1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Чтобы трагедия не повторилась

Разлив Дуная и Эльбы в августе вызвал в восточной части Германии самое разрушительное за всю историю страны наводнение. Теперь пришла пора подводить итоги страшного бедствия и - делать выводы на будущее.

default

Следствие политических просчетов и локальных ошибок?

Для экспертов страховых компаний и банков выводы на будущее сводятся, в основном, к тому, что застраховать ущерб от наводнений в регионах повышенного риска впредь станет делом практически нереальным, а получить кредит или ипотеку можно будет лишь под повышенный процент. Однако специалисты других профессий – строители, экологи, архитекторы-планировщики, инженеры-гидротехники, – мыслят всё же, как правило, более конструктивно.

Причины наводнений

Проанализировав причины трагедии, они предлагают технические решения, конкретные меры и даже новые концепции, призванные предотвратить подобные наводнения впредь или, по крайней мере, сделать их не столь разрушительными. Всё дело в том, что считать случившееся в полном смысле слова стихийным бедствием можно лишь с большой натяжкой. Во всяком случае, в этом уверен доктор Эрнст Пауль Дёрфлер (Ernst Paul Dörfler), эксперт-гидролог Немецкого союза защиты окружающей среды и природы:

"Во-первых, это проводимая на протяжении последних ста лет политика в области энергетики. Мы сжигаем всё, что только можем добыть из земных недр, что привело к изменению климата. Во-вторых, это ошибочная концепция развития речного хозяйства. Сто лет подряд реки искусственно спрямлялись, сужались и ускорялись, так стоит ли удивляться, что теперь уровень паводковых вод нарастает всё стремительнее и становится всё выше".

Георг Раст (Georg Rast), эксперт в области гидротехники, сотрудник одной из крупнейших экологических организаций – Всемирного фонда дикой природы (WWF – World Wildlife Found), – добавляет:

"Мы слишком интенсивно осушали и застраивали поймы, в результате заливные площади уменьшились более чем на три четверти. На Рейне, например, сохранилось менее 15 процентов естественных заливных площадей, на Одере и Эльбе положение хоть и лучше, но не намного. Массам воды просто физически некуда деться. В этом и заключается главная проблема".

Как противостоять стихии?

Доктор Бернд Шуппенер (Bernd Schuppener), возглавляющий в Федеральном ведомстве по проблемам гидротехнического строительства в Карлсруэ отдел геотехники, – отвечает на этот вопрос так:

"Тут есть два основных критерия: дамба должна быть достаточно высокой, чтобы вода не переливалась сверху через её гребень, и она должна быть как можно более плотной, чтобы вода не проникала внутрь, иначе дамба пропитается влагой настолько, что вода рано или поздно просочится насквозь. Дамба имеет в поперечном сечении форму трапеции, причём откос, обращённый к воде, почти всегда пологий, а откос с внешней стороны, как правило, довольно крутой, и покрывающий его дёрн не способен долго противостоять оползневым явлениям".

Решение о высоте возводимой дамбы – это всегда компромисс, и определённая доля риска обязательно остаётся.

Есть и ещё один существенный фактор, влияющий на стоимость сооружения, – это применяемые материалы. Как правило, используются местные грунтовые материалы – это дешевле.

Не реже одного раза в год дамбы инспектируются представителями надзорных ведомств. При этом особое внимание уделяется одерновке – она защищает дамбу от эрозии и не должна иметь повреждений. Если при этом обнаруживаются норы кроликов, кротов, мышей и прочих грызунов, они безжалостно уничтожаются. Кусты, не говоря уже о деревьях, также категорически не приветствуются: в случае перелива воды через гребень дамбы вокруг этих растений образуются завихрения, чреватые образованием вымоин. Впрочем, в каком бы образцовом состоянии ни находилась дамба, в случае наводнения она не может удерживать напор воды неограниченно долго.

Политические просчеты и локальные ошибки

Многие эксперты полагают, что катастрофическое наводнение нынешнего года в значительной мере является следствием серьёзных просчётов в энергетической и градостроительной политике. Но это – как бы глобальная проблема, а есть ещё и ошибки, так сказать, локальные. Да, предотвратить эту катастрофу было нельзя, однако её, судя по всему, можно было предвидеть – и, соответственно, принять меры, направленные на уменьшение ущерба. В Штутгарте и Карлсруэ, например, уже давно разработаны своего рода системы раннего оповещения о надвигающемся наводнении. Ректор Штутгартского университета Дитер Фритч (Dieter Fritsch) считает катастрофу на Эльбе свидетельством вопиющей некомпетентности ответственных лиц. Это мнение разделяет и профессор Петер Франкенберг (Peter Frankenberg), министр образования и научных исследований федеральной земли Баден-Вюртемберг, по специальности географ:

"На основе метеосводок можно было спрогнозировать количество осадков – причём на два-три дня вперёд такие цифры достаточно надёжны, – а затем на базе ландшафтных моделей заранее определить, где когда какие уровни воды будут иметь место. Программные средства для таких расчётов существуют уже давно".

Располагать подробной информацией заранее, за три дня до прихода высокой воды, – это немалое преимущество, и его следовало использовать, – считает Дитер Фритч, сам по специальности геоинформатик:

"На основе компьютерной модели можно было заранее опробовать различные меры, направленные на минимизацию ущерба. Например, снести некоторые дамбы в сельской местности и тем самым предотвратить затопление городов. Я уверен, что такая возможность была".

Сводки оказались невостребованными

Понятно, что для таких модельных расчётов необходим определённый объём исходной информации – о погоде, количестве осадков, форме и водном режиме русла реки, свойствах берегового грунта. Применительно к Эльбе все эти данные как раз имелись – и актуальные метеосводки, и подробный отчёт университета Карлсруэ о реке и окружающем ландшафте. Но этот материал оказался невостребованным. К тому же паводки на Эльбе – проблема международная. Теперь стало ясно, сколь далека от совершенства координация действий между разными странами, с одной стороны, и между политиками и учёными – с другой.

Владимир Фрадкин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА