1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

«Черно-зеленое» грехопадение

01.03.2008

В прошлое воскресенье в портовом Гамбурге, имеющем статус федеральной земли, прошли парламентские выборы.

default

Консерваторы, правившие в городе единолично, утратили абсолютное большинство, и бургомистру Оле фон Бойсту теперь придеться поделиться властью. Пока неясно, с кем именно. Не исключено, однако, что впервые в истории Федеративной республики на земельном уровне будет сформировано «черно-зеленое» правительство. «Черный» – это политический цвет христианских демократов.

До сих пор ни на земельном, ни тем более на общефедеральном уровне коалиции респектабельных консерваторов с нечесанными «зелеными» были немыслимы. Сотрудничество есть только на коммунальном уровне – и то в отдельных городах, которые можно пересчитать по пальцам одной руки. Уж очень непримиримы мировоззрения обеих партий, точнее – их избирателей. В последние месяцы, однако, устоявшаяся партийная система ФРГ стала трещать по швам. В неё настойчиво и неотвратимо лезут и фактически уже укоренились посткоммунисты из Левой партии – преемницы безраздельно правивившей в ГДР СЕПГ. Преодолев пятипроцентный барьер в Гамбурге, Левые взяли уже десятый земельный парламент и вынудили остальные партии пересмотреть свои привычные политические предпочтения. На протяжении трёх последних десятилетий христианские демократы обычно брали в партнеры либералов из СвДП, а социал-демократы – «зеленых». При четырехпартийной системе – две большие и две малые партии – такой баланс поддерживался более или менее стабильно. Пятая партия – Левая – внесла полную сумятицу. Новая расстановка сил в гамбургском сенате оставляет бургомистру Оле фон Бойсту два варианта – союз с социал-демократами, то есть модель общефедеральной «большой коалиции», или же правительство с участием «зеленых».

«Канцлер Ангела Меркель, с которой Оле фон Бойст долго говорил по телефону, однозначно оставила ему полную свободу рук.»

С социал-демократами бургомистр мог бы договориться за полчаса. Но он не торопиться и намерен дней через десять начать переговоры о правительственном союзе и с ними, и с «зелеными». После подсчета голосов он объявил:

«ХДС получил четкий мандат на формировалние правительства, и для этого мы будем вести переговоры и с социал-демократами, и с «зелеными». Послушаем, какие они выдвигают условия и решим с будущим партнером, что делать дальше.»

Примечательно, что в руководстве ХДС ратуют, скорее, за «черно-зеленую» коалицию, хотя точек соприкосновения у обеих партий в Гамбурге практически нет – по крайней мере по таким важным для города вопросам, как углубление фарватера Эльбы, строительство новой угольной электростанции или реформа системы школьного образования. И тем не менее генеральный секретарь ХДС Рональд Пофалла назвал такой союз «интересной» перспективой как для Гамбурга, так и для Германии в целом. В будущем году – общефедеральные выборы, и «модернизаторы» в ХДС, к числу которых относиться и канцлер Ангела Меркель, хотели бы придать партии более современный, толерантный блеск. Хранителей консервативных традиций в братском ХСС, таких как Петера Рамзауера, это совсем не радует:

«Развитие в таком направлении стало бы экспериментом в политической лаборатории с непредсказуемыми последствиями. Союз ХДС с «зелеными» был бы одним из ганзейских чудачеств без какого бы то ни было сигнального воздействия на общефедеральную политику.»

Экспериментом и политическим недоразумением поначалу считали в Германии и «красно-зеленое» правительство Герхарда Шрёдера, сформированное в девяносто восьмом году. Ему предрекали быстрый крах, и тем не менее у власти социал-демократы на пару с экологами продержались без малого два легислатурных срока – семь лет. «Зеленые», в свою очередь, из нечесанных в стоптанных кроссовках уже тоже превратились в респектабельную партию, почувствовали очарование власти. Вот и управляющая делами «зеленых» Штефи Лемке уже набивает цену партии:

«Мы выступаем за изменение политики, а не только состава правительства. Нас за бесплатно не купить.»

В самом начале передачи, если помните, я сказал, что непримиримы мировоззрения в первую очередь избирателей консерваторов, с одной, и партии «зеленых», с другой стороны. Именно избирателей, а вовсе не самих партийных идеологов. Они вполне могут говорить друг с другом. Есть даже такое журналистское выражение – «Пицца-конекшн». Еще с середины девяностых годов, тогда еще в Бонне, молодые депутаты бундестага от ХДС и от «зеленых», костившие друг дуга на чем свет стоит с парламентской трибуны, стали потихоньку регулярно встречаться в маленьком итальянском ресторанчике «Сассела» в неприметном боннском районе Кесених. За бокалом Кьянти они говорили о том – о сём, о взглядах на жизнь, о христианских ценностях, к которым теперь – во имя грядущих поколений – относится и забота об охране среды, окружающей нас бренных. «Зеленые» упорно считаются левыми, и именно так их воспринимают избиратели. На самом деле, это немножко театр, показуха. Отрицание капиталистического декадентства, фрондерство, длинные волосы, стоптанные кроссовки и громкая экологическая риторика – элемент рекламного образа, рассчитанного на протестных избирателей. Идеология же «зеленых» функционеров значительно прагматичнее. В «столичную студию» «Немецкой волны» мы время от времени приглашаем деятелей разных партий – не для интервью, а так, для приватной беседы, гарантируя сохранение анонимности. Были среди наших гостей и «зеленые» лидеры. Так вот при выключенном микрофоне они рассуждают вполне здраво и по рыночному. Их экономическая философия с упором на частную инициативу и личный интерес созвучна тезисам консерваторов. Это совсем не «левая» идеология уравниловки и перераспределения от богатых к бедным. И, между прочим, осведомленные, образованные и состоятельные избиратели «зеленых» давно раскусили. Говорят, например, что зубные врачи голосуют в Германии либо за консерваторов, либо за либералов, но вот их жены – за «зеленых». Так что «черно-зеленый» правительственный брак уже вполне возможен и на земельном уровне – тем более в таком толерантном и космополитичном городе как Гамбург с его всемирно известной улицей плотских утех Реепербаном. В этом городе такая свадьба была бы воистину далеко не самым тяжким грехопадением. Тем более, что к измене – в частности, своей традиционной сексуально-политичекской ориентации – теперь готовятся и социал-демократы. Но об этом – в следующий раз.

Замуж за немца.

Только сдав экзамен по немецкому языку, иностранная жена сможет переехать к гражданину Германии на постоянное жительство.

С середины прошлого года в Германии действуют новые правила в отношении воссоединения супругов. Теперь одно из оснований для получения визы – сертификат о знании немецкого языка. Только сдав экзамен, иностранная жена сможет переехать к гражданину Германии на постоянное жительство. Несколько случаев уже рассматривалось в судах. С подробностями Ольга Карина:

На дверях немецкого консульства в Минске, Москве, Санкт-петербурге и Киеве висят объявления: «Внимание! с 28.08.2007 года каждый заявитель, планирующий подавать документы на оформление визы с целью воссоединения с проживающим в Германии супругом, должен подтвердить владение осоновами немецкого языка. Целью этого законодательного условия является повышение шансов вашей интеграции в Германии». По мнению Петера Альтмайера, заместителя министра внутренних дел Германии, приезжающие в страну иностранцы должны с самого начала объясняться на немецком языке хотя бы на элементарном уровне:

В посление годы в Германию въехало большое число супругов, не говорящих по-немецки. Они с большим трудом приживаются, находят работу, друзей, но самые большие трудности они испытывают в общении с родными детьми. нам приходится тратить астрономические суммы, чтобы дать этим людям возможность выучить немецкий язык. Поэтому мы приняли решение ввести языковой тест.

Знание немецкого языка необходимо доказать еще до въезда в Германию. Отныне в пакете документов на получение визы для воссоединения с супругом должен присутствовать соответствующий сертификат.

Речь идет об элементарых знаниях. Человек должен понимать простые вопросы и быть в состоянии отвечать на них. Мы не требуем ни владения языком без ошибок, ни свободного немецкого. Если в словарном запасе есть 300 слов, этого вполне хватит.

Сдавать экзамен Петер Альтмайер советует в институте Гете:

Там же есть специальные подготовительные курсы к этому тесту. Так что мне кажется, мы создали очень удобный для граждан порядок.

Петер Альтмаер согласен , что на изучение иностранного языка требуется время. А что делать, если человек женился, учит язык, и хочет поехать проведать свою половинку или ему нужно в Германию по делам? Как поступает немецкий закон с новоиспеченой супругой или супругом в этом случае?

Этот вопрос каждый раз рассматривается отдельно сотрудниками консульства. Решение принимается в зависимости от каждого конкретного случая. Разумеется, новое нововедение ни в коем случае не отменяет права получения других кратковременных виз. Но, я хочу подчеркнуть, что сотрудники ведомтсва по делам иностранцев не позволят обойти новый закон. Уже были случаи, когда супруги не хотели ждать и пытались въехать в Германию по туристической визе и остаться здесь. Такого мы допустить не можем. Туристическая виза ограничена по времени и по ее истечении следует покинуть страну. В этом случае речь идет только о кратковременном посещении. А не о получении виде на жительство. Это возможно только после сдачи языкового теста.

Петер Альтмайер подчеркивает, что новые правила распространяются только на супругов, въезжающих в Германию из стран с визовым режимом:

Закон предусматривает ряд исключений. В основном они касаются безвизовых стран.

Более подробную информацию о положениях законодательства и возможностях изучения немецкого языка можно получить на веб-сайте Федерального ведомства по делам миграции и беженцев.

Новости «Русского Берлина».

Церковное пение - неотъемлемая часть богослужения. В четырех берлинских православных храмах на клиросах, как правило, поют прихожане-любители. Регенту Надежде Абакумец удалось собрать коллектив из профессиональных певцов. Репетиции хора проходят в Кафедральном Соборе на Хоенцоллерндамм. А выступления, как ни странно – в католических и протестантских храмах. Рассказывает Людмила Скворчевская.

Молитва, положенная на музыку и слившаяся с ней воедино, помогает человеку постигать смысл богослужения, говорит регент Надежда Абакумец.

«Технически совершенно можно исполнить любое произведение, все что угодно. Главное, я ставлю перед хором задачу, – одухотворить эту молитву, произведения которые, мы исполняем. Возбудить дух верующих к моливе, несмотря на то, что перед нами сидят протестанты, лютеране, люди разных конфессий».

Надя родилась в благочестивой верующей семье. В церковном хоре пела с юных лет.

«Регентом я не собиралась быть. Я закончила в Саратове книжный техникум. А потом поехала в Петропавловск в Казахстан. И пошла служить в церковь. Не за деньги, а по зову сердца. Мне нравилось церковное пение, я поступила в музыкальное училище заочно, закончила его. Была псаломщиком, потом меня поставили регентом».

Советская власть не жаловала любую церковную деятельность. Гонения за веру Надежда Абакумец испытала на себе.

«Меня вызывали часто, предлагали другие места работы. Даже приходили ночью, забирали, в тюрьму посадят, посидишь там немножечко... Они требовали, чтобы я оставила Церковь».

Приходилось переезжать из города в город. И только в Смоленске удалось задержаться надолго. Там, в Кафедральном соборе, усилиями нового регента и при поддержке владыки Кирилла, был создан прекрасный церковный хор из 55-ти профессиональных певцов. 13 лет Надежда Абакумец возглавляла певческий коллектив, выезжала с ним в Германию, Финляндию, Москву.

«Вообще-то хор наш был не концертный. Духовный хор должен петь в храме. Потому что на концертах произведения принимают другой характер. Если ты поешь на концерте вещь, она воспроизводится, но не одухотворяется».

Семь лет назад Надежда приехала в Германию. И оказалась не у дел: в четырех берлинских православных храмах не было вакантных мест регента.

«Конечно, я ощутила большой духовный музыкальный голод и стала собирать по крупиночкам этот хор. Но не думала, что это так сложно, собрать здесь православный хор. Люди все здесь заняты сильно, а потом надо, чтобы они имели отношение к религии, чтобы они любили эти духовные песнопения. Страна же не православная. Вот, собрала хорик – 16-17 человек».

В православном кафедральном соборе коллектив поет только время от времени – у Берлинской епархии нет денег, чтобы содержать профессиональный хор из певцов с высшим и средним музыкальным образованием.

«Стремясь сохранить традиции православного церковного пения, хор исполняет произведения Чеснокова, Архангельского, Кастальского. Будучи за границей я стараюсь продолжить многовековую церковную певческую традицию, хранить российское наследие богослужебного православного пения. А выступаем мы на Рождество, на Пасху. У католиков, протестантов, лютеран. В основном только немецкие общины приглашают нас».

Казалось бы – чуждая культура, вера, язык... Но, слушая песнопения православного хора, немцы обливаются слезами.

«Я была поражена приемом немецких слушателей. Они настолько эмоционально все воспринимали. Сидели, плакали, хотя текста не знали. Они просто слушали гармонию и она их трогала – гармония православного пения».

Недавно хор Надежды Абакумец выступил с концертом в берлинском Кафедральном Соборе. Но и здесь среди слушателей превалировали немцы.