1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Чтобы снова стать адвокатом, Игорь Рынкевич будет ждать смены власти в стране

Президиум Минской областной коллегии адвокатов уволил адвоката Игоря Рынкевича «по собственному желанию». Защитник стал широко известен в связи с отстаиванием интересов экс-кандидата в президенты Александра Козулина.

Игоря Рынкевича за время представления интересов оппозиционного политика Александра Козулина дважды привлекали к дисциплинарной ответственности, ему угрожали и один раз даже избили прямо у входа в отделение милиции – когда он попытался встретиться со своим клиентом.

«Было понятно, что мне не дадут дальше защищать интересы Козулина, защищать его в рамках уголовного судопроизводства и подавать различного рода документы от его имени. В то же время был использован и еще один интересный рычаг. Начали проверять моих коллег по консультации, пришли представления на руководство областной коллегии из Минюста, в которых собирались приостановить их лицензию за то, что они плохо работают с консультацией, где я тружусь. Поэтому я уже понимал, что из-за меня страдают мои коллеги».

По словам Игоря Рынкевича, заявление об уходе – это был ход на опережение. Мол, все равно бы исключили. При этом, самого Игоря Рынкевича на рассмотрение заявления не пригласили, потому как он говорил, что может его и отозвать. Теперь Игорь Рынкевич будет защищать Александра Козулина просто как гражданин.

Что касается технических функций адвоката, то у Александра Козулина есть еще один – Дмитрий Горячко.

«Роль адвокатов в нынешней судебно-правовой системе, конечно, достаточно относительна. Когда речь идет о политически-мотивированных уголовных процессах, роль адвоката сводится к тому, чтобы заложить определенную доказательную базу для последующей реабилитации», - убежден Игорь Рынкевич.

Защищать законные интересы политиков в Беларуси берется далеко не каждый адвокат. Неблагодарная это работа. По словам экс-судьи Конституционного суда Михаила Пастухова, если к делу подходить принципиально, вердикт один – «профнепригоность».

«В наших условиях очень сложно. Долго в принципе невозможно. Примеры этому показали известный адвокат Гарри Погоняйло, Сергей Цурко».

Ярким примером является также Мечислав Гриб, заслуженный юрист Беларуси, один из отцов Конституции, который не смог получить лицензию адвоката.

Действующий адвокат Вера Стремковская объясняет все проблемы существованием в Беларуси монополии на адвокатскую деятельность:

«У нас в государстве были частные адвокаты, я в том числе. К сожалению, в 1997 году все было возвращено к условиям времен Советского Союза. Мы все адвокаты обязаны быть членами коллегии адвокатов. Мы обязаны каждые пять лет подтверждать свою лицензию. Когда узнают мои коллеги о том, что у нас нет частной адвокатуры, они недоумевают, как это возможно и почему я должна платить коллеги большую половину своего заработка».

Но дело даже не в оплате, отмечает Вера Стремковская:

«У нас хоть и считается, что коллегия - это общественное объединение, на самом деле все не так просто. Контроль и руководство коллегией осуществляется Министерством юстиции и республиканской коллегией».

Игорь Рынкевич уверен, что возможность стать адвокатом у него появится при смене действующей власти. Его мнение поддерживает и Михаил Пастухов.

Одним из первых демократических преобразований, полагает экс-судья Конституционного суда, станет новый закон об адвокатуре:

«Практика должна быть такой, какова она в европейских странах. Может быть создано сколько угодно адвокатских коллегий. Функции по уголовным делам, гражданским, административным и иным, могут осуществлять любые юристы, которые сдадут соответствующий экзамен».