1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Чернобыль: со "сталкером" - в запретную зону

Через 20 лет после взрыва реактора на территории, примыкающей к Чернобыльской АЭС, по-прежнему живут люди. Некоторые из них вынуждены работать в запретной зоне, остальные вернулись добровольно.

default

Заброшенные дома на Припяти

Юрий Тартачук работает в "зоне" экскурсоводом. Вот уже восемь лет он возит туда экспертов и журналистов, желающих своими глазами увидеть забетонированный реактор. По мере приближения к злополучному блоку номер 4 радиационный дозиметр в автомобиле Юрия начинает подавать предупредительные сигналы. Все громче и громче.

Тартачук успокаивает своих попутчиков: уровень радиационного излучения, получаемый за время такой "экскурсии", сравним с эффектом от трансатлантического авиаперелета. Несмотря на это, гости нередко жалуются на головокружение и металлический вкус во рту. Юрий называет это явление "радиофобией".

"Для возникновения металлического вкуса во рту уровень излучения должен достичь по крайней мере нескольких рентген. Счетчик на территории зоны фиксирует лишь излучение в несколько микрорентген", объясняет экскурсовод.

Ликвидаторы продолжают работу

Tschernobyl verlassene Stadt in der Sperrzone

В запретной зоне сегодня работают 3800 человек

Юрий Тартачук – далеко не единственный сотрудник запретной зоны вокруг Чернобыльской АЭС. "В общей сложности здесь работает 3800 человек. Большинство из них занимается ликвидацией радиоактивных отходов. Они отвечают за безопасность реактора и контролируют соответствующие параметры", – объясняет Юрий.

До 2007 года основные усилия ликвидаторов направлены на сохранение герметичности бетонного саркофага, возведенного в ноябре 1986 года. К началу 2008 года должно быть завершено проектирование нового саркофага, рассчитанного на 100 лет.

До чернобыльской аварии большинство сотрудников АЭС проживали в городе Припять. В апреле 1986 года население города составляло почти 50 тысяч человек. "Жить было здесь хорошо и перспективно. Власти планировали строительство еще 12 реакторов, - рассказывает Юрий Тартачук. – Здесь было много молодежи, средний возраст населения – 26 лет. Они хорошо зарабатывали, плюс – развитая инфраструктура, природа, пляж, Киев под боком".

Люди-призраки

Tschernobyl - Markt, Iwanikow

Большинство населения ''зоны'' - старики

Сегодня к самым молодым жителям этого района себя причисляют 70-летние Мария и Михаил Узурба. Впрочем, официально этих людей не существует, поскольку Припять и прилегающие к ней села относятся к зоне, запретной для проживания. Однако многие представители старшего поколения не смогли прижиться за пределами области и вернулись в родные места несколько лет спустя.

"Для молодежи смена места жительства – не трагедия, а вот старикам пришлось намного труднее, - рассказывает Тартачук. – Они ведь здесь родились, выросли, жили в собственных домах, вели хозяйство. А потом их взяли и переселили в бетонные многоэтажки. Это ведь – как столетнее дерево с корнями из земли вырывать и пересадить. Оно никогда не приживется на новом месте".

Сегодня в окрестностях Припяти проживают около 300 человек – в возрасте 70 лет и старше. Большинство из них принимали участие в ликвидации последствий аварии и страдают сегодня заболеваниями щитовидной железы, иммунной и нервной систем. Однако квалифицированную медицинскую помощь получают лишь единицы. Ведь эти люди проживают в "зоне" вопреки запрету властей, и поэтому не имеют права на получение бесплатных медикаментов. Поэтому Михаил и Мария Узурба больше вообще не обращаются к врачу. Лечатся народными средствами.

Любителям экстремального туризма

Tschernobyl - Sarkophag, Nordwand

Блок номер 4, саркофаг

И, тем не менее, пожилая пара не жалеет о том, что вернулась на родину. Здесь они родились, здесь они хотят умереть. Постоянных жителей в запретной зоне становится все меньше, однако Юрий Тартачук верит, что территория "зоны" никогда не опустеет. Число желающих посетить Чернобыль растет с каждым годом. Больше всего любопытных приезжает из России. И если раньше это были исключительно журналисты и ученые, то сегодня "зоной" интересуется все больше простых смертных. Татарчук называет это явление "экстремальным туризмом".

Контекст