном случае её нельзя сравнивать с Францией или Россией. Поэтому Германия является естественным партнёром, который может способствовать ускорению реализации планов урегулирования на Ближнем Востоке.

Многим кажется, что проблема прежде всего в напряжённости, существующей между Бушем и Шрёдером. Насколько отношения между Германией и США зависят от личных симпатий или антипатий лидеров обеих стран?

- Здесь я, скорее, придерживаюсь иного мнения. Я ожидаю и надеюсь, что наступит момент, когда президент Буш и федеральный канцлер Шрёдер продемонстрируют свои качества истинных государственных деятелей и найдут пути, ведущие к нормализации отношений. Думаю, что сейчас, после завершения войны в Ираке и на фоне проблем восстановления этой страны, а также борьбы с терроризмом, нам придётся намного реже сталкиваться с проявлением личных симпатий или антипатий наших лидеров.

Можно ли сделать вывод, что уже в скором времени трансатлантические отношения вновь будут столь же гармоничными, как и после 11 сентября, когда канцлер говорил о безоговорочной поддержке Соединённых Штатов?

- Конечно же, нет. Причём по такой причине: думаю, что возникший кризис, каким бы горьким он ни был, в конце концов излечим, может быть, он даже сыграл конструктивную, терапевтическую роль. На многие проблемы теперь стали смотреть более трезво, чем прежде. Мы всегда исходили из того, что трансатлантические отношения сохранят свою прочность. Мы теперь увидели, что по некоторым вопросам у нас нет полного взаимопонимания, хотя раньше такое единство взглядов считалось само собой разумеющимся. Мы по-разному относимся ко многим вопросам, например, мы поняли, что процесс европейской идентификации будет более продолжительным, чем предполагалось. В любом случае, мы поняли, что миф о трансатлантических отношениях после окончания холодной войны, об общих ценностях, интересах и целях не совсем соответствует действительности. Но у нас много общих интересов, поэтому, исходя из сегодняшних реальностей, можно с уверенностью сказать: у нас есть очень хорошие исходные данные для восстановления отношений.

Контекст