1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Чечня: ситуация с соблюдением прав человека

26.12.2002

Исследования, проведенные в последние годы в РФ, показали, что подавляющее большинство беженцев и мигрантов называют в качестве причин, побудивших их переехать в Россию – дискриминацию по этническому, языковому, политическому или религиозному признаку. Экономические причины в большинстве случаев не являются превалирующими. Несмотря на все неблагоприятные демографические прогнозы, предвещающие постоянную естественную убыль населения в самой РФ, мигрантов принято считать обузой. Сказывается и отсутствие правового поля и средств на интеграцию вновь прибывающих, и их количество, а возможно и особенности менталитета коренных жителей. На территории бывшего СССР по самым скромным оценкам около пяти миллионов человек по разным причинам были вынуждены оставить свои дома и искать лучшей доли в других регионах бывшей «страны советов» или за рубежом. Кроме того, в России находятся сотни тысяч выходцев из Афганистана, Северной Кореи, Сомали, Ирака и прочих стран «третьего мира», некогда находившихся в зоне влияния СССР. Российское государство по большому счету не обременяет себя излишне проблемами «незваных гостей», а население видит в них, прежде всего нахлебников и преступников. Последовательную работу по защите прав беженцев и мигрантов ведут неправительственные и гуманитарные организации. Сегодня в Москве в Институте развития прессы состоялись сразу две пресс-конференции с участием правозащитников, касающиеся прав беженцев и мигрантов. Одна из них была связана с презентацией книг – правовых пособий для вынужденных переселенцев.

Рассказывает Анатолий Даценко:

На пресс-конференции в Москве в четверг член совета правозащитного центра Мемориал Светлана Ганушкина представила авторов сразу двух новых книг, посвященных правозащитной тематике: Борис Дульнев –один из основателей известного интернет-сайта Нелегал.ру, издал увесистую брошюру под названием Проверка документов и регистрация в общественном месте. А ученый-обществовед Маргарита Петросян написала книгу под названием «Вынужденный переселенец имеет право». Светлана Ганушкина подчеркнула, что оба труда в роде бы посвящены разной тематике, однако темы их настолько близки, что авторы решили дать совместную пресс-конференцию.

«Ведь зачастую все проблемы вынужденного переселенца начинаются именно с проверки его документов», - заметила Ганушина.

Борис Дульнев поведал, что в его труде содержится 14 рекомендаций гражданам остановленным милицией в общественном месте с целью проверки их паспорта и регистрации. Рекомендации, напомнил автор, составлены по наиболее часто встречающимся ситуационным моментам. В специальном приложении к рекомендациям содержится в списке основных адресов и телефонов правоохранительных служб и контрольных инстанций Москвы, в которых незаконно остановленные или задержанные милицией граждане могут обжаловать действия сотрудников контрольно-постовой службы и их начальства. Светлана Ганушкина обратила особое внимание на неправомерность самой проверки какой бы то ни было регистрации у приезжих. Поскольку, как считает она, Конституция РФ не ограничивает права граждан страны на свободу передвижений ее граждан по ее территории. Например, человек приехал в Москву на выходные, чтобы познакомится с достопримечательностями столицы, а его останавливают прямо при выходе с вокзала и требуют московскую регистрацию, а зачастую сходу и взятку. По мнению Ганушкиной, даже если человек решил зарегистрироваться по месту временного проживания, то, согласно закону, он должен только уведомить об этом правоохранительные органы, а не выстаивать в очередях, собирать бесконечные справки и не умолять сотрудников паспортного стола уложиться с оформлением документов в положенные трое суток, по истечении которых лицо без регистрации становится на улицах Москвы излюбленным объектом охоты милиционеров. Большинство приезжих прекрасно знают, что откупится от бдительных постовых стоит в зависимости от сложности случая от 100 до 300 рублей. С чеченцами, как замечают правозащитники, сложнее. Их, скорее всего, обязательно задержат, хотя от денег тоже не откажутся. Маргарита Петросян, говоря о своей книге, назвала вынужденных переселенцев наименее защищенной категорией граждан России. По мнению автора книги, проблема российского общества заключается в неумении граждан отстаивать свои права. За более чем 10 лет после развала СССР россияне так и не выдавили из себя раба.

Вторая пресс-конференция под названием «Палаточные лагеря в Ингушетии: время пошло!» была организована сотрудниками "Human rights watch", только что вернувшимися из 11-дневной исследовательской поездки в Ингушетию и Чечню. Вот, что увидели там правозащитники:

Буквально каждое свидетельство или факт, озвученное директором московского представительства HRW Анной Нейстат тут же прямо в зале пресс-конференции были подкреплены фотографиями и видеосюжетами, показанными на огромном экране. По словам Нейстат, собранные сведения нуждаются обработке и осмыслении, а пока она готова поделится лишь общими впечатлениями от увиденного и услышанного от местных жителей:

- Прежде всего, заявление российского руководства о том, что возвращение в Чечню является сугубо добровольным – не соответствует действительности. На деле на переселенцев оказывается мощное давление, используется политика угроз и обещаний – что в сочетании с отсутствием реального альтернативного размещения в Ингушетии равносильно с точки зрения международного права насильственному переселению. Российские власти на сей раз действительно всерьёз намерены избавится от лагерей, по всей видимости, для того, чтобы продемонстрировать международному сообществу, что обстановка в самой Чечне нормализуется. При этом складывается впечатление, что последнее, что волнует миграционные власти – это судьба переселенцев. Яркое свидетельство тому катастрофическая ситуация, в которой оказались беженцы из лагеря в Аки-Юрте, который был демонтирован в самом начале декабря. В самой Чечне отсутствуёт реальные условия для размещения многих тысяч беженцев из лагерей. На сей раз, власти все хорошо продумали. Действительно, людей не грузят в машины под дулами автоматов, и их не отправляют в Чечню. Вместо этого 15 ноября был создан объединенный штаб по созданию условия для возвращения граждан из палаточных лагерей в республике Ингушетия. Кто помимо представителей федеральной миграционной службы входит в этот штаб – держится в секрете, по крайней мере, от представителей международных организаций. Однако то, что в операции в целом участвуют представители ФСБ и силовых структур – практически не скрывается. Ежедневно группа из примерно 30 сотрудников прибывает в палаточные лагеря на специальном автобусе. Они ходят из палатки в палатку, настойчиво объясняют людям преимущества переезда в Чечню и те последствия, которые ожидают тех, кто останется в Ингушетии. В каждую палатку они заходят не раз и не два.

Кроме того, время от времени к самодельным домикам беженцев, построенных из глиняного кирпича, подгоняются бульдозеры, постоянно обрезается электропровода, по которым в лагеря поступает электроэнергия и завариваются газовые трубы, чтобы беженцы не смогли согреться. В целом, на основании собранных нами свидетельств, можно говорить о том, что в Чечне по-прежнему продолжаются широкомасштабные спецоперации, незаконные аресты, внесудебные казни, пытки и мародерство, исчезают люди.

Известно, что за последний год из-за продолжающихся зачисток, убийств, внесудебных казней только в Ингушетию выехало около 10 тысяч чеченцев. Из-за неприемлемых условий существования чеченцы бегут на Запад, в Европу, где тоже никто не знает толком, как с ними поступать. Нередко чиновники аргументируют, что «Россия - большая страна, а чеченцам не обязательно жить в своей республике, если там существует угроза для их безопасности». Беженца высылают. Круг снова замыкается. У меня на связи бывший сотрудник министерства юстиции ЧР Ичкерия «Сурхо» - один из немногих чеченцев, получивших статус беженца в Германии. Мой собеседник считает, что мировому сообществу давно пора выработать однозначную позицию по чеченской проблеме:

- Каждый раз, когда туда едут западные наблюдатели, правозащитники, мы ожидаем, что в конечном итоге, после их выступлений, отчетов, что-то изменится, но ничего не меняется. Правительство Европы не проявляет политическую волю. Вопрос для Европы кажется не политическим, а экономическим. Экономические отношения с Россией на данный момент, по-видимому, более важны. В Чечне, как мы знаем, происходят зачистки, блокируются целые районы. Методы одни и те же. Люди пропадают, часть людей избитые и искалеченные возвращаются, часть пропадают бесследно. Люди, которые оттуда приезжают, говорят, что это не может быть отдельным случаем: если одного человека пытали – это может быть единичным явлением, но когда пытают всех задержанных – это уже закономерность. На Западе есть много международных институтов, помощью которых можно было бы вмешаться в этот конфликт. И Западу нужно было бы определиться, как им быть с беженцами, которые прибывают из этой горячей точки – из Чечни. Не учитывается, что они бегут из зоны военных действия, что эти люди преследуются. Есть экономические рычаги вмешательства. Если Россия себя считает цивилизованным государством, если Россия интегрируется в Европейское сообщество, то как можно совместить это с тем, что происходит в Чечне. Запад сталкивался с подобными конфликтами и когда Запад проявляет политическую волю, Запад справляется с этим. В самом начале этой войны, еще при президенте Джахаре Дудаеве, Чечня надеялась, что Запад окажет поддержку. После первой войны были заключены соглашения, в которых было четко сказано, что все спорные вопросы будут решаться мирным путем. На этой войне пришел к власти президент Путин, и он от этой войны не откажется. Если на него не надавит мировое сообщество.