1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Что дал новый эмигрантский закон?

05.01.2006

Сегодня у нас две темы: во-первых, ровно год в Германии действует новый иммиграционный закон. Вот мы и попробуем разобраться, что же он дал, а он работает. А во-вторых, мы отправимся в тюрьму в Германии, посмотрим, как живут заключенные. Давайте, начнём с иммиграционного закона. А петь для нас будет Бушидо - такой турецко-немецкий рэппер с японским псевдонимом:

Закону - год, что дал закон?

Ровно год в Германии действует новый иммиграционный закон. Принятие его было обставлено с должной помпой. Закон должен был, наконец-то, урегулировать условия приезда иностранцев в Германию и их проживания в стране, расчистить чащобу зачастую противоречивых административных инструкций и постановлений. Авторы закона тогда уверяли, что он - самый современный и самый прогрессивный закон такого рода во всей Европе. А сегодня, всего-то год спустя после вступления закона в силу, Председатель Совета по миграции профессор Михаэль Боммес считает, что закон в самое ближайшее время придётся пересматривать:

«Значение этого закона заключается в том, что он признаёт: Германия - иммиграционная страна. А раз у нас есть всеми признанный закон, подтверждающий, что мы - иммиграционная страна, появляется и возможность доработать закон, не возвращаясь к этому принципиальному вопросу. Ну а пересматривать его придётся, я полагаю в самое ближайшее время. Например, одна из целей, а именно, привлечение в Германию высококвалифицированных специалистов, явно не достигнута».

И действительно, за весь прошлый год в Германию приехало всего 900 специалистов из разных стран. Это - совершенно смехотворная цифра по сравнению с такими иммиграционными странами, как Великобритания или США. Оно и понятно, заработки у действительно высококвалифицированных специалистов в англоязычных странах намного выше. И с языком проще. Так что Германия не так уж и привлекательна. Однако виноват и иммиграционный закон: он, например, не предусматривает автоматического разрешения на работу для членов семей специалиста. Кроме того, в Германии так до сих пор и не определились, кого же считать высококвалифицированным специалистом, какие иммигранты нужны стране? Зато всем иммигрантам, и специалистам, и беженцам, которые приезжают в Германию, спасаясь от преследований по политическим, этническим и религиозным мотивам предоставляется возможность пройти курсы немецкого языка и цикл лекций о политической и культурной жизни в Германии. Ещё раз слово профессору Боммесу:

«Это действительно большой шаг вперёд. Теперь приезжающие в Германию мигранты получают что-то вроде стартового пакета, который должен облегчить им интеграцию. Это помощь в изучении немецкого языка и набор начальных знаний о стране, куда они прибыли».

Правда, все эти меры не распространяются на иностранцев, которые давно уже живут в Германии. А многие из них, даже те, кто уже родился и вырос в Германии, плохо владеют немецким языком. Все обращенные к ним призывы немецких политиков всерьёз заняться интеграцией пока успеха не имеют. Турецкая девочка из берлинского района Веддинг объясняет, почему:

«А у нас тут всё есть своё: турецкие базары, турецкие врачи, турецкие банки. Зачем нам учить немецкий»?

Новый иммиграционный закон упростил для иностранцев, проживающих в Германии, процедуру получения гражданства. Но они не спешат этой возможностью воспользоваться. Имея постоянный вид на жительство, они и так пользуются всеми правами, кроме избирательного. Однако закон предусматривает и возможность ускоренного выдворения из страны политических и религиозных экстремистов. Эксперты по вопросам внутренней безопасности считают, что это - самая сильная сторона нового иммиграционного закона.

А теперь я приглашаю вас в тюрьму. Не пугайтесь, не на отсидку, а только в гости. И ещё не удивляйтесь, что заключенные говорят то по-немецки, то по-русски. При воспитателях - по-немецки, а наедине с нашим молодым репортёром Романом Шелем - по-русски:

Ох, хороша тюрьма, да на свободе - лучше!

Тюрьма для молодых преступников в городе Зигбург на западе Германии. Здесь отбывают свой срок почти семьсот человек из федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия. Большинство сидит за воровство, торговлю наркотиками и нанесение телесных повреждений. Десять процентов преступников – это выходцы из Восточной Европы (в основном уроженцы России, Казахстана, Белоруссии и Украины).

«Я воровал в магазинах … много воровал… потом продавал украденные вещи. Просто, чтобы подзаработать. Хотя, если честно, получалось немного. Если ты попадаешься два-три раза, полиция тебя отпускает. После того, как меня поймали в пятый раз, посадили… дали год и четыре месяца».

Игорь – российский немец. Он приехал из Казахстана. Живёт в Германии уже десять лет. В тюрьме добровольно выполняет должность ответственного по хозяйству. Он убирает в коридорах, раздаёт заключённым предметы личной гигиены и разносит еду. Тем самым Игорь пытается заслужить доверие у воспитателей и дирекции тюрьмы – хочет пораньше выйти на свободу. Если ставишь такую цель, говорит он, то лучше не иметь никаких дел со своими земляками. Можно здороваться, разговаривать, но не более того. Заключённые из Восточной Европы – народ особый.

«Я точно знаю, что у моих земляков здесь есть свои собственные законы. Они вообще не общаются с парнями других национальностей. Для русских все остальные – просто никто. У наших парней частенько бывают стычки. Поэтому, если не хочешь проблем, от них лучше держаться подальше».

Воспитатель Юта Муман говорит, что очень сложно предотвратить конфликты между заключёнными разных национальностей. Одно из действенных средств – это особое расселение заключённых. У каждого своя отдельная камера. Ребят распределяют так, чтобы на этаже какая-то отдельная национальность не была доминирующей.

«40 национальностей представлено здесь в тюрьме. Не могу сказать, что какая-то группа особенно выделяется. Главная проблема в том, что люди разных национальностей – с разным менталитетом, с различными вероисповеданиями – должны как-то ужиться вместе».

Однако, воспитатели всё-таки говорят о русскоговорящих заключённых как об особой группе. Зачастую именно русским их родственники или друзья во время свиданий скрытно пытаются передать какие-либо предметы, в том числе наркотики. По словам дирекции тюрьмы, заключённые из Восточной Европы также особенно агрессивны. Впрочем, они сами это подтверждают».

«Нас все боятся. Я не хвастаюсь этим, но… Русаки всегда толпой… все вместе и много не разговаривают».

Евгений тоже из Казахстана. Ему 22 года. В Германии живёт уже двенадцать лет. В тюрьму попал также за воровство. Но он воровал по другой причине.

«В моём городе многие российские немцы принимают наркотики. Русских у нас больше половины города. Многие парни сидят на игле. Со временем и я подсел. Чтобы достать денег на очередную дозу, приходилось воровать. Часто после укола садился за руль и вытворял невесть что».

Дома Женю ждут родители, а также жена и ребёнок. Супруга согласна жить с ним дальше только в том случае, если он исправится. Евгений говорит, что здесь у него это стало получаться. В тюрьме у заключённых есть выбор: или получать профессию или проходить школьную программу. Школу в Германии Евгений бросил, поэтому в тюрьме он решил наверстать упущенное. Каждый день он ходит на уроки. Обычно занятия длятся с 7.30 утра до 14.00 с перерывом на обед. Успеваемость у Жени хорошая, особенно легко ему даётся математика. Учитель Дитер Фрингс, говорит, что, как правило, у выходцев из России и Казахстана проблем с этим предметом не бывает.

«Они хорошо справляются с математикой. Русские иногда используют другие пути решения тех или иных задач. Многие немцы о таких способах понятия не имеют».

Заключённые, которые получают профессию, встают раньше. Завтрак у них в шесть утра, рабочий день начинается в 6.45. После обеденного перерыва снова работа до 16.00

«Мы предлагаем заключённым получить такие профессии, как, например, слесарь, маляр, сварщик и некоторые другие. Для этого у нас есть специальные цехи со станками и красильными помещениями. Одновременно в них могут проходить обучение до 60 человек».

Заместитель директора тюрьмы рассказывает, что официально с 16 часов у всех заключённых свободное время. Ребята разбиваются на группы. Одни играют в футбол, другие в бильярд или в теннис. Можно также отправиться в тренажёрный зал или в библиотеку. За каждой группой ведётся присмотр. С 16 часов заключённым также разрешается ходить друг к другу в гости. Только о посещении следует заранее предупредить.

Проходи ко мне… тут места немного… вот умывальник, туалет сразу. Всё в одной комнате. Телевизор, магнитофон можно иметь. Так… вот сколько здесь. Пять метров в длину, три метра в ширину… На стенах можно вешать плакаты. Тут вот одни голые девушки висят, чтобы скучно не было.

Ещё одно развлечение Евгения – это гитара.

"… ну, вот это всё сам учусь. Никто не показывает. Так… у пацанов поспрашиваю, что как можно…"

Гитару Жене дал священник. Всего в колонии работают два католических и два евангелических пастора. Каждый заключённый может прийти к ним со своими трудностями. Воспитатели пытаются решить проблемы ребят – как в тюрьме, так и за её пределами. Они помогают разобраться с письмами, которые приходят из налоговой службы или из отдела социального страхования. Заключённому ищут квартиру, если после освобождения ему негде жить, также помогают найти работу. Его могут даже отпустить на несколько дней для встречи с работодателем. Для Евгения сейчас ищут диспансер или хорошего нарколога. Если это удастся сделать и если он будет себя хорошо вести, то Женю освободят раньше положенного срока. В дирекции тюрьмы утверждают, что главный принцип содержания молодых заключённых в Германии – это не отгородить преступников от внешнего мира, а максимально приблизить их к нему.

Вот и всё на сегодня. Передачу помогли подготовить Харди Граупнер и Роман Шель.