1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Суть дела

Че Гевара - 75 лет

Врач, ставший революционером, и революционер, ставший легендой.

Хосе Гарсиа Галого – один из соратников Че в борьбе за освобождение Кубы:

«Я присоединился к восставшим и целый год сражался в Сиерра Маестра. Мы вели бои на востоке острова, а отряды Че пробивались к нам с запада. Эрнесто был экстраординарной личностью. Если Бог существует, то это Че.»

В кубинских церквях изображение этого человека находится среди католических святых, несмотря на то, что сам он в Бога не верил. Врач, ставший революционером, и революционер, ставший легендой. Вот уже почти полвека его образ является символом борьбы против империализма и неисчерпаемым источником доходов для капиталистов. В этом году ему исполнилось бы 75 лет.

Сегодня мы поговорим о феномене Эрнесто «ЧЕ» Гевары

Студентка:

«Я восхищаюсь им за то, что он неуклонно следовал своей цели. Он был аргентинцем, но это не мешало ему сражаться за независимость Кубы и других народов Америки. Немецкие политики никогда бы не решились на такую солидарность.»

Герой кубинской революции, сподвижник Фиделя Кастро, революционер и оратор с одной стороны, лицо на майках, куртках, часах и татуировках – таким его можно увидеть на улице каждый день.Чем же заслужил Че мировую популярность?

«Для людей крайне важно знать, что ЧЕ был именно таким героем, каким они его себе представляют. Он для них все равно что Дон Кихот. Его образ – флаг на их антиамериканском бастионе. Каждый из них ходит в Мак Дональдс, а в остальном – долой американцев.»

говорит кубинская писательница Мариа Элена Кросварела

Но кто же он – Че Гевара? Его полное имя - Эрнесто Гевара де ла Серна. Он родился 14 июня 1928 года в маленьком аргентинском городке Росарио в семье предпринимателя. С раннего детства и на протяжении всей своей жизни Эрнесто страдал от астмы. Чтобы найти лекарство от этой болезни он, будучи еще школьником, решает стать врачом. В 1955 году в возрасте 25 лет он заканчивает университет и отправляется в путешествие по Южной Америке. Вскоре в Мексике он знакомится с кубинским эмигрантом Фиделем Кастро. Это знакомство меняет ход всей его дальнейшей жизни. Фидель настолько заражает Эрнесто идеей освобождения Кубы от диктатуры Фульгенсио Батисты и американских «янки», что молодой врач и путешественник решается на отчаянный шаг: Гевара присоединяется к маленькому отряду Кастро, который собирается высадиться на Кубе и начать партизанскую войну. Че Гевару не смущало то, что это была не его война.

«Я убежден, что Латинская Америка связана узами братского единства. Мы чувствуем на себе демократическую ответственность сражаться за свободу независимо от того, в какой стране находимся. Я только помогаю освободить малую часть Америки от поработителей. Я знаю все невзгоды угнетенных, потому что видел, как за короткое время была разрушена молодая гватемальская демократия. Но когда я познакомился с Фиделем Кастро и он убедил меня в абсолютной чистоте своих революционных целей, я знал, что мой внутренний долг приведет меня к берегам Кубы.»

Три года продолжается партизанская война. Поначалу Гевара просто врач, но постепенно превращается в солдата. В своем дневнике он пишет:

«Мы находились под обстрелом. Передо мной лежала медицинская сумка и ящик с боеприпасами. Из-за их веса я мог взять с собой только что-то одно. Я выбрал ящик с боеприпасами»

В 1957 году Кастро присваивает Че Геваре звание «Команданте». А 3 января 1959 года во главе отряда «барбудос», то есть бородатых солдат, как их называло местное население, Гевара входит в Гавану. Через месяц после освобождения Кубы указом нового правительства он становится почетным гражданином Острова Свободы.

А уже в ноябре Кастро назначает его президентом кубинского Нацбанка.

Говорят, Че Гевара заснул на заседании правительства, и когда Кастро громко спросил, есть ли среди присутствующих экономисты, то Че поднял руку. Ему послышалось «коммунисты». Так аргентинский врач целых два года подписывал кубинскую «валюту» своим прозвищем «Че» - парень, друг.

В 1961 году он становится министром промышленности.

7 ноября 1964 года Че Гевара в составе кубинской делегации отправляется в Москву, чтобы принять участие в праздновании 47 годовщины Октябрьской революции. Во время этой поездки он серьезно поссорился с представителями советского правительства. Причиной стало обвинение Че Геварой советского руководства в двуличии советских ценностей: с одной стороны, СССР строит социализм и стремится расширить соцлагерь, с другой – ведет весьма интенсивную торговлю с Западом. Гевара же выступал за чистоту моральных принципов «нового человека».

У Эрнесто Че Гевары было свое понимание социалистических иделов. На вопрос о том, поддерживает ли он коммунистов, Че отвечал так:

«Этот вопрос мне задавали много раз с самого момента освобождения Кубы. Некоторые СМИ слишком категорично рассматривают данную тему. Я думаю, что нет никаких оснований для однозначного ответа на этот вопрос «да» или «нет». Мой образ мысли ясен, моя манера действовать не вызывает сомнений. То, что я не состою в коммунистической партии, хотя действую, как коммунист, не имеет никакого значения. Ведь нас называют коммунистами за то, что мы делаем, а не потому, что мы говорим или кем себя сами видим. Если то, что я делаю, означает для Вас коммунизм, тогда я – коммунист. Если же Ваш вопрос относился к моей партийной принадлежности, то есть, являюсь ли я членом компартии, или социалистической народной партии, как она называется здесь, на Кубе, тогда мой ответ – нет.»

Естественно, такие выпады советское руководство не могло оставить без внимания. Ведь для молодой кубинской демократии и Фиделя Кастро лично Советский Союз был не просто старшим братом: без него Куба очень быстро вернулась бы в лапы США. А идеологическая ересь Гевары при его огромной популярности и умении убеждать могла очень быстро стать государственной «религией». Но предложенный им путь поддержать было некому. Поэтому, спасая Кубу, Че приносит в жертву себя. В марте 1965 года после продолжительной беседы с Кастро Гевара слагает с себя все государственные должности и отказывается от кубинского гражданства. После этого он на несколько месяцев пропадает из виду, затем появляется в Африке, а осенью 1966 года тайно переправляется в Боливию. Фидель Кастро, которому идеи Че Гевары о третьем, то есть некоммунистическом и некапиталистическом пути развития, кажутся слишком радикальными, рад избавиться от него, но сохраняет хладнокровие, зачитывая прощальное письмо Че:

«Мои скромные силы необходимы в других странах мира. На новые поля биты я беру с собой святую обязанность сражаться против империализма, где бы не пришлось.»

Че Гевара хочет доказать всему миру, что победа кубинской революции не была исторической случайностью. Он обещает американским империалистам два, три Вьетнама. Он мечтает о независимости всей Южной Америки. «Партизанская война не нуждается в предпосылках для победы,- провозглашает он, - она сама их создает.» Боливия доказывает ему обратное. 55 человек сопровождают Че в его последней операции. Местное население практически не поддерживает повстанцев. Зато войска президента Боливии Бариентоса поддерживают профессиональные американские командос. Силы явно неравны. 8 октября 1967 года раненого Че берут в плен, а 9 октября пьяный боливийский солдат исполняет тайное указание Бариентоса и ЦРУ и выстрелом в грудь прерывает жизнь «команданте». Журналисты и фотографы, приглашенные специально для того, чтобы засвидетельствовать и запечатлеть смерть Че Гевары разочаровывают своих работодателей. Момент публикации посмертной фотографии Че в прессе становится моментом его воскрешения в умах людей.

Фидель Кастро реагирует одним из первых:

«Он пролил свою кровь во имя освобождения боливийского народа от ига империалистических эксплуататоров. Он проливал кровь за все угнетенные народы Америки, которые сражаются с империалистическими садистами. Сегодня, в момент прощания с Че и теми, кто погиб, сражаясь с ним плечом к плечу, мы говорим: победа будет за нами, мы победим.»

Латиноамериканские писатели и поэты называли его Иисусом Христом с Рио де ла Плата. Мятежник без родины, революционер – бродяга, после своей смерти Гевара превратился в икону. Для миллионов молодых людей, прежде всего, студентов, образ Гевары стал символом возобновления борьбы против империализма не только в Америке, но и по всему миру, побудивший массы вновь встать на баррикады. «Ser como Che» - быть как Че, повторяли дети в кубинских школах.

Фотография Эрнесто Че Гевары, сделанная корреспондентом газеты «Революсион» Альберто Диасом «Кордой» еще в 1960 году после смерти Гевары попадает в руки итальянского издателя Джанджакомо Фельтринелли, который приезжает в Гавану в поисках образа героя революции. Не проходит и недели со дня смерти команданте, а демонстранты на улицах Милана уже несут плакаты с его изображением, ставшим в последствии самым известным портретом Че.

«Я предполагаю, что католик Фельтринелли с первого взгляда нашел сходство портрета Гевары с Христом. В фотографии была явная ассоциация с Христом. Че был символом воскрешения бунта, революции, Наконец, впервые после 1917 года революция с его помощью нашла продолжение в Центральной Европе.»

-говорит один из лидеров студенческого движения 60-х в Германии, а сегодня профессор социологии Бернд Рабель

«Нельзя забывать, что волна возмущения, вызванная фотографией Че, была во многом спровоцирована СМИ, они уделяли данным событиям огромное значение, постоянно акцентировали внимание на новых действующих лицах левого движения. И здесь Че был особенно интересен. Для сравнения: лидер левого студенческого движения Германии Руди Дучке хоть и был знаменит, но, в отличие от Че он был живым борцом, а Гевара уже стал жертвой, уже имел славу мученика. А жертвам прощается многое».

О том, сколько простили Че Геваре его поклонники говорит и его биограф Хорхе Кастанеда:

«Никто не хотел видеть, что хладнокровный аналитик в вопросах партизанской войны был полным дилетантом военной стратегии. Авантюрист, который тянет за собой в пропасть своих сподвижников. Во время Карибского кризиса Че, впрочем, как и Кастро, был готов пожертвовать кубинским народом ради уничтожения империализма и рекомендовал СССР применить против США ядерное оружие».

В 1962 году Эрнесто Че Гевара писал в своем дневнике:

«Мы свято верим в то, что должны следовать цели освобождения народов мира от империализма. Даже если для достижения этой цели потребуются миллионы жертв.»

Поклонники гуманиста Че не хотели принимать к сведению и то, что сам «Команданте» назначал военные трибуналы, отдавал приказы о расстрелах и даже, по некоторым сведениям, самолично приводил их в исполнение.

Хорхе Кастанеда считает, что сохранить нимб святого Геваре удалось благодаря его железной воле и глубокой вере в успех дела революции:

«Человек, у которого было все - власть, слава, семья пожертвовал всем во имя одной единственной идеи.» - пишет Кастанеда

Известный провокативностью своей кинематографической манеры американский режиссер Оливер Стоун в документальном фильме «Команданте», посвященном Фиделю Кастро, приходит к выводу, что именно неистребимая революционная романтика таких людей, как Кастро и Гевара, а также специфика латиноамериканского менталитета, то есть склонность к мистике и чрезвычайная религиозность народов Южной Америки, сделали из лидеров кубинской революции так называемых «гаудильо» - народных предводителей. Достойных последователей им, как правило, не находится. Именно недосягаемость для простых смертных и обеспечивает Че его репутацию.

Cегодня, в эпоху триумфа рыночных отношений, образ Че Гевары стал, своего рода, марочным товаром, рекламной этикеткой со знаком качества. Одна лондонская пивоварня назвала свое пиво «Че Гевара», известная швейцарская часовая фирма «Свотч» сделала модель часов «Че», Диего Марадона носит на правом плече татуировку своего соотечественника, а Майку Тайсону идеи Че пришлись, как удар по печени, где неизвестный мастер татуировки и изобразил «Команданте». Такой вид поклонения вряд понравился бы Геваре. Бернд Рабель так не думает. Он считает, что спекуляция Че Геварой стала возможной уже хотя бы потому, что его идеи больше не представляют никакой опасности в мире, где не существует ни Холодной войны, ни Советского Союза, а демократическая и свободная Куба вновь отдана на откуп американцам. Сегодня остался только лирический образ, только воспоминание о «самом совершенном человеке нашего времени», как называл Че Гевару Жан Поль Сартр.

«Как и большинство выходцев из Латинской Америки Че Гевара имел имидж «мачо», человека, который был абсолютно уверен в своей неотразимости, он знал, что он красив, что нравится женщинам, он был «Команданте», а это значило, что приказы отдавал только он, а все остальные должны были ему подчинятся. Фидель по сравнению с ним - это человек, который не достиг тех целей, которые провозгласил в 1958 году. Куба опять превратилась в американский бордель, здесь развивается только одна отрасль промышленности – развлекательно-туристическая. Люди по-прежнему голодают, а права человека нарушаются. Фидель – один из самых крупных исторических неудачников, его единственный выход – это украшать себя героической славой Че Гевары, чтобы иметь хоть какое-то алиби.»

1997 год был объявлен на Кубе годом Че Гевары. Его останки, найденные в братской могиле под старой взлетно-посадочной полосой боливийского военного аэропорта Вальегранде по приказу Фиделя Кастро были перенесены в мавзолей кубинского города Санта Клара.

Рабель:

«Именно преданность революционным идеям навсегда останется отличительной чертой Че Гевары, несмотря на то, что его идеи уже практически полностью забыты, по крайней мере, в Европе. Кого сегодня еще интересует то, что Гевара хотел заключить союз с нейтральными странами, кого интересует то, что он был ярым противником советского курса на Кубе? Кого еще сегодня интересует, что он во многом не соглашался с Фиделем Кастро? Зато в памяти людей навсегда останется его лицо и тоскливый задумчивый взгляд.»

Че Гевара стал воплощением идеала борца и мученика, человека, объединившего в себе страсть и смелость, преданность цели и готовность пожертвовать своей жизнью ради освобождения угнетенных народов. Его привлекательность, без сомнения, заключается в романтичности и загадачности его образа.

Даже если половина рассказов о Че Геваре – вымысел, то это не намного отличает его от Христа. Ведь главное в поклонении идеалам – это не историческая истина, а глубокая вера.