Члены ″Яблока″ убежища не просили | Россия и россияне: взгляд из Европы | DW | 10.06.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Члены "Яблока" убежища не просили

Tagesspiegel пишет, что Олег Лискин, получивший политическое убежище в Германии, был кандидатом в губернаторы Тульской области от партии "Яблоко". Однако в "Яблоке" человека с такой фамилией не знают.

default

В коридорах ведомства по делам миграции и беженцев

Согласно данным немецкой газеты, Олег Лискин активно и щедро поддерживал "Яблоко" через ныне уже не существующий "Легпромбанк". Лискин бежал из России еще в декабре 2002 года, спасаясь от репрессий со стороны властей. На родине ему якобы грозят политические преследования вплоть до ареста и лишения свободы.

"Человека с такой фамилией не было"

Корреспондент "Немецкой волны" связался с заместителем председателя партии "Яблоко" Сергеем Митрохиным и попросил рассказать о том, что он знает об Олеге Лискине.

"Честно говоря, я не знаю этого человека. - Сказал Митрохин. - Человека с такой фамилией никогда не было ни среди членов "Яблоко", ни тем более в составе руководства партии. Он никогда не участвовал ни в выборах от имени "Яблока", ни при поддержке "Яблока".

По словам Митрохина, "Легпромбанк" никогда не финансировал "Яблоко". Эта организация действительно была одним из спонсоров предвыборной кампании Григория Явлинского в 2000 году. Ни до кампании, ни после нее банк финансированием "Яблоко" не занимался.

Основания для убежища

Отвечая на просьбу прокомментировать факт предоставления Олегу Лискину политического убежища в

Sergej Mitrochin von der Jabloko Partei in Russland

Сергей Митрохин

Германии, Сергей Митрохин сказал: "Я не в курсе, по каким основаниям ему предоставлено убежище. Но я не думаю, что это - за участие в партии "Яблоко", потому что этот человек никогда в "Яблоке" не состоял. Пока ни один член нашей партии, слава Богу, не обращался с просьбой о политическом убежище ни в одно посольство какой-либо страны".

Чем же руководстовалось германское федеральное ведомство по делам миграции и беженцев, принимая решение о предоставлении Олегу Лискину политического убежища? Накануне руководство этого ведомства проводило экстренное совещание, чтобы выработать официальную позицию для ответов журналистам. Очевидно, принято решение, говорить как можно меньше. Пресс-секретарь ведомства Фелицитас Грауте сказала корреспонденту "Немецкой волны": "В рамках процедуры рассмотрения просьбы об убежище принимается решение в каждом конкретном случае. Мы проверяем индивидуальную историю каждого, подвергающегося на родине преследованиям. Так что о прецеденте не может быть и речи. Мы не даем и какой-либо характеристики политического положения в Российской Федерации. Мы всего лишь оцениваем, насколько достоверна история преследований, которую нам излагает заявитель. Человек, о котором вы спрашиваете, рассказал нам, почему он опасается политических репрессий, он нас убедил, причем, дело не только в поддержке им оппозиционной партии. Были и другие важные мотивы для его решения, о которых я, однако, не могу и не хочу ничего говорить в целях соблюдения тайны личных данных и в интересах самого заявителя".

"Серая" зона имеет оттенки

Немецкий адвокат Лискина ставит историю своего клиента в один ряд с делом Ходорковского, а газетчики напоминают, что "Легпромбанк" был пару лет назад обвинен в неуплате налогов, расчленен и слит с "Межпромбанком", который лоялен Кремлю. Комментатор Tagesspiegel указывает в этой связи, что Олег Лискин, возможно, не ангел – в период российской приватизации действовали законы, оставлявшие простор для полулегальных финансовых операций. Однако, судебные преследования, продолжает газета, в России избирательны: близких к Путину олигархов не трогают, в то время как предпринимателей, связанных с оппозицией, наказывают за сделки в серой юридической зоне.

Контекст