1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Чеченские беженцы в Германии

Быт семьи Тимбулатовых – один из наглядных примеров положения около 4 тысяч чеченских беженцев в Германии, добивающихся здесь политического убежища.

default

Россия вот уже несколько лет ведёт на территории Чечни необъявленную войну

Их дела рассматриваются долго, немецкие власти пребывают в растерянности: с одной стороны, официально Россия считается демократической страной, где более или менее соблюдаются основные права человека. По этой причине политического убежища беженцам предоставлять не положено. С другой стороны, Россия вот уже несколько лет ведёт на территории Чечни необъявленную войну. Все правозащитные организации говорят о вопиющих нарушениях прав человека и систематических преследованиях чеченцев по национальному признаку. Если исходить из этого, то у чеченцев есть абсолютно законное основание для получения политического убежища.

Птичьи права

Самим беженцам от этой бюрократической неразберихи не легче. Большинство из них живёт в Германии на птичьих правах: депортировать их в Россию немецкие власти не решаются, но и постоянного статуса, в частности, разрешения на работу не дают.

Наглядным примером служит семья Тимбулатовых, временно проживающая в Кёльне. " Впятером в двухкомнатной квартире жить можно, - рассказывает мать семейства Лиза Тимбулатова. - Даже маленький садик есть. Правда, выходит он прямо на кёльнскую кольцевую автомагистраль - шум стоит днём и ночью. Но к этому можно привыкнуть, главное, дети в безопасности".

Раньше Лиза и её муж Мовсар работали в Грозном в больнице. Она - гинекологом, он – хирургом. " В основном моими пациентами было гражданское население, но я лечил и повстанцев, за что я указом президента Масхадова был награжден орденом. Когда снова российские войска заняли Чечню, стали искать людей, которые имели какое-либо отношение к первой войне. В их число, видимо, попал и я", - делится своими воспоминаниями Мовсар.

Непростое решение

Таким образом Мовсар попал в чёрный список у федералов. Вскоре кто-то из чеченских полевых командиров стал обвинять его в пособничестве федералам, ведь он оперировал и российских раненых. Из Грозного надо было бежать. Закрепиться в Москве не удалось. Работы для хорошего хирурга сколько угодно, однако без прописки на работу устроиться невозможно. Жить было негде и не на что. Вот тогда Тимбулатовы решили воспользоваться приглашением немецких друзей, тоже врачей, и уехать в Германию. " Это было непростое решение. Не так просто в моем возрасте, оторвать детей от учебы, ехать в новую страну, не зная языка, - рассказывает Мовсар Тимбулатов. Но когда на карту поставлена жизнь близких людей – выбора нет. Это заставило уехать из России".

Вот уже два с половиной года Тимбулатовы живут в Кёльне и ждут решения своей судьбы. У них есть временный вид на жительство, но разрешения на работу немецкие власти им не дают. Обоснование: война в Чечне - это временный конфликт, как только он кончится, они смогут вернуться на родину. Лиза Тимбулатова в скорое окончание войны не верит: " Человек, пришедший к власти на крови чеченского народа, неспособен вообще ничего в этом плане решить. У чеченцев эта боль будет всегда в душе. Пока там есть Путин, мы этого не забудем. То, что сейчас произошло, было настолько несправедливо и жестоко, что это просто невозможно объяснить".

Самое страшное – это неопределенность

Больше всего Мовсар Тимбулатов боится потерять квалификацию. Да и жить на социальное пособие не в его характере. Конечно, все обуты, все сыты, есть крыша над головой. Однако он считает, что взрослому здоровому мужчине сидеть дома стыдно. Чтобы работать врачом, надо в Германии подтвердить диплом, то есть пройти практику и сдать экзамен. Мовсар готов работать хоть ассистентом, хоть медбратом, хоть санитаром, хоть сиделкой в доме престарелых. Причём работы хватает, многие больницы даже обращались за Лизу и Мовсара с ходатайствами в ведомство по делам иностранцев. Но пока отказ следует за отказом.

Самое страшное для Лизы и Мовсара – это вынужденное безделье и неопределённость: " На сегодняшний день с нашим статусом у нас перспектив в Германии нет. Что бы мы ни захотели сделать, нам говорят, что это не положено. Единственное, что есть – надежда. Мы надеемся, что наступит время, и нам позволят показать, что мы тоже можем работать, и сможем нормально жить".

"Мы так и не избавились от страха"

Зато детям Тимбулатовых хорошо. Они уже свободно говорят по-немецки. Младший сын ходит в гимназию. Старшая дочь через знакомых устроилась на практику в туристическое агентство, правда, тоже неофициально, проблема в ее статусе. Средняя дочь несмотря на то, что в последние годы училась урывками, заканчивает в будущем году гимназию и собирается поступать в университет. Хотя в Германии она чувствует себя как дома, война преследует её и здесь: " Остаётся этот постоянный страх. Стараешься сама говорить потише, а то начнётся проверка документов, мы же никогда не знали, что сделают российские солдаты. Они всегда были так агрессивно настроены. Когда мы приехали в Германию, мы первое время в поезде или в городе всё время вздрагивали, если кто-то повышал голос. Мы так и не избавились от страха".

Живёт семья Тимбулатовых на окраине Кёльна, по соседству с автомагистралью. Постоянный гул машин напоминает им, что они здесь - временно, они здесь - беженцы. И всё равно они искренне благодарны, что они в Германии в безопасности. Вот только одного они не могут понять: если уж их впустили в страну, то почему не дают работать?

Контекст

  • Дата 16.12.2002
  • Автор Александр Варкентин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/303S
  • Дата 16.12.2002
  • Автор Александр Варкентин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/303S