1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Чернобыль: лекарства к Рождеству?

Чернобыль 17 с половиной лет спустя: немецкие ученые продолжают исследования на зараженных территориях и пытаются помочь пострадавшим от катастрофы.

default

Люди вынуждены употреблять зараженные продукты...

О Чернобыльской катастрофе принято говорить один раз в год – накануне очередной ее годовщины 26-го апреля. Между тем, в Белоруссии загрязнению только радиоактивным цезием подверглось 23 процента территории. На ней проживает четверть населения страны, в том числе почти полмиллиона детей. И для всех них это - страшная повседневная реальность. Какова сегодня ситуация на пораженных радиацией территориях? Как можно помочь живущим там людям? Что должны сделать для этого белорусские власти и мировое сообщество?

Совместный проект

Исследовательский центр в Юлихе, неподалеку от Дюссельдорфа, начал проводить систематические измерения уровня радиации в Белоруссии в 1991-ом году. Два года назад началась работа над новым проектом. Его цель – определить, какова сейчас, через 17 лет после катастрофы, степень облучения у чернобыльских детей и представляет ли она опасность для их жизней. Кроме того, ученые пытаются найти средства, нейтрализующие действие радионуклидов на организм. Проект финансируется правительством Германии и проводится совместно белорусскими и немецкими учеными. Рассказывает руководитель проекта с германской стороны, сотрудник Исследовательского цента в Юлихе, доктор Ральф Хилле:

- Мы обследуем детей в тех областях Белоруссии, которые после катастрофы на Чернобыльской АЭС подверглись наибольшей радиации. Это в основном юг республики, от Бреста до Гомеля и до Могилева, в частности, районы Наровли, Чечерска или Эльска. В этих областях уровень заражения все еще очень высок. В 1986-ом году тут прошли радиоактивные дожди, в результате чего цезий попал в почву. Может быть, не всем известно, что степень зараженности различных областей Белоруссии весьма различна. В тех местах, над которыми тогда проходили радиоактивные облака, концентрация цезия в почве все еще очень высока. Из почвы цезий попадает в продукты питания. Соответственно, если дети едят то, что растет в их местности, то они получают высокую дозу облучения.

Хуже не стало, лучше - тоже

- Так что же, ситуация на зараженных территориях нисколько не улучшилась?

- Мы начали проводить измерения радиации в целом ряде регионов России, Белоруссии и Украины еще в 1991-ом году. Тогда за три года мы обследовали 330 тысяч человек, и не только детей. Причем, что чрезвычайно важно, мы сообщили людям о степени зараженности их организма и объяснили им, насколько она опасна. Дело в том, что как раз из-за недостаточной информированности среди населения распространялась паника, люди часто считали свое положение гораздо более серьезным и опасным, чем оно было на самом деле. Многих из них нам удалось успокоить, потому что в действительности дозу облучения выше нормы получили лишь 1-2 процента населения, а у остальных никакой опасности для здоровья не было. Мы надеялись, что за прошедшие с нашего предыдущего проекта двенадцать лет ситуация улучшится, однако этого не произошло. Уровень заражения у населения остался примерно таким же, как тогда. То есть хуже не стало, но и говорить об улучшении нельзя.

Дело здесь в том, рассказывает Ральф Хилле, что непосредственно после катастрофы в Чернобыле, может быть, первые пять-шесть лет люди старались не употреблять в пищу произведенные в регионе продукты, в особенности молоко от своих коров или грибы и ягоды, а также дичь из местных лесов. Однако позже - из нужды, или по привычке – жители начали эти запреты нарушать. Поэтому в целом, вопреки ожиданиям ученых, уровень радиационного облучения людей не понизился.

Детям нужен пектин

- Настаивать сейчас на эвакуации детей с зараженных территорий никакого смысла не имеет. Я считаю, что такая мера была бы ошибочной, точнее, она абсолютно ничего бы не дала. Конечно, мы понимаем, что люди там живут в бедности, у них иногда нет другого выхода, и они вынуждены давать детям продукты со своего огорода или молоко от своих коров, иначе дети просто будут голодать. В таких случаях есть средство, нейтрализующее действие радионуклидов на организм. Это так называемые пектины. Детям дают таблетку диаметром примерно в три сантиметра и полсантиметра толщиной. Они ее растворяют в стакане воды и принимают один раз в день. Пектины – это что-то вроде яблочного концентрата, то есть превращенный в порошок яблочный сок. Это абсолютно безопасно для здоровья.

Однако, сетует Ральф Хилле, дети получают это жизненно важное средство весьма нерегулярно. Даже если ученым удается выявить, какие именно дети и в каких деревнях нуждаются в пектинах, организовать систематическую доставку лекарства на места не удается. Кроме того, не хватает средств.

- Бывает, что какая-нибудь благотворительная организация здесь, на Западе вдруг решает что-нибудь сделать для детей Чернобыля. Обычно это бывает перед Рождеством. Они переводят деньги, дети в Белоруссии получают пару упаковок пектина, потом деньги кончаются, и дети снова остаются без помощи.

Контекст