1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Что будет, если на "Евровидение-2017" поедет Кобзон

Немецкие эксперты оценивают конфликтный потенциал украинских "стоп-листов" для российских артистов в контексте "Евровидения" и политических отношений между Россией и Украиной.

Вокруг "Евровидения-2017" было сразу несколько интриг. Напомним, что ранее в прессе появилась информация, что из-за проблем, с которыми столкнулась Украина при подготовке к конкурсу, организаторы мероприятия рассматривают возможность его переноса в другой город или страну. Потом появились слухи о том, что Европейский вещательный союз (EBU) ведет переговоры с Национальной телекомпанией Украины об отмене "стоп-листов" для российских артистов на время проведения "Евровидения".

8 декабря Европейский вещательный союз в Лозанне принял окончательное решение о том, что "Евровидение-2017" пройдет в Киеве. Днем ранее слухи о требованиях EBU к украинской стороне были опровергнуты. Остается открытым только один аспект. Речь идет о так называемых "черных списках" с именами российских деятелей культуры, которым Украина отказывает в праве въезда на свою территорию. Вопрос заключается в следующем: если песенный конкурс будет проходить в Киеве, а из России на него соберется приехать кто-нибудь, кто значится в "стоп-листе", то каковы тогда будут действия Украины и какова будет реакция Европейского вещательного союза, устроителя мероприятия?

Два взгляда на "черные списки"

С просьбой оценить конфликтный потенциал "черных списков" в контексте популярного европейского песенного конкурса и политических отношений между Россией и Украиной мы обратились к ведущим немецким экспертам по "Евровидению".

Что будет, если в Киев на "Евровидение" соберется приехать опальный на Украине российский артист, поинтересовались мы у многолетнего обозревателя "Евровидения" Яна Феддерсена (Jan Feddersen).

Ян Феддерсен

Ян Феддерсен

Ян Феддерсен: Это будет большой проблемой, прежде всего, для "Евровидения", то есть, для Европейского вещательного союза потому, что так называемые "черные списки" на Украине существуют и их можно считать легитимными ввиду оккупации Крыма. Как действовать конкретно в такой ситуации, надо будет смотреть по обстоятельствам. Мне очень любопытно, каковой будет реакция EBU. Но пока это еще конфликт с неизвестным исходом.

DW: Россия могла бы проявить миролюбие и не направлять на "Евровидение" деятелей культуры, которые названы в списках.

Ян Феддерсен: "Евровидение" - это европейское мероприятие, по своим масштабам выходящее далеко за рамки Евросоюза и России. Хотелось бы, конечно, чтобы российские организаторы направили на конкурс артиста, который соответствует демократическим пожеланиям Украины. У России - тысячи артистов, почему она должна выбирать именно того, кто попал в "черный список". В этой ситуации политика и культура оказались тесно связанными между собой, и лавировать между ними крайне осторожно должны и Украина, и, конечно же, Россия.

DW: А не проще ли Украине отменить на время "Евровидения" эти списки?

Ян Феддерсен: В этом я не вижу необходимости. Ведь есть же они, деятели культуры, которые проявили прямо-таки политическую халатность, поддержав оккупацию Крыма. Их номинацию на участие в "Евровидении" поэтому тоже можно было бы расценить как халатность. Здесь две стороны. Одна - это позиция Украины. Другая - это уважение, которая Россия должна проявить по отношению к Украине.

Несколько иного мнения придерживается на этот счет Томас Мор (Thomas Mohr), ведущий телерадиокомпании NDR и многолетний корреспондент NDR на "Евровидении".

Томас Мор: События в целом приняли очень неприятный оборот. Как Россия, так и Украина используют "Евровидение" в корыстных целях. А ведь это мероприятие по определению не имеет к политике никакого отношения. На мой взгляд, каждая страна должна сама решать, кого направлять на конкурс. В Германии был случай, когда номинированный поначалу артист из-за протестов не поехал на конкурс. Я имею ввиду Ксавьера Найду, которого решили не посылать на конкурс из-за обвинений в антисемитских высказываниях. Оправданными были обвинения или нет, это другой вопрос, но дискуссия и протесты имели место внутри Германии, и решение не посылать принял немецкий телевизионный канал NDR. Недопустимо, когда одна страна запрещает другой направлять того или иного артиста на конкурс.

DW: Как вы оцениваете вероятность того, что Россия воспользуется "черными списками" в контексте "Евровидения" для обострения отношений с Украиной?

Томас Мор: Россия демонстрирует на "Евровидении" высокий профессионализм и отбирает, насколько я могу судить, своих представителей не по спискам, а на основе критериев успеха и популярности исполнителей. Так оно и должно быть. Преднамеренных политических провокаций на "Евровидении" не должно быть. Не исключено, конечно, что Россия, может намеренно отправить артиста из такого списка. Но тогда начнется ненужная эскалация. Проблема будет, впрочем, не российская, а украинская. Ведь списки обязаны своим существованием Украине. И Украине придется думать, что делать дальше: пускать или не пускать, идти на скандал или не идти. Украина тоже должна стремиться к предотвращению эскалации. Я считаю, что подобным спискам в контексте "Евровидения" нет места, но коль они есть, то Украине следовало бы отказаться от них на время проведения конкурса. Хотя бы ради мира и взаимопонимания между народами.

Напомним, что артистам из "стоп-листа", опубликованного министерством культуры Украины, запрещен въезд на территорию Украины, а украинским телеканалам запрещена демонстрация фильмов и передач с их участием. В черном списке ведомства значатся, среди прочих, Олег Газманов, Иосиф Кобзон, Михаил Боярский, Григорий Лепс и принявший российское гражданство французский актер Жерар Депардье.

Смотрите также:

Контекст