1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

"Чечня – кровоточащая рана для всей Европы"

Интервью "Немецкой волны" с новым уполномоченным Совета Европы по Чечне Андреасом Гроссом.

default

Российский военный патруль на улицах Грозного.

- Господин Гросс, Вы стали новым уполномоченным Совета Европы по Чечне. 9 июля Вы планируете прибыть в Россию. Какие задачи вы намерены решить в ходе визита?

- Главная задача - увидеться как можно с большим числом людей, поговорить с ними, задать вопросы и узнать их точку зрения на то, какими они представляют себе пути урегулирования конфликта. Первые такие встречи состоятся на этой неделе в Москве, затем я направлюсь в Казань для участия в семинаре по проблемам автономии. На этом форуме я планирую выступить с докладом, который подготовил для Совета Европы. В этом докладе я попытался на конкретных примерах рассказать об успешном опыте сосуществования малых народов в условиях автономии, об опыте преодоления конфликтов. Всё это имеет и непосредственное отношение к Чечне.

- Ваш предшественник лорд Джадд нередко подвергался критике с российской стороны за его резкие высказывания о политике Москвы в отношении Чечни. Однако Вы, по мнению господина Рагозина, являетесь "человеком, которым нельзя манипулировать". Какой Вам представляется ситуация в Чечне? Что планирует предпринять Совет Европы для того, чтобы ускорить политическое решение чеченского конфликта?

- На этот вопрос я пока не могу ответить. Найти ответ на этот вопрос можно будет лишь после встреч с различными людьми. Кроме того, я не хотел бы, чтобы слова Рогозина были истолкованы так, как будто лордом Джаддом можно было манипулировать. Я с большим уважением отношусь к лорду Джадду, он мой друг, я внимательно читал все его отчёты, всегда был в Страсбурге тогда, когда он выступал с докладами. Думаю, что такая должность, такие функции приводят к тому, что российское правительство время от времени выступает с критикой. И это не удивительно, ведь Чечня – это рана для всей Европы, рана для России, это – кровоточащая рана. Урегулирование кризиса – болезненный для всех сторон процесс. Его участники должны проявить готовность пойти на уступки. Для России это значит сохранение её территориальной целостности. А чеченский народ должен, наконец, получить возможность жить в мире. Необходимо преодолеть нынешнюю ситуацию, когда чеченский народ оказался между российскими военными и чеченскими боевиками, которые тоже далеко не всегда соблюдают права человека. Нужно сделать так, чтобы чеченцы обрели как можно большую самостоятельность, собственную идентичность в рамках Российской Федерации.

- Чеченская сторона обвиняет Совет Европы в том, что оказывает слишком слабое давление на Россию. Оправданы ли, по Вашему мнению, подобные упрёки? Сможете ли Вы в этом смысле что-либо изменить?

- Это – серьёзные упрёки. Но Совет Европы – это не сверхдержава США, не НАТО. У Совета Европы нет такой экономической мощи, как у Европейского Союза. Совет Европы – это моральная инстанция, так сказать "совесть Европы". Поэтому сила нашей организации – в выдвижении плодотворных идей, в проявлении терпения в ходе дискуссий, в их открытости, а также в весомости аргументов. Европейский Совет не надо переоценивать – но и не следует недооценивать. Наша задача – отстаивать общепризнанные ценности. Такие, как права человека, демократия, правовое государство – то есть всё то, что постигается в ходе коллективного процесса обучения. В России этот процесс был начат всего 10-12 лет назад. Вышеназванные ценности нельзя сделать нормой в короткие сроки. Это – длительный процесс, в ходе которого предстоит многому научиться. Мы должны оказывать содействие этому процессу, и мы оказываем его. Поэтому нет никакого смысла в чёрных красках изображать Россию. Руководство страны должно само придти к выводу, что проблема может быть решена только политическими средствами. Должно быть найдено приемлемое для обеих сторон решение – но для этого необходимо проявить большое терпение и отказаться от применения силы. Задача эта – совсем не простая.

Контекст