1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

DW-РАДИО

Четвертая годовщина "покушения".

Туркменбаши счастливо избежал смертельной опасности.

Три года назад туркменские СМИ сообщили о том, что утром 25 ноября на кортеж президента С.Ниязова неподалеку от президентского дворца в Ашхабаде было совершено нападение. Сам Туркменбаши счастливо избежал смертельной опасности, но в перестрелке с террористами пострадали охранники и милиционеры. По прошествии нескольких часов Ниязов уже назвал имена тех, кто, по его словам, готовил покушение на него и намеревался свергнуть конституционный строй в республике. Главным заговорщиком был назван бывший вице-премьер республики, бывший министр иностранных дел Борис Шихмурадов, бежавший за год до этого из страны и организовавший в зарубежье оппозиционное народно-демократическое движение Туркменистана. Сам Б.Шихмурадов после так называемого покушения был схвачен и приговорен к пожизненному заключению. О его судьбе и судьбе многих других заключенных, прошедших по этому делу, ни мировому сообществу, ни даже их родственникам практически не поступает информация.

Неувязки официальной версии, оперативность, с которой власть определила связи неких нападавших с лидерами оппозиции, очевидно несправедливый судебный процесс над "террористами" и последовавшая за их осуждением волна арестов среди их родственников, знакомых, а также лиц, мало-мальски заподозренных властями в инакомыслии, укрепили значительную часть независимых наблюдателей в точке зрения, что покушение – не что иное как инсценировка, призванная расправиться с оппозицией и до предела "закрутить гайки" в стране. В интервью "НВ" о последствиях этого рассказывает лидер Республиканской партии Туркмении в изгнании Н.Ханамов:

НХ: После ноябрьских событий 2002 года Ниязов показал истинное лицо своей демократии. После 25 ноября 2002 года в Туркмении произошли очень большие перемены. Ниязов ужесточил не только в целом свой режим, но и такие моменты как ограничение выезда за пределы страны, передвижение внутри страны. Ряд многих таких негативных факторов были введены именно после этих событий. Провокация с покушением ввергла туркменское общество в атмосферу страха. Если еще до этого люди могли иногда на улицах друг с другом обсуждать положение дел в стране, то после 25-го это стало практически невозможно, непомерно разросшийся репрессивный аппарат уже не позволял тех свободных высказываний, которые были до этих событий. Можно сказать, что после тех событий Туркмения стала полностью изолированной во всех отношениях: это касается СМИ, это касается больших ограничений на въезд и выезд из страны. Туркмения стала большим ГУЛАГом. Безусловно, под давлением международного сообщества был сделан ряд уступок, как, например, по религии, или же по вопросу выезда из страны, отмене выездных виз или разрешению на выезд. Но время показывает, что Ниязов это все делает временно только для того, чтобы успокоить международное сообщество и вновь введенные новшества, разрешающие выезд людям, по сути лишь формальны. Люди, которые собираются выехать, должны получать справки с местных управлений МВД, это опять приводит к тем же ограничениям. Поэтому тот режим, который Ниязов создал после ноябрьских событий, не улучшается, а ухудшается. И царит страх. Если раньше часть оппозиции, которая находилась внутри страны, могла пусть нелегально, но предпринимать какие-то действия, то после ужесточения режима внутри страны никакого инакомыслия, никаких действий оппозиции внутри страны невозможны. Во-первых, мы прекрасно знаем, что с ноябрьскими событиями подверглись жестокому наказанию и оказались в тюремных застенках не только члены национального демократического движения Туркмении, но и многие, кто абсолютно не имели никакого отношения ни к оппозиции, ни к данному движению. Люди, вообще не имеющие отношения к политике. Достаточно было, чтобы об этом человеке было известно, что он может свободно высказаться свое мнения - вплоть до таких людей все были наказаны. И то, что Ниязов разделался с ними и продолжает действовать против родственников оппозиционеров, которые были осуждены, это все нагоняет на людей страх. Они боятся за своих родных и близких. Это все привело к тому, что после тех событий в Туркмении невозможны практически какие-либо действия против режима, или критика или просто высказывание своего мнения.

Такова оценка лидера Республиканской партии Туркмении Н.Ханамова.

А вот информация из Туркмении, которую передал наш корреспондент Ораз Сарыев. По словам корреспондента, по всей республике 25 ноября власти организовали празднование "4-й годовщины попытки переворота". В селе Кипчак на могилы родственников С.Ниязова были возложены венки. Радио и телевидение транслировали митинги, прошедшие во всех городах и крупных населенных пунктах. Все митинги начинались с проклятий в адрес "главного виновника и террориста Б.Шихмурадова". В свою очередь, источник в туркменских спецслужбах сообщил корреспонденту "НВ", что Б.Шихмурадов, а также ряд других заключенных, прошедших по делу о покушении в качестве главных обвиняемых, находятся в тюрьме "Оводан-Депе" под Ашхабадом. По сведеньям источника, там, в СИЗО МНБ, в течение последнего времени их демонстрировали туркменским представителям международного Красного Креста. Однако данные о состоянии их здоровья общественности не известны. Эти заключенные содержатся в тюрьме в соответствии со специальными инструкциями, утвержденными лично президентом страны С.Ниязовым. Он определяет порядок их передвижения, предоставление им медикаментов, а также вопросы, связанные с распоряжением телами умерших. Далее, как утверждает источник, из более чем двухсот человек, осужденных по делу о покушении на С.Ниязова, несколько были переданы Турции, России, Узбекистану и США, ряд осужденных были "отчуждены" от категории "заговорщиков" после того, как они отреклись от своих родственников из числа главных обвиняемых. Появившуюся в последние дни в СМИ информацию о том, что амнистированы бывший хяким Ташаузского велаята Гундогдыев и бывший муфтий Туркмении Насрулло, источники "НВ" пока не подтвердили.