1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Что важнее: демократия или нефть?

Мировая печать комментирует послание президента России Федеральному Собранию, ситуацию вокруг Ирана, расследование прошлогодних терактов в Лондоне и внутриполитическую ситуацию в Италии.

default

Французская газета "Либерте де л'Эст", в частности, пишет:

Кремлевский лидер, как правило, не стесняясь говорит то, что думает. Но на этот раз его спровоцировал вице-президент США Дик Чейни, выступивший с нравоучениями и подвергший критике процесс демократического развития в России.

Чейни – ближайший соратник Буша – уделяет особое внимание нефтедобывающим отраслям, поэтому он обвинил Россию в том, что она использует поставки энергоносителей в политических целях. Демократия и нефть – это два важнейших фактора, которые имеют для Белого дома решающее значение при определении внешнеполитического курса – как в отношении Ирака, так и других стран и регионов.

Конечно же, Путин заслуживает того, чтобы его подвергли критике за авторитарный стиль правления. Но и у него есть повод упрекнуть США в том, что в одних случаях Вашингтон с пафосом рассуждает о правах человека, а в других – напрочь о них забывает, если речь идет о собственных интересах.

Анализируя отношения между США и Ираном, нидерландская газета "Трау" полагает, что "ядерную проблему" можно решить только с помощью прямых переговоров:

Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад удивил мировую общественность. Он направил письмо Джорджу Бушу, ставшее первым за минувшие 27 лет посланием иранского президента американскому, и тем самым заставил Белый дом перейти в позицию обороняющегося. Причем случилось это в момент, когда в роли обвиняемого выступает сам Иран.

В своем письме иранский лидер призывает США отказаться от планов привлечения ООН и выступает за прямой диалог. Это, судя по всему, единственно возможный вариант решения проблемы. Звучавшие в последнее время годы угрозы в адрес Ирана, а также переговоры ведущих западноевропейских стран и России с Тегераном практически ни к чему не привели. Не приходится надеяться и на смену в скором времени режима в Тегеране. Поэтому остается единственное решение – урегулировать кризис с помощью дипломатии.

Британская печать значительное внимание уделяет расследованию парламентской комиссией обстоятельств терактов в Лондоне в июле минувшего года, которая накануне обнародовала свой доклад.

В связи с этим газета "Гардиан" пишет:

Не следует надеяться на то, что спецслужбы могут предотвратить любой теракт. Тем не менее спецслужбы должны нести ответственность за свои промахи. То есть учиться на собственных ошибках.

Одна из главных ошибок накануне 7 июля состоит в том, что тогда просто не допускали возможности совершения смертниками терактов в Европе. Произошло это потому, что эксперты оказались не в состоянии оценить истинные масштабы радикализации отдельных групп мусульман, проживающих в Великобритании – что отчасти объясняется безоговорочной поддержкой Лондоном войны в Ираке. Спецслужбы не заметили очевидных признаков такой радикализации, проявившихся еще в 2005 году, поэтому они заслуживают упрека.

В комментарии на ту же тему газета "Таймс" отмечает:

Самой большой ошибкой было представление о том, что в Великобритании акции террористов-смертников невозможны. Это оказалось фатальным заблуждением. Эксперты, вероятно, руководствовались тем, что предыдущие теракты "Аль-Каиды" в Европе, а также взрывы в мадридских поездах, были осуществлены без участия смертников. Ведь прежде террористы-самоубийцы взрывали себя главным образом в Ираке и Израиле. Исключив возможность подобных акций, спецслужбы пошли в неправильном направлении и проигнорировали сигналы, свидетельствующие о намерениях экстремистов.

В завершение приведем выдержку из комментария венгерской газеты "Непсабадшаг" о внутриполитической ситуации в Италии после прошедших парламентских выборов:

Проди пригласил в свое правительство представителей левых партий – политиков, которые неплохо себя зарекомендовали еще в его прошлом кабинете. Наполитано, например, был хорошим министром внутренних дел, а позднее проявил себя на посту председателя нижней палаты парламента и во время работы в Евросоюзе.

Антикоммунистическая риторика, к которой прибегал в ходе предвыборной кампании Берлускони, в итоге обернулась бумерангом против него самого. Бывший премьер не заметил, что его анахроничные высказывания не находят отклика в значительной части общества. Берлускони не заметил, что его политическая линия лишь увеличивает недоверие к нему самому, укрепляя в то же время лагерь левых.

Контекст