1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Немецкая печать

Что будут защищать солдаты бундесвера в Конго?

Немецкая пресса комментирует намерение ООН отправить европейский контингент в Конго, а также конфликт вокруг иранской "ядерной программы".

default

Газета Stuttgarter Zeitung пишет о политических дебатах, развернувшихся в связи с требованием ООН направить в Конго европейский миротворческий контингент, в котором должны будут принять участие и немецкие солдаты:

Солдаты немецкого бундесвера выполняют опасную миссию в Афганистане, они обеспечивают спокойствие и порядок на Балканах, немецкие военные корабли по просьбе США патрулируют

морские пути в районе Африканского рога и ищут там террористов. Более 6300 немецких солдат несут службу в разных частях планеты. По мнению организации, отстаивающей интересы военнослужащих бундесвера, это - достаточно высокая нагрузка. И все же, не исключено, что число немецких солдат в горячих точках возрастет, так как ООН выразила пожелание направить европейский миротворческий контингент в Конго.

Эта затея ставит германский парламент и общественность страны перед вопросом, что будут защищать немецкие солдаты в джунглях Конго, где у Германии нет никаких национальных интересов. Интересами более высокого уровня эту акцию также трудно обосновать, ибо речь здесь явно не о защите западной цивилизации от исламского терроризма. Солдатам бундесвера запретили оказывать помощь полиции в ходе предстоящего Чемпионата мира по футболу в Германии, так с какой стати они должны следить за порядком в Конго? По всей видимости, европейцы призваны укрепить дисциплину размещенного на востоке Конго подразделения "голубых касок". Сформированный преимущественно из солдат африканских стран контингент лишь однажды привлек к себе внимание СМИ, когда разгорелся скандал в связи с сексуальными домогательствами солдат ООН к местным жительницам.

Страна Конго со столицей в Киншасе, в прошлом известная также под названием Заир, переживает упадок, осталась лишь одна видимость государственного устройства. На территории Конго уместилось бы большинство государств Западной Европы, однако, в этой созданной бельгийскими колонизаторами и разграбленной впоследствии диктатором Мобуту гигантской стране нет ни административных структур, ни дорожно-транспортной сети. Система образования и здравоохранения не функционируют.

В правительственной армии отсутствует дисциплина, а в восточных регионах страны орудуют многочисленные повстанческие группировки. По данным ООН, в Конго каждый день умирают 1200 человек от последствий гражданской войны, об официальном окончании которой было объявлено три года назад. Сын бывшего лидера повстанцев, а ныне президент Жозеф Кабила – не в состоянии помешать продолжающимся убийствам, поскольку гораздо больше озабочен преумножением своего частного состояния.

Газета Tageszeitung комментирует заявление Ирана о переносе на более поздний срок переговоров с Россией, которая выступила посредником в конфликте вокруг иранского "ядерного досье":

Президент Ирана Ахмадинежад вступил на путь, свернуть с которого уже невозможно. Некоторые политики в Вашингтоне и Брюсселе, возможно, придерживаются мнения, что угроза санкций и даже – силового удара, приведет к обострению борьбы за власть в Тегеране и ослабит президента Ахмадинежада. Однако последние события свидетельствуют о прямо противоположной тенденции: с того момента, когда Евросоюз принял сторону Вашингтона и ужесточил свою позицию в отношении Ирана, популист Ахмадинежад заметно упрочил свое положение. Согласно заявлению канцлера ФРГ Меркель, она также не исключает того, что на Иран придется воздействовать с помощью военной силы. Конечно, изрекать угрозы – неправильный путь. Разумно было с помощью методов дипломатии изолировать не весь иранский народ, а отдельно взятых радикалов, таких как президент Ахмадинежад.

Газета Financial Times Deutschland высказывает следующее мнение по этой проблеме:

Тегеранский режим демонстративно отверг возможность договориться с Россией о создании совместного предприятия по обогащению урана и одновременно распространил информацию о том, что начнет обогащение урана собственными силами. Столь жесткий курс вовсе не является неожиданностью. Будучи оптимистом, можно предположить, что в иранском руководстве отсутствует единое мнение относительно атомной стратегии страны. Однако соотношение сил и намерений остается довольно непрозрачным. Стратегия недвусмысленных заявлений и последовательных действий могла бы, в конечном счете, оказаться выгодной, так как это стимулирует политические дебаты в Иране и заставляет тамошних "ястребов" оправдываться. Агрессивный тон Ахмадинежада вынудил мировое сообщество проявить решительность. Остается уповать на то, что жесткий курс иранского президента когда-нибудь вызовет сопротивление в лагере его сторонников.

Обзор подготовил Виктор Кирхмайер

Контекст